Главная страница


Книги:

В.П.Осипов, Курс общего учения о душевных болезнях (1923)

Словарь
медицинских терминов

- 0 5 A H M T А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Я

XII. Чувственный тон и эмоция

Чувственный тон и эмоция. Развитие чувственных процессов; их количественные и качественные различия. Чувствования простые и сложные, низшие и высшие. Чувство эстетическое, этическое, религиозное, интеллектуальное; чувство любви. Взгляд James'a на классификацию эмоций. Настроение и его разновидности; влияние настроения на процессы душевной жизни. Аффект; страсть; деление аффектов; описание различных аффектов. Состояние дыхания и кровообращения при различных аффектах. Гипотеза James-Lange и ее значение. Связь ощущений с высшими чувствованиями. Гипотеза Meynert'a.

 

Процессы душевной жизни, протекающие в организме человека, в частности в головном мозге, как субстрате душевной деятельности, сопровождаются особой психической реакцией; эта реакция сопровождает, как простые, элементарные психические процессы, напр., ощущения, возникающие в связи с раздражением органов чувств, так и более сложные, напр., ассоциативные, волевые акты; она сопровождается или развивается и при различного рода колебаниях процессов душевной жизни; реакция возникает, как при процессах, вызванных внешними раздражителями, так и при процессах, связанных с раздражителями внутренними*); эта реакция заключается в развитии определенного нервно-психического **) или чувственного тона ***), переживаемого суб'ектом, она составляет область чувства или чувственную область, область эмоции, эмоциональную. Эмоциональные или чувственные переживания обычно сознаются, как таковые; иными словами, человек отдает себе отчет в переменах эмоциональных состояний, им переживаемых.

В основе развития чувственных процессов, как в основе развития процессов душевной жизни вообще, лежат ощущения и впечатления, возникающие при посредстве органов чувств - зрения, слуха, обоняния, вкуса и кожно-мышечного органа, устанавливающих связь человеческого организма с внешним миром, а также впечатления, возникающие со стороны внутренних органов - пищеварения, дыхания, кровообращения и др.

Булавочный укол, вызывающий болевое ощущение, сопровождается неприятным или отрицательным чувственным тоном, чувством неудовольствия; горький вкус хинина или противный запах какого-нибудь вещества также вызывает соответственную чувственную реакцию; наоборот, существует ряд ощущений, сопровождающихся развитием приятного или положи-тельного чувственного тона, обусловливающего чувство или эмоцию удовольствия. Примеров приятных и неприятных чувствований можно было бы привести очень много. Можно указать также на ряд ощущений, которые, будучи слабыми, сопровождаются чувством приятным, усиливаясь же, вызывают неприятное чувство; к числу таких ощущений относится, напр., ощущение щекотки.

Из приведенных примеров видно, что чувствования могут различаться в качественном отношении, как имеющие в основе положительный или отрицательный чувственный тон. Они различаются также и в количественном отношении, так как могут быть слабыми и сильными, кратковременными и продолжительными; бывают ощущения, не вызывающие по своей силе и качеству заметных эмоциональных колебаний- безразличные или индифферентные впечатления, напр., ощущение температуры воды, соответствующей температуре тела, и нек. др.

Чувствования бывают простыми и сложными; анализ их в этом направлении часто представляется чрезвычайно сложным и затруднительным, но на помощь ему является в каждом отдельном случае выяснение внешнего и внутреннего раздражения, или комплекса раздражителей, послужившего источником развития эмоционального состояния; напр., уже упоминавшееся выше чувство боли представляется простым по сравнению с эмоцией, вызванной рядом нахлынувших воспоминаний. Как на хороший пример сложного чувства можно указать на т. наз. общее чувство или самочувствие, которое возникает, как результат суммы впечатлений, получаемых центральной нервной системой из различных органов и отделов тела; это чувство существования с различными его колебаниями - чувство жизни, физического благосостояния или слабости, здоровья или недомогания****).

* ) Лосский, 1. с.111).

** ) Бехтерев, 1. с.102), ст. 136-140.

*** )   Wundt, l. с.3) и Wiundt219). Чувства и аффекты. Вып. V, стр. 129-136.

**** ) Wundt, 1. с.219). Эмоциональные элементы душевной, жизни. Вып. VI, стр. 351-382. Нoffding, 1. c.100), стр. 220-227.

Чувства, связанные с ощущениями, исходящими от органов обоняния, вкуса и кожных покровов, а также от внутренних органов, как желудок, сердце, кишечник, пузырь и др., служащие, главнейшим образом, поддержанию существования организма, принято рассматривать, как низшие чувства; сюда относятся, напр., такие чувства, как чувство голода, жажды, половое чувство. Низшие чувствования, происхождение которых связано с внутренними органами, называются также органическими чувствованиями. Конечно, и органы зрения и слуха служат интересам существования и питания, но будучи не так узко связаны с непосредственными интересами существова-ния и являясь источником более высоких, идейных эмоций, они составляют высшие чувства, из которых проистекают высшие чувствования или эмоции высшего порядка. Сюда относится чувство эстетическое или чувство прекрасного, чувство этическое или чувство нравственного, чувство религиозное, чувство интеллектуальное - логическое*). Чувство эстетическое питается почти исключительно зрительными и слуховыми впечатлениями (живопись, музыка), сопровождающимися развитием положительного чувственного тона; впечатление, являющееся источником отрицательного чувственного тона, не удовлетворяет требованиям эстетического чувства**).

