Главная страница


Книги:

В.П.Осипов, Курс общего учения о душевных болезнях (1923)

Словарь
медицинских терминов

- 0 5 A H M T А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Я

XVI. Методика психологического исследования личности

Методика психологического исследования личности. Значение экспериментального исследования. Необходимые руководства по экспериментальному исследованию. Условия производства исследования: обстановка, место, требования, пред'являемые исследуемому, исследователю и самому исследованию. Исследование простых восприятий со стороны органов зрения, слуха, обоняния, вкуса, кожной поверхности, мышечного аппарата. Затруднительность строго обособленного исследования душевных процессов. Исследование памяти в различных направлениях. Исследование ассоциативной деятельности; сообразительности; воображения. Исследование эмоциональных процессов. Исследование внимания в различных направлениях; выбор; раздвоение внимания; об'ем. Исследование наблюдательности. Исследование двигательных проявлений. Программа исследования личности, составленная А. Ф. Лазурским.

Методика психологического исследования личности отличается сложностью и не может быть представлена полностью в кратком изложении; она далеко не ограничивается изучением данного лица посредством бесед с ним, ведущихся по определенной программе, изучением поступков данного лица и поведения его при различных условиях жизненной обстановки; все это очень важно, ценно и существенно необходимо; однако, при современном развитии психологии совершенно немыслимо обойтись без опытного, экспериментального исследования.

Основная идея такого исследования заключается в систематическом предложении испытуемому лицу ряда более или менее сложных задач, направленных на выяснение различных сторон его душевной деятельности; по успешности выполнения заданного и получается возможность судить о состоянии душевного развития исследуемого лица. Выгода опытного изучения, помимо характера наглядности и об'ективности достигаемых результатов, заключается еще в том, что, предлагая различным лицам аналогичные задачи и применяя для исследования их аналогичные приемы, мы тем самым приобретаем возможность сравнения получаемых результатов, установления определенных норм, приобретаем основание для суждения о том, что находится в пределах нормы и что должно быть вынесено за эти пределы и рассматриваться, как явление болезненное, психопатологическое.

Пока останавливаемся на исследовании здоровой душевной деятельности; хотя методика его имеет очень много общего с исследованием психопатологическим и в значительной степени совпадает с приемами последнего, тем не менее это справедливо лишь частично; исследование психопатологическое связано с целым рядом таких особенностей и направлено на изучение таких болезненных проявлений душевной жизни, что говорить о нем возможно лишь после ознакомления с этими проявлениями.

Для подробного изучения техники и методики психологического исследования существует ряд специальных сочинений и соответствующих руководств; из них можно указать на сочинения Лазурского 238), Toulouse, Vaschide et Pieron 244), кружка сотрудников психологической лаборатории при педагогическом музее военно-учебных заведений (составлено Румянцевым 245)), Россолимо 239) 246-247), Рыбакова248) (атлас для экспериментально-психологического исследования личности), Schulze 249) и Whipple 250). В сочинении Лазурского содержится подробная и всесторонняя программа исследования личности.

Экспериментальные исследования нельзя производить, как придется и где придется; ценность их связана с выполнением определенных условий, пред'являемых к обстановке, в которой происходит исследование, к исследуемому лицу и к самому исследователю.

Лучше всего производить исследование в специально отведенной для этой цели комнате при психологической лаборатории; комната должна быть равномерно и неярко освещена, не должна быть оклеена яркими обоями раздражающего цвета, в ней может находиться лишь необходимая простая мебель и приборы, служащие целям исследования; в комнату не должны проникать посторонние шумы, так как, развлекая внимание, они препятствуют правильному ходу опыта; поэтому следует избегать помещений, выходящих на шумные улицы, солнечного освещения, бьющего в глаза исследуемому; температура комнаты должна быть нормальной — 14—15° R. Лучше всего для исследований, не требующих какой-либо специальной обстановки и приспособлений, пользоваться одним и тем же помещением, так как этим сообщается исследованию весьма важное постоянство условий, в которых оно производится. Производство опытов в привычной обстановке помещений исследуемых лиц не рекомендуется потому, что эта обстановка подвержена различным не предвиденным случайностям и у разных лиц весьма различна; этим нарушается постоянство условий опыта, отсутствие которого может отразиться нежелательным образом и на исследователе, а особенно на ценности сравнения результатов, полученных при исследовании различных лиц.