* ) Нoffding, 1. c.100), стр. 252-262.

** ) Wundt, 1. с.219).  Чувства и аффекты. Вып. V, стр. 145-153 и 215-225.

Этическое или нравственное чувство относится к т. наз. социальным чувствованиям*); оно должно лежать в основе отношений между отдельными людьми и более или менее значительными группами людей, начиная с отношений между членами семьи и кончая отношениями между целыми государствами. В обществах людей вырабатываются комплексы правил морали, которыми руководствуются члены сообществ в своих поступках и взаимоотношениях; жизнь заставляет воспитывать людей в определенных правилах, с которыми они так сживаются, что выполнение их вызывает в них чувство удовлетворения, положительный, приятный чувственный тон, совпадающий с установившимся моральным кодексом и поддерживающий его, совпадающий с требованиями совести; нарушение установившихся правил этики, вызывая отрицательный чувственный тон, воспринимается, как реакция совести, и, будучи продолжительной, переживается в качестве угрызений совести. Уровень этики теснейшим образом связан со степенью культурности общества, в котором он вырабатывается; этика жителя Полинезии разрешает ему с'есть своего врага; до сих пор существует немало племен, свято чтущих обычай кровавой мести; отсюда, конечно, громадное расстояние до требований христианской морали, выдвинувшей идеи всепрощения и другие высокие идеалы; эти идеалы плохо осуществляются в современном обществе, но самое признание их служит мерилом его культурности; критерием оценки отношения к другому должно являться желаемое отношение к себе самому. Чувство долга занимает видное место в нравственном чувстве. Эгоизм и альтруизм находятся на противоположных полюсах современных представлений о нравственности.

Религиозное чувство связано теснейшим образом с чувством нравственным; будучи присущим всем народам, оно имеет источником своего происхождения страх и преклонение перед великими и непонятными явлениями природы, приводящими к их обожествлению на низких ступенях культуры, и занимается выяснением отношения между нравственными идеалами и реальною действительностью мира, почему Hoffding**) называет религиозное чувство космическим.

Интеллектуальное чувство***), возникающее первоначально в связи с присущим человеку стремлением к познаванию, проявляющемся в форме любопытства и любознательности, выражается в эмоции приятного, неприятного или смешанного характера, которая сопровождает интеллектуальные процессы душевной деятельности. Интеллектуальное чувство удовлетворяется при благоприятном течении умственных процессов, т. е., когда ассоциативные процессы, процессы воспоминания, сложные процессы логического мышления вообще протекают легко, гладко, беспрепятственно; в противном же случае, если мыслительная деятельность протекает шероховато, с препятствиями и тормозами - испытывается отрицательный чувственный тон, переживается неприятная эмоция неудовлетворенного интеллектуального чувства. Каждому знакомо приятное чувство, переживаемое при удачном разрешении сложной математической задачи, и противоположное чувство, развивающееся при неудачном ходе процесса решения задачи, неприятное чувство досады.

*) Ribot220). ч. II, стр. 241-265.

**) Hoffding, 1. с. 100), стр. 256.

***) Ribot, 1. с. 220). стр. 317. Wundlt, 1. с. 219). Чувства и аффекты. Вып. V. стр. 127-140.

Видное место среди смешанных чувствований, т. е., заключающих в себе черты и низших, и высших эмоций, занимает чувство любви*), в слабой степени выражающееся в чувстве симпатии, нежная эмоция (Ribot**)). Это чувство весьма сложное и разнообразное, в своих различных проявлениях, оно то приближается более к низшим, то к высшим чувствованиям. Основные примеры этого чувства, которое может вариировать весьма значительно, следующие: эгоистическая любовь, направленная на собственную личность; любовь к лицу противоположного пола, имеющая в основе половой инстинкт, т. наз. влюбленность; любовь между членами одной семьи, братьями и сестрами, братская любовь; материнская любовь - любовь матери к своему ребенку, которого она выносила и произвела на свет в страданиях, который является как бы частью ее тела; далее следует бескорыстная любовь к ближнему, являющаяся идеалом христианской любви; еще выше должна быть поставлена в смысле качества чувствования, любовь к человечеству и, наконец, любовь к идее, к науке, к отвлеченной истине; примеры такой любви представляют религиозные подвижники, реформаторы, ученые, совершившие великие открытия, как Архимед, Галилей и др.

Здесь приведены только некоторые, общепризнанные виды чувствований, наиболее резко очерченные; каждому, однако, понятно, что эмотивные состояния весьма колеблются не только в количественном, но и в качественном отношении; эти колебания весьма разнообразны и перечислять их здесь было бы бесполезно. Весьма многие психологи пытались дать научно-обоснованные, возможно полные классификации эмоций, но эти попытка нельзя признать удачными. James об'ясняет такую неудачу психологов в значительной степени тем обстоятельством, что бесчисленные оттенки эмоций незаметно переходят один в другой; хотя различие между эмоциями и устанавливается в словарях синонимов и в курсах психологии, но во многих немецких руководствах по психологии главы об эмоциях представляют просто словари синонимов, в которых эмоции исследованы, к несчастью, с чисто описательной точки зрения. "Что же касается научной психологии эмоций", говорит James, "то, должно быть, я испортил себе вкус, читая в слишком большом количестве классические произведения по этому вопросу, но только я предпочел бы читать словесные описания размеров скал в Нью-Гемпшире, чем снова перечитывать эти психологические произведения. В них нет никакого плодотворного руководящего начала, никакой основной точки зрения. Эмоции различаются и оттеняются до бесконечности, но вы не найдете в них никаких логических обобщений"***). Несмотря на только-что изложенное мнение James'a, остановиться подробнее на рассмотрении различных эмоционных состояний необходимо.

Центральный нервно-психический аппарат человека находится постоянно под влиянием и под впечатлением ряда раздражений, получаемых им извне, от органов и процессов собственного тела вообще и происходящих в центральной нервной системе в частности; все эти факторы, в значительной своей части несознаваемые, в связи с психическими переживаниями человека в данную единицу времени являются источником весьма сложного нервно-психического тона, сложного эмоционального состояния, известного под названием на -

*) Hoffding, 1. с.100), стр. 243.

**) Ribot, 1. с.220), стр. 209.

***) W. James221), стр. 307. В. Н. Осипова222), стр. 8.

строения. Чувства, лежащие в основе настроения, отличаются небольшой силой. В зависимости от силы и положительного или отрицательного качества отдельных элементов, определяющих своим преобладанием обусловливаемое ими положение, оно может быть самого разнообразного характера; нет возможности и надобности перечислять все встречающиеся его оттенки, они бесконечно разнообразны, но сколько бы их ни перечислять, они все охватываются понятиями приятного, неприятного и смешанного настроения положительного или отрицательного*).

Теоретически можно еще представить случай, когда обусловливающие настроение элементы по своей силе и качеству взаимно друг друга уничтожают, когда число и сила элементов, связанных с положительным тоном, окажутся равными числу и силе элементов, связанных с тоном отрицательным: в результате такого взаимоуничтожения должно получиться отсутствие настроения, нуль настроения, нулевая точка или состояние безразличия (Ziehen 1**), Ribоt 1***)) ; самонаблюдение показывает, однако, что такое безразличное настроение встречается при обилии и разнообразии постоянно влияющих на психику факторов настолько исключительно редко, что некоторые психологи не только не признают существования безразличного настроения, но не допускают даже теоретической его возможности.

Настроение, как видно из предшествующего, не есть величина строго постоянная - оно претерпевает более или менее заметные колебания, как в количественном, так и в качественном отношении; у одних людей колебания настроения происходят легче, у других - труднее, нервно-психический тон одних подвижнее, у других он характеризуется большим постоянством; известная степень преобладания подвижности или устойчивости настроения может служить для характеристики данного лица, но следует помнить, что устойчивость настроения представляется понятием отнюдь не абсолютным, а лишь относительным; устойчивое настроение не есть величина неизменяемая, а представляется величиной слабо или медленно изменяющейся.

Качество настроения отражается весьма существенно на процессах душевной жизни: каждый знает, что одни и те же события представляются нам очень различными, в зависимости от переживаемого настроения, напр., в веселом и бодром настроении человек легче относится к жизненным невзгодам, чем в настроении подавленном, физическая и умственная работа также протекает лучше и легче в хорошем и бодром настроении. В настоящее время получены данныя, устанавливающие влияние настроения, как на простые, так и на сложные психические процессы, а именно, на скорость зрительных впечатлений и на характер и быстроту ассоциаций. Экспериментальное изучение вопроса (Осипова 222), Кармазина и Сухова323)) показывает, что наиболее благоприятным для умственных процессов представляется спокойно-веселое, приятное настроение; неприятное грустное настроение приводит к замедленному течению психических процессов; замедление наблюдается также в случаях ярко выраженного веселого настроения, при чем это замедление обусловливается не медленностью течения умственного процесса, а отвлекаемостью внимания; неспокойное настроение, волнение, также отражается на

*) Hoffding, 1. с.100), стр. 227.   Wundt, 1. c.219), Чувства и аффекты, вып. V, стр. 247.   Lipps, 1. с.199), стр. 216.   Осипова   1. с.222), стр 8

1**) .Ziehen, 1. с.115), стр. 162-163.

1*** ) Ribоt, 1. с. 220), стр. 78.

психических процессах их замедлением. Русская пословица "утро вечера мудренее" доказывает тонкую народную наблюдательность.

Интенсивность чувствований, лежащих в основе настроения, равно как и колебания их отличаются сравнительно небольшой величиной; вообще же эмоциональные состояния и колебания их могут быть чрезвычайно сильными. Такие сильные эмоции носят название душевных волнений, порывов, аффектов, аффекты - сильные чувства. Wundt *) определяет аффекты, как формы течения чувств, связанные с изменениями течения и сочетания представлений, обусловленными сильными чувствами.

Чувство большей или меньшей силы, укоренившееся благодаря привычке, как бы принявшее хроническое течение, есть страсть. Страсть может начинаться аффектом, усиливается и питается повторяющимися аффектами**). Чувства мести, ненависти относятся к страстям. Страсти связаны с сильно выраженным волевым элементом.