Исследуемое лицо должно быть прежде всего здоровым; нельзя, напр., признать нормальными результаты исследования, произведенного над лицом, страдающим головной или зубной болью или лихорадящим; исследуемый должен находиться в своем обычном, ровном настроении, так как изменения настроения отражаются на течении психических процессов; он не должен быть утомлен предшествующей бессонной ночью, физическим или умственным трудом; он не должен быть голодным, равно как не следует подвергать его опыту тотчас после сытного обеда. Исследуемый должен привыкнуть к обстановке опыта, т. е., к помещению, к находящимся перед ним приборам, к исследователю; он должен быть подготовлен к исследованию посредством предварительных об'яснений и вполне ясно понимать, что именно от него требуется; для этой цели обычно ставятся подготовительные опыты, результаты которых не входят в общую оценку. Внимание исследуемого должен быть сосредоточено на опыте.

Исследователь должен быть хорошо подготовлен к исследованию, в совершенстве владея методом, им применяемым; он должен внимательно относиться к делу, спокойно, уверенно и без суетливости; отсутствие этих качеств обесценивает результаты исследования; если исследователь чем-либо расстроен и не может вполне владеть собой, он поступит совершенно правильно, отложив исследование до более благоприятного времени. Обстановка опыта должна быть хорошо подготовлена заблаговременно, что исключает неудачу и шероховатое течение опыта; организация обстановки в присутствии исследуемого развлекает его внимание. Исследователь должен хорошо и понятно об'яснить исследуемому, что от него требуется, и убедиться, что его об'яснение действительно понято последним. Начало опыта обозначается определенным сигналом, напр., словом “начинаю” или другим. Исследователь должен внимательно следить, насколько сосредоточенно работает исследуемое лицо, не утомляется ли оно продолжительностью исследования, и в последнем случае давать ему отдых.

Самое исследование должно отличаться планомерностью, отправляясь от более простых методов к сложным; оно должно быть направлено, насколько это доступно в настоящее время, на изучение всех сторон душевной деятельности. Продолжительность исследования не должна превышать ½—1 часа, смотря по утомляемости исследуемого, с небольшими перерывами для отдыха. Повторение аналогичных опытов увеличивает ценность получаемых результатов. Нельзя думать, что за один прием можно произвести всестороннее психологическое исследование данного лица — для этого потребуется много дней и даже недель. Методика исследования, будучи в общем постоянной, должна варьироваться применительно к индивидуальным различиям, представляемым исследуемыми лицами, напр., в отношении их возраста, профессии: нельзя давать ребенку задач, предлагаемых взрослому и легко им выполняемых; неудивительно, если опытный счетовод обнаружит блестящие результаты при заданиях из привычной ему области цифровых операций, или если художник обнаружит способность тонкого различения и запоминания цветов и их оттенков; несомненно, что соответствующие их способности должны быть проверены и в других направлениях с применением различных способов исследования.

Для исследования восприятия простых ощущений со стороны органов чувств существует много приборов и приемов более или менее сложных, большинство которых хорошо известно из практики клиники нервных болезней; это дает возможность не останавливаться подробно на их описании, делая исключение лишь для некоторых.

Острота зрения и состояние рефракции, конечно, определяется при помощи таблиц и шрифтов, общепринятых в офталмологии. Для определения восприятия световых и цветовых ощущений можно с успехом пользоваться сериями цветных кружков различных оттенков, предлагаемых для определения, сравнения и узнавания; такие серии даны в I и II таблицах атласа Рыбакова248); той же цели служат наборы небольших мотков цветной шерсти различных оттенков; мотки каждого цвета и оттенка приготовляются в двойном количестве, что позволяет сравнивать и подбирать тождественные пары мотков.