До настоящего времени сохранилось предложенное Кant'oм деление аффектов на стенические и астенические или возбуждающие и угнетающие; однако, не все аффекты во всем своем течении могут быть отнесены к одной из этих групп, так как существуют аффекты, носящие черты и угнетения, и возбуждения: такие аффекты должны быть рассматриваемы, как смешанные. Стенические аффекты представляются эмоциями преимущественно приятного характера, астенические - неприятного. Примером стенического аффекта может служить радость, астенического - печаль, тоска, испуг, смешанного - гнев.

Аффективные состояния в целом далеко не исчерпываются связанными с ними суб'ективными переживаниями - они сопровождаются целым рядом явлений со стороны сосудистой системы, мышц произвольного и непроизвольного движения, секреторных органов, что доказывается уже одним внимательным наблюдением и изучением этих состояний.

Аффект тоски, представляющий усиление аффекта печали, выражается прежде всего угнетением произвольных движений; человек в тоске сидит неподвижно на месте, опустив голову, согнув спину, сгорбившись; идет медленно, с трудом, иногда с частыми остановками, говорит мало, беззвучным слабым голосом; не обращает внимания на происходящее вокруг него, не замечает находящихся возле него лиц, не отвечает на вопросы, требуя повторения их по несколько раз; лицо малоподвижно, на лбу поперечная складка, внутренние концы бровей приподняты, взгляд тусклый, углы рта опущены, при сильной тоске, вследствие расслабления челюстных мышц, рот приоткрыт; дыхание поверхностное; на глазах слезы, а при сильной тоске их часто не бывает; наблюдаются плач и рыдания, которыми может прерываться малоподвижное состояние; дыхание поверхностное, прерывается вздохами; лицо бледное, конечности холодные на ощупь. Состояние сильной печали и тоски может сменяться приступами отчаяния, при которых неподвижное состояние нарушается, наступает усиленная подвижность своеобразного характера - человек ломает себе руки, бегает по комнате, не будучи в состоянии сидеть на месте, рыдает, ударяет себя в грудь, рвет на себе волосы. Затем, снова наступает малоподвижное состояние.

*) Wundt, 1. с. 219).  Чувства и аффекты,   стр. 246.

**) Нoffding , 1. c. 100), стр. 276.

Аффект сильного удовольствия, радости, противоположен аффекту тоски и выражается иначе: здесь наблюдается усиленная подвижность, говорливость, восклицания; дети от радости прыгают, кричат, хлопают в ладоши; складки и морщины на лице разглаживаются, лицо может краснеть, глазные щели и ноздри расширяются, глаза блестят, углы рта оттягиваются в стороны, человек смеется, улыбается. Вид радостного человека, бодрый; дыхание свободно; движения легки и уверенны.

Ярость, гнев, негодование представляются различными степенями одного и того же аффективного состояния. Кровь приливает к лицу, лицо краснеет, вены на лбу и шее набухают, иногда лицо даже приобретает багровый цвет, глазные щели и ноздри расширяются, глаза блестят, в некоторых случаях краснеют, лоб наморщивается, брови сближаются, грудь тяжело поднимается, дыхание прерывистое, общее напряжение мускулатуры, челюсти сжимаются, иногда оскаливаются зубы, руки сжимаются в кулаки, члены дрожат, голос дрожит, речь неплавная, нередко бессвязная, вылетают отдельные слова и фразы; менее воздержанные люди бросают или ломают попадающиеся под руку предметы, жестикулируют, угрожая об'екту гнева, ударяют и даже бьют его. Слабые степени описываемого аффекта сопровождаются и более слабыми его проявлениями.

Недовольство, презрение, отвращение, выражаясь, главным образом, в мимике лица и приподнятом положении головы, близко соответствуют позе высокомерия и надменности, сопровождаются часто соответствующими жестами презрения; отвращение, имеющее в основе своей вкусовые ощущения, сохраняет аналогичную гримасу и при источниках нравственного характера, сопровождаясь в отдельных случаях тошнотными и даже рвотными движениями.

Аффект удивления и изумления характеризуется общей приостановкой движений, широким раскрытием глазных щелей и в некоторых случаях даже открытием рта; те же мимические движения, но в более резкой степени наблюдаются при страхе и особенно при ужасе, овладевающем человеком; брови при этом поднимаются кверху, неподвижность сопровождается задержкой дыхания. Развивается усиленное сердцебиение; бледность кожных покровов, которые могут в то же время покрываться потом; волосы поднимаются дыбом (действие сократившихся т. т. erectores), дыхание вслед за остановкой учащается, мышцы дрожат, во рту пересыхает, голос становится прерывистым, сиплым, даже пропадает; глаза направлены неподвижно на предмет, вызвавший страх, зрачки расширяются; раздается пронзительный крик. Аффект ужаса может сопровождаться расслаблением сфинктеров мочевого пузыря и прямой кишки, что приводит к непроизвольному мочеиспусканию и испражнению; это явление наблюдается, как у человека, так и у животных. Неподвижное положение, вызванное ужасом, может привести к общему расслаблению поперечно-полосатой мускулатуры, и человек остается на месте, в других же случаях состояние неподвижности сменяется неудержимым бегством в т. наз. паническом ужасе. Выражения "оцепенеть" или "остолбенеть" от страха хорошо характеризуют положение подвергнувшегося этому аффекту. Превращение жены Лота в соляной столб от ужаса следует понимать в таком метафорическом смысле. Психическая деятельность тоже тормозится до полной остановки течения ассоциативных процессов, все ее содержание заполняется переживаемой эмоцией; выражения "мысль цепенеет" или "стынет" от ужаса совершенно точно передают это состояние. Внимание ослабляется, становится неустойчивым, процессы запоминания представляются резко угнетенными. Защитные движения верхних конечностей, как бы отталкивающих от себя предмет ужаса, дополняют описанную картину*).

Аффекты стыда и смущения выражаются прежде всего расширением сосудов лица, вызывающим более или менее резкое покраснение кожных покровов: на лице при этом могут выступать капли пота, равно как и конечности, особенно ладони рук, могут становиться влажными; краснеют уши, глаза, а в некоторых случаях ощущение жара испытывается и в коже туловища и конечностей. Смущенный, сконфуженный человек опускает глаза, иногда у него наблюдается учащенное мигание, он нередко отворачивается, глаза становятся влажными, даже появляются слезы. Речь смущенного несвязна, отрывочна, замечания его, которыми он хочет замаскировать свое смущение, большею частью совершенно неуместны, и нередко, сознавая это, он смущается еще сильнее. Жесты несогласованы, неуместны, излишни, неловки. Так, непривыкший к обществу человек, чувствуя себя очень несвободно, не знает, как сесть, куда деть свои руки, потирает их без всякой надобности, принимает неестественную позу, краснеет и в некоторых случаях пытается прикрыть свое смущение излишней развязностью. Смущенному кажется, что он является центром внимания окружающих, и это обстоятельство ухудшает его самочувствие 225).

Мимические движения и жесты, сопровождающие различные аффективные состояния и являющиеся их выражением, носят название выразительных движений.

Можно было бы перечислить и описать еще не мало аффектов с их разнообразными оттенками, но это заняло бы слишком много места, не принеся в то же время существенной пользы нашему изложению, так как здесь приведены наиболее часто встречающиеся аффекты в их главных чертах.

Состояние дыхания и сосудов при различных аффектах различно не настолько, однако же, характерно определяется при помощи существующей методики исследования, чтобы по соответствующим кривым дыхания и пульса можно было во всех случаях определить характер источника их происхождения; преимущественно различаются кривыя противоположных, стенических и астенических состояний. Стенический тип выражается повышенным об'емом сосудов, высокими пульсовыми волнами, сильными, ускоренными и частью неправильными дыхательными движениями; при аффекте удовольствия - пульсовые волны и самая кривая чертится выше, чем при аффекте неудовольствия, при котором кривая понижается. Нарушение, дыхания и пульса при испуге заметно на рис. 7**).

Wundt ***) находит, что плетисмографические и дыхательные кривыя аффектов представляют совершенно те же изменения, которые свойственны кривым, получающимся при обычных эмоциональных колебаниях. Он приводит ряд соответствующих кривых, из которых видно, что дыхательные и пульсовые кривыя, полученные при чувствованиях приятных, отличаются от полученных при противоположных состояниях: в первом случае самая кривая пульса и отдельные волны ее выше и отчетливее, при неприятных же чувство-

*) Из новейших работ об аффекте испуга можно указать на экспериментальное исследование Срезневского 224).

**) Wundt, 1. с. 219).   Чувства и аффекты.   Вып. V, стр. 264-272.

***) Wundt, 1. с. 219).   Чувства и аффекты.   Вып. V, стр. 265.

ваниях кривая понижается, понижаются и отдельные волны; вторичные колебания выражены также менее рельефно. Справедливость требует, однако, заметить, что изменения кривых, отчетливо выступающие при сменах чувствований и настроений, далеко не столь характерно выражены при длительных состояниях; поэтому попытки установить распознавание чувственного тона по пульсовой кривой обычно оканчиваются неудачей, особенно, если дело идет о кривой, принадлежащей неизвестному лицу.

Из приведенного описания аффективных состояний, равно как и из об'ективно отмеченных при различных аффектах изменений кровообращения и дыхания вытекает с несомненностью, что при аффектах наблюдается изменение иннервации мышц произвольного движения, поперечно-полосатых мышц и мышц непроизвольного движения, гладких, заложенных во внутренних органах и в сосудистых стенках; несомненно и изменение просвета сосудов в сто-

 

Рис. 7.   Кривая дыхания и пульса во время испуга, по Lehmann'y.  D - Кривая дыхания.  П - кривая пульса,    а - момент испуга.

 

рону расширения или в сторону сужения. Эти признаки, связанные теснейшим образом с аффективными состояниями, были хорошо подмечены и оценены приблизительно одновременно знаменитым американским психологом Jаmes'ом и проф. Langе в Kopenhagen'e; будучи положены в основу классификации и учения о происхождении аффектов, они послужили к созданию теории аффектов, которую правильно называть теорией James-Lange, связывая ее с именем обоих психологов, хотя более подробная и обстоятельная разработка ее принадлежит Lange.