Для исследования слуховых восприятий пользуются шопотом, тиканьем карманных часов, аппаратом Politzer'a; для определения восприятия высоты тонов существуют наборы камертонов, напр., Bezold'a и Edelmann'a. Можно рекомендовать недавно предложенный аппарат д-ра И. Н. Спиртова251), подробное описание которого помещено в “Вестнике Психологии” за 1914 г.; при помощи этого аппарата можно легко и удобно изменять в достаточных для исследования пределах силу, частоту и тембр получаемых звуков; заменяя пластинку, удар по которой молоточком дает звук, камертонами, получаем возможность исследовать восприятие тонов. Аппарат позволяет также измерять скорость восприятия слуховых раздражений. Хорошим, хотя и весьма дорогим аппаратом для исследования музыкальных восприятий и сложных музыкальных впечатлений представляется орган.

Для установления обонятельной восприимчивости пользуются водными растворами пахучих веществ в различной степени разведения; не следует предлагать вещества, вызывающие раздражение не только окончаний обонятельного, но и тройничного нерва, как, напр., растворы аммиака; подходящими веществами являются лавро-вишневые, мятные, камфорные и др. растворы. Toulouse*) советует пользоваться набором водных растворов камфоры в небольших стеклянных пробирках, расположенных в общем штативе шестью рядами по девяти в каждом; крепость растворов 1-го ряда — 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9: 100 000 000 частей воды, 2-го — 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9: 10 000 000 и т. д. до 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9: 1 000; кроме того, на случай аносмии имеется еще раствор 1:100 и 1:10 и кусочек камфоры в сухом виде. Количество каждого раствора — 15 куб. снтм., и нюхать его предлагается 5 сек. при вдыхании средней силы.

Аналогичные наборы растворов предлагает Toulouse**) для исследования вкусовых восприятий; растворы наливаются в небольшие флакончики, снабженные капельницами, служащими, для нанесения раствора на язык; растворы соленые (повареная соль), сладкие (сахар), кислые (уксусная кислота) и горькие (хинин); крепость первых двух возрастает от 1 : 10 000, а вторых — от 1 : 100 000. Нанося растворы на язык, следует помнить, что наиболее восприимчивыми представляются его боковые отделы, при чем — задние к горькому и соленому, а передние к сладкому и кислому. После каждого испытания исследуемый должен прополаскивать рот теплой дестиллированной водой (3.8° С), иначе исследование не даст сколько-нибудь точных результатов.

Для исследования восприятия различных видов кожных раздражений, болевого, тактильного, термического, волоскового252) существует много общеизвестных приемов и приборов, но далеко не все из них удовлетворяют целям тонкого, точного сравнительного изучения кожной чувствительности. Из приборов, более или менее удовлетворяющих указанным требованиям, можно отметить прибор д-ра Кульбина 253) (механоэстезиометр) для исследования чувствительности болевой и тактильной; идея этого прибора заключается в том, что игла для нанесения раздражения, заключенная в небольшом цилиндре с эбонитовым основанием, выдвигается из него при посредстве микрометрического винта на строго определенные различные величины, что дает возможность точно отмечать силу раздражения; меньшая точность достигается посредством алгезиметра Мочутковского254). Довольно точно позволяет исследовать температурные восприятия аппарат Минора255); температурные колебания двух стеклянных цилиндров этого аппарата, основания которых приводятся в соприкосновение с участками кожных покровов, достигаются быстрым и удобным наполнением полостей цилиндров водою различной температуры и смешением воды обоих цилиндров посредством втягивания ее в баллон; лучше пользоваться при точных сравнительных исследованиях двумя аппаратами Минора.

Удовлетворительных приборов для измерения волосковой чувствительности до настоящего времени не имеется, поэтому приходится пользоваться простым мягким волосом или тонкой часовой пружинкой, зажатой в лапки пинцета.