James полагает, что распространенное представление о происхождении и порядке развития аффектов неправильно: принято думать, что впечатление, полученное от определенного об'екта, вызывает аффект, который в свою очередь имеет своим последствием тот или иной комплекс физических, телесных проявлений. James полагает, что явления развиваются иначе; телесное изменение следует непосредственно за восприятием вызвавшего его факта, и сознавание этого изменения в то время, как оно совершается, и есть эмоция; иными словами: прежде всего происходит впечатление, обусловленное тем или иным раздражителем, которое и вызывает комплекс физических проявлений, развитие которого и сопровождается или имеет своим последствием аффективное состояние. Принято передавать события в таком порядке: мы огорчены и плачем, мы испугались и бежали, мы рассержены и наносим удар; James располагает события в обратном порядке, в иной причинной связи: мы опечалены, потому что плачем, рассержены, потому что бьем другого, боимся, потому что дрожим и т. д. Доказательства справедливости своей гипотезы James видит в следующем: если бы телесные проявления не следовали немедленно за восприятием, оно оставалось бы чисто познавательным актом, не сопровождаясь чувственными переживаниями: далее, физический комплекс предшествует развитию эмоции, что видно из повседневного наблюдения, напр., читая драму, мы замечаем, что по нашему телу неожиданно пробегает дрожь и из глаз льются слезы; если во время прогулки по лесу мы замечаем что-то темное, движущееся, - сердце замирает, дыхание задерживается, хотя сознание опасности еще отсутствует; самое же существенное доказательство дает патология душевной жизни, а именно, те случаи душевных заболеваний, когда при отсутствии внешнего повода для развития эмоционального состояния тяжелый аффект тоски или страха развивается в прямой причинной зависимости от болезненного физического комплекса, напр., при т. наз. меланхолических состояниях. Развитие эмоции сопровождается ощущением физических перемен, происходящих в нашем теле. Наконец, говорит James, если представить себе какую-нибудь сильную эмоцию и попытаться мысленно вычитать из этого состояния нашего сознания одно за другим все ощущения связанных с ним телесных симптомов, то в конце концов от данной эмоции не останется ничего, кроме холодного, безразличного состояния чисто интеллектуального восприятия. Если устранить из сознания ощущения, связанные со смехом, то от эмоции смешного ничего не останется. Если из эмоции страха устранить ощущения, связанные с усиленным сердцебиением, коротким дыханием, дрожанием, расслаблением членов и др., то и самая эмоция страха исчезнет. Раз, таким образом, развитие эмоции об'ясняется, как следствие более или менее сложного рефлекторного акта, становится вполне понятным и громадное разнообразие эмоций, связанных с чрезвычайно разнообразными рефлекторными актами.

James подтверждает справедливость своей гипотезы еще тем соображением, что, вызывая при спокойном настроении внешние проявления той или другой эмоции, можно вызвать и пережить и самую эмоцию; так, бегство усиливает чувство страха, рыдание усиливает чувство горя; стоит дать долю внешним проявлениям гнева, и гнев усиливается, но стоит в самом начале вспышки гнева сосчитать до десяти - и гнев исчезнет*).

Lange весьма близок James'y в своих рассуждениях; он также начинает изложение своей гипотезы с заявления, что на выразительные движения и вообще телесные явления при эмоциях, главным образом, обращалось внимание, как на нечто второстепенное, как на следствие аффективных состояний. На этих-то физических явлениях при аффектах Lange и сосредоточивает внимание, подробно описывая их при ряде аффектов, как печаль, тоска, радость, испуг, гнев, неистовство, смущение, напряжение или нетерпение, разочарование. Анализируя физические явления при указанных аффектах, Lange разделяет их на две группы: в одной из них, к которой принадле-

*) James, 1. с. 221), стр. 308-322.

жат разочарование, печаль, испуг и смущение, наблюдается ослабление произвольной иннервации мышц, а в другой группе, к которой относятся нетерпение, радость, гнев, наблюдается обратное явление в форме усиления произвольной иннервации. При печали и испуге отмечено развитие сужения сосудов, а при радости и гневе расширение; при смущении и гневе расстройство координации; при нетерпении и испуге - спазм органических мышц (Ганимед в когтях орла на картине Рембрандта). Таким образом, Lange дает ряд комбинаций телесных явлений при ряде аффектов, лучше всего воспринимаемых в следующей схеме:

 

Lange полагает, что эмоциональные явления обусловливаются характеризованными им расстройствами сосудистой иннервации, которые и представляют единственный первичный симптом эмоций; эти сосудистые изменения не ограничиваются периферическими, кожными сосудами, но распространяются и на сосуды органов тела; в частности, изменение кровенаполнения сосудов мозга подтверждено рядом авторов (Mosso191) и др.); изменение функции сосудодвигательного аппарата при различных аффектах различно. В каждом аффекте имеется два фактора: чувственное впечатление и сосудодвигательные изменения с другими физическими изменениями; "при всяком душевном движении наблюдается совершенно ясное ощущение особого изменения в душе, совершенно независящего от всего телесного" - так думает большинство, но если, напр., у испуганного отнять телесные признаки испуга, а именно, заставить биться спокойно его пульс, сделать окраску нормальной, движения быстрыми и твердыми, речь энергичной, мысли ясными - что же останется, от его страха? Вся диэтетика, весь образ нашей жизни сложился с целью благоприятствовать стеническим аффектам, смягчая астенические, угнетающие; "вино веселит сердце человека", покоряя тоску и страх; аналогичное влияние, в смысле вызывания аффектов, присуще и другим химическим и фармацевтическим препаратам: так, гашиш вызывает радостное настроение до взрывов разнузданной веселости, рвотный корень вызывает состояние угнетения, сходное со страхом и тоскою и т. д., струя холодной воды подавляет гнев - все эти об'екты действуют на тело, а не на душу об'екта. Общая терминология для душевной и телесной боли, содрогания, также устанавливает связь между аффектами и их физическими причинами. Наконец, развитие аффектов при патологических условиях, без внешнего повода, зависящее нередко от нарушения обмена веществ, неправильностей пищеварения, внезапного прилива к мозгу, и прекращающееся под влиянием рациональной терапии, разве не опровергает справедливости вышеприведенного мнения большинства? Эмоция, вызванная внезапным сильным треском, не связанная при своем возникновении с представлением опасности, разве не есть настоящая эмоция испуга?

Влияние причин, вызывающих аффекты, сводится к их влиянию на сосудо-двигательный центр.

Аффекты и эмоции часто развиваются не под влиянием непосредственного чувственного впечатления, а более сложным психическим путем, напр., в связи с воспоминанием; тем не менее первоначальный источник изменения настроения или развития аффективного состояния лежит и в этих случаях в раньше бывшем раздражении органов чувств. Ребенок кричит при виде ложки, с которой ему давали противное на вкус лекарство - отчего он кричит? Каждый раз, когда ребенку давали лекарство, он испытывал противный вкус одновременно с зрительным впечатлением от ложки; вкусовое впечатление каждый раз передавалось сосудодвигательному центру, а так как оно возникло вместе с зрительным образом ложки, то и зрительный центр, в котором запечатлелся образ ложки, в свою очередь, получил влияние на сосудодвигательный центр и обнаруживает это влияние при возобновлении впечатления от ложки, хотя бы даже это впечатление освежалось воспоминанием, а не реальным образом ложки. Таким же, но еще более усложненным путем об'ясняется, почему человек дрожит при угрозе заряженным револьвером, хотя заряженный револьвер по своему внешнему виду совершенно не отличается от незаряженного. Разнообразие видов и оттенков эмоций и аффектов и их суб'ектииных различий обусловливается количественным и качественным разнообразием сосудистых реакций и их индивидуальным характером у различных людей. Это разнообразие и должно привлекать внимание исследователей.

Чем культурнее человек, чем выше культура нации, тем сложнее условия развития эмоциональных состояний и наоробот - чем ниже по степени культуры, как индивидуумы, так и целые народы, тем они более подвластны аффектам226).

Гипотеза James'a и гипотеза Lange приведены обе подробно с намерением показать их общность, местами даже в мелочных подробностях; обе гипотезы представляют в сущности развитие одних и тех же мыслей и поэтому вполне справедливо об'единяются названием гипотезы James-La nge.

Посмотрим теперь, насколько изложенная гипотеза приемлема, насколько она находится в соответствии с современными научными воззрениями.

Гипотеза James-Lange принимается далеко не всеми психологами; главное возражение против нее заключается в том, что аффект признается первичным моментом, а сосудистые и другие изменения, его сопровождающие, вторичными. Это возражение вряд ли можно считать достаточно обоснованным: повидимому, оно в значительной степени проистекает из недоразумения, так как, говоря об аффективных состояниях, обычно подразумевают аффекты весьма сложного происхождения; если же взять эмоции, обусловленные простыми факторами, влияющими непосредственно на органы чувств, как, напр., отрицательный нервно-психический тон, вызванный болевым раздражением, то об'яснить его развитие при помощи рассматриваемой гипотезы уже значительно легче. Комплексы физических реакций усложняются и развиваются путем жизненного опыта, и ряд впечатлений, сопровождаясь различного рода возникающими ассоциациями, имеет своим последствием разнообразные сосудистые и другие физические реакции; развитие и закрепление вырабатываемых условных рефлексов, конечно, должно иметь в этом процессе весьма существенное значение. Пример ребенка, плачущего при виде ложки, из которой ему давали горькое лекарство, как раз об'ясняется с точки зрения условных рефлексов. Аффект испуга при виде медведя на свободе и отсутствие испуга при виде медведя в клетке зоологического сада с точки зрения гипотезы об'ясняется тем, что представление медведя в сочетании с представлением о надежной защите в виде клетки не вызывает физической реакции, развивающейся без этого сочетания.

В самом начале психологического введения было выставлено положение, что психические процессы имеют физический субстрат; поэтому попытку James-Lange установить этот субстрат для эмоции можно только приветствовать. Конечно, эта попытка весьма несовершенна, но авторы встали на правильный путь для разрешения вопроса.

Существенное возражение Lange делает Storring, и с справедливостью этого возражения нельзя не согласиться. На основании приводимых Lange соображений вполне логично заключить, что причиною аффектов являются телесные изменения, но неправильно было заключить, что аффекты всецело сводятся к ощущению этих, изменений. По Storring'y *) отличительный характер аффектов определяется психическими последствиями телесных изменений, т. е., ощущениями и чувствованиями, вызванными органическими изменениями.