Для исследования осязательных областей пользуются известным циркулем Sievecking'a и его видоизменениями; этой же цели отчасти может служить такциометр Мочутковского 256), представляющий эбонитовый брусок с восемью поверхностями различной шероховатости.

Для стереогностических определений пользуются различными мелкими предметами, узнавать которые испытуемый должен при помощи ощупывания с завязанными глазами; лучше всего для указанной цели служат небольшие деревянные геометрические фигуры — пирамиды, шарики, кубики и т. д. Можно рекомендовать метод Крогиуса 257), заключающийся в предложении исследуемому лицу определить посредством ощупывания наложенные на лист бумаги геометрические фигуры, вырезанные из толстого бристольского картона.

Восприимчивость к давлению исследуется весьма точно при помощи весов Stratton'а, устроенных таким образом, что благодаря системе рычагов, давление костяного штифтика на кисть и пальцы верхней конечности (Крогиус***) приспособил этот аппарат и для других областей тела) можно увеличивать и уменьшать на небольшую величину совершенно незаметно для исследуемого (см. гл. XV).

Состояние мышечного чувства, по крайней мере верхних конечностей, весьма точно определяется аппаратом Жуковского230); аппарат состоит из подвешенного к вертикальному штативу желоба, в который помещается верхняя конечность исследуемого от локтя до кисти включительно; локтевой конец желоба укреплен на подвижном шарнире, а кистевой может описывать в горизонтальной плоскости дугу; кистевой конец желоба снабжен указательной стрелкой, позволяющей легко отметить размеры производимых движений по делениям металлической дуги, над которой движется периферическая часть желоба. Аппарат одинаково служит как для изучения пассивных, так и активных движений.

При посредстве значительной части указанных и частью описанных здесь методов удается определить пороги восприятий, их минимальные разницы, изучать точность и память различных восприятий. Однако, изучением таких простейших восприятий далеко не обрисовывается психологический облик исследуемого; необходимо обратиться к ряду других методов, направленных на изучение более сложных психических процессов и дающих более ценные и богатые результаты, в смысле выяснения психологического облика личности. Процессы душевной деятельности так тесно связаны между собою, что расчленить их возможно лишь до известной степени, условно; так, исследование памяти связано теснейшим образом с состоянием восприятия, успешность всех вообще отдельных исследований обусловливается состоянием сосредоточения внимания, настроения и т. д. Поэтому эксперимент, направленный на изучение состояния определенного психического процесса, в громадном большинстве случаев дает лишь преимущественное представление о состоянии этого процесса у данного лица.

Изучение памяти должно быть направлено на всестороннее выяснение процессов, входящих в содержание этого понятия, а именно: изучение запоминания, т. е., восприятия и удержания воспринятого, узнавания и воспроизведения, процессов, тесно связанных с ассоциативной деятельностью преимущественного типа памяти, локализации удержанного в памяти во времени и пространстве.

Для исследования восприятия и запоминания испытуемому лицу предлагается смотреть в течение 20—30 сек. на ряды изображенных на бумаге геометрических фигур; затем оно должно указать (узнавание) показанные ему фигуры среди изображенных в более обширных таблицах, в которых предлагавшиеся вниманию исследуемого фигуры размещены в рядах новых фигур. Для этой цели можно с удобством пользоваться таблицами III — VI из атласа Рыбакова; таблицы отличаются различной сложностью и разнообразием фигур; исследуемому предлагается запомнить девять фигур из которых каждая вписана в один из квадратиков, на которые разделен квадрат большей величины; воспринятые фигуры надо отметить среди двадцати пяти фигур, вписанных по пяти в ряд в квадраты соответствующих размеров. Исследуемому предлагаются также ряды изображений предметов и цветных фигур, которые он должен воспроизвести на память (табл. XX—XXII атласа Рыбакова). Пользуются также тахистоскопической экспозицией карточек с различно расположенными в девяти квадратиках точками, от одной до пяти (Россолимо), при чем исследуемый должен определить число точек и их расположение; при этом методе достигается точность времени, данного для восприятия. Нечаев предлагает узнать предварительно показанные рисунки среди других изображенных в серии карточек, пред'являемых исследуемому.