Аффект есть суб'ективное последствие сочетательно-сосудистой и сочетательно-мышечной реакции на внешние или внутренние раздражители

Это исправление Storring'a только улучшает гипотезу James-Lange. Горячим защитником гипотезы является также Ribot**), который старается вывести из нее эмоции, развитие которых связано с высшими чувствованиями. В самом деле, когда глаз наш плавно скользит, прослеживая очертания, напр., архитектурного произведения, части которого взаимно пропорциональны и расположены симметрично, движения глаза легки, приятны, эстетическое, чувство удовлетворяется; если же плавное движение глаза нарушается резко, благодаря встретившемуся на его пути крупному, неправильному, ассиметричному выступу, развивается ощущение неловкости движения, нарушающее приятное впечатление от предмета, - эстетическое чувство оскорбляется. То же самое получается при взгляде на картину с неудачным сочетанием красок. Фальшивая нота скрипки, режущая наше ухо, нарушая колебания кортиева органа, вызывает ощущение, близкое к болевому и, конечно, нарушает приятное настроение, создавшееся предшествующей игрой. Другие высшие чувствования также развиваются из простейших элементов***).

Стремление дать развитию эмоций физиологическое основание появилось значительно раньше James и Lange; одна из гипотез в этом направлении, признаваемая весьма удачной, принадлежит Меуnert'y ****)

По этой гипотезе функциональная артериальная гиперемия, доставляющая усиленный приток кислорода корковым клеткам и поднимающая их питание, влечет за собой апноэтическое состояние корковых клеток, суб'ективно выражающееся чувством счастья; понижение питания клеток, наступающее, как результат уменьшения притока кислорода при сужении артерий, вызывает диспноэтическое состояние клеток, воспринимаемое суб'ективно, как недостаток радостного чувства, как пониженное настроение.

*) Storring, 1. с. 109), стр. 13-17.

**) Ribot, 1. с. 220), стр. 90-108.

***) Wundt, 1. с. 219). Чувства и аффекты. Вып. V, стр. 225.

****) Meynert, 1. с. 189), стр. 5-7.

Таким образом, в основе стенических аффектов, по Meynert'y, лежит артериальная гиперемия корковых областей, а в основе астенических аффектов - анемия.

Справедливость гипотезы Меуnert'a доказать трудно, но еще труднее ее опровергнуть; как гипотеза осторожная, дающая лишь направление дальнейшим исследованиям, она может быть признана удачной, на что указывают некоторые авторы*). К недостаткам же всех приведенных гипотез следует отнести одно важное упущение, которое, впрочем, нельзя поставить в вину авторам, так как работы в этом направлении появились позднее: это отсутствие каких бы то ни было указаний на роль продуктов внутренней секреции, которые имеют немаловажное значение для психической деятельности вообще, а, в частности, в возникновении и развитии эмоций.

Следующий шаг в этом направлении сделал Cannon226a). Посредством экспериментальных исследований на животных ему удалось установить известную связь между аффективными состояниями и усилением деятельности органов внутренней секреции. Эта связь устанавливается посредством автономной, симпатической нервной системы. При аффективных состояниях в крови появляется увеличенное количество адреналина и сахара. Аффекты, являясь последствием высокой степени возбуждения центральной нервной системы, связаны с нарушением правильной симпатической иннервации и расстройством равновесия внутренних органов до функции слезных желез включительно. По мнению Cannon'а, нарушения функции внутренних органов лишь содействуют развитию эмоционального комплекса. Сrile226), также исследовавший некоторые аффекты у животных (кролики, собаки), пришел к заключению, что те процессы, которые развиваются в организме в аффективных состояниях, особенно при аффекте страха, гнева, могут найти разрешение в движении, к которому они и подготовляют организм, стимулируя его локомоторную систему; находящийся в аффекте организм он сравнивает с автомобилем на холостом ходу - бензин потребляется, машина работает, дрожит, но не двигается, между тем, достаточно одного поворота рычага, чтобы привести машину в движение, перевести потенциальную энергию в кинетическую. Заслуживает внимания, что Сrile'ю удалось отметить в центральной нервной системе (в полушариях головного мозга, в мозжечке, в продолговатом и спинном мозгу) кроликов, у которых вызывалось бегство под влиянием испуга, некоторые анатомические изменения, выражавшиеся, главным образом, в количественном распределении хроматофильного вещества в ганглиозных клетках.

*) Корсаков227), т. I, стр. 73-75. 126

 

 

XI. Память
XIII. Воля и волевые акты



Современная медицина:

Оглавление:

Обложка



Поиск по сайту:



Скачать медицинские книги
в формате DJVU

Цитата:

Ядро Даркшевича лежит на уровне задней спайки мозга у места перехода сильвиева водопровода в третий желудочек. Оно расположено в сером веществе и окружено восходящими волокнами задней спайки мозга, начало которых и следует, по мнению изучавших его авторов, отнести к данному ядру. Большое количество миэлиновых волокон, обнаруживаемых в области расположения ядра Даркшевича, обычно весьма незначительно по своему калибру.

Медликбез:

Народная медицина: чем лучше традиционной?
—•—
Как быстро справиться с простудой
—•—
Как вылечить почки народными средствами
—•—


Врач - философ; ведь нет большой разницы между мудростью и медициной.
Гиппократ


Медицинская классика