Выяснению точности восприятия служит только-что приведенный метод Россолимо; весьма наглядные результаты дает пользование двумя таблицами или сериями рисунков, в которых одни и те же изображения представлены несколько различно, напр., палка или зонтик с наклоном слева направо и справа налево, часы с различным положением стрелок, бутылка полная и на половину наполненная жидкостью и т. д. (табл. XIV и XV из атласа Рыбакова). Степень точности описания показанной картинки (табл. LV—LVI атласа Рыбакова).

Далее следует изучение памяти по отношению к буквам, слогам, словам, цифрам, фразам и более обширному связному изложению; одновременно изучается и тип памяти.

Исследуемому даются ряды букв, напр., три ряда по четыре буквы в каждом (табл. XVI атласа Рыбакова) и предлагается заучить буквы; при этом способ заучивания варьируется; заучивание происходит зрительным путем, кончик языка, во избежание движения, слегка зажимается между зубами; оно происходит слуховым путем — исследователь читает ряды букв исследуемому; исследуемый, прочитывая буквы глазами, в то же время производит необходимые для произнесения их движения — зрительно-двигательный путь; исследуемый читает буквы вслух — зрительно-двигательно-слуховой путь; наконец, можно осложнить опыт присоединением списывания букв, чем достигается еще закрепление впечатлений при посредстве мышечного чувства верхней конечности. Обращается внимание на время, необходимое для заучивания по каждому из указанных методов, на число необходимых для заучивания повторений, на качество заучивания (ошибки, пропуски, замена одних букв другими), локализацию букв.

Память на цифры исследуют, предлагая запоминать цифры в последовательном порядке от двузначных до десятизначных (табл. XVIII атласа Рыбакова). Конечно, в этом опыте, как и в других опытах с исследованием памяти, следует по возможности применять методы, только-что указанные по отношению к запоминанию букв.

Предлагаются ряды бессмысленных односложных и двусложных слов, как напр., в табл. XX атласа Рыбакова. Запоминание букв, цифр и бессмысленных слов направлено главным образом на изучение механической памяти, так как этими способами почти исключается участие ассоциативного процесса.

Далее следует заучивание рядов односложных, двусложных и многосложных слов (табл. XIX атласа Рыбакова).

Большого внимания заслуживают ряды слов, предложенные Нечаевым*) 258-259). Автор предлагает шесть рядов двусложных слов, по двенадцати слов в каждом ряду; по содержанию слова принадлежат к шести различным категориям и размещены в определенном порядке так, что в каждом ряду находится по два слова одной из категорий, при чем занимаемое ими место различно. Категории эти следующие: слова, обозначающие, преимущественно, зрительные впечатления, напр., венок, лошадь, река, слуховые — выстрел, говор, крики; осязательные и температурные — гладкий, мягкий, жгучий, теплый; двигательные — бросать, вертеть, прыгать; отвлеченные — правда, вечность, давность; чувства — восторг, гордость, зависть. Ряды прочитываются вслух экспериментатором, с промежутками по 5 сек. между соседними словами, а исследуемый должен запомнить и воспроизвести по памяти каждый отдельный прочитанный ряд. Значение метода Нечаева заключается в том, что при посредстве его выясняется влияние смысла, содержания слов на их запоминание. Ряды слов приводятся у Нечаева и в табл. XVII атласа Рыбакова. В случае надобности, слова приводимых рядов могут быть заменены другими; так, Нечаевым были введены слова, обозначающие вкусовые и обонятельные восприятия.

Исследуемому предлагаются для запоминания отдельные фразы, стихотворения и прозаические отрывки, читаемые им самим или прочитываемые ему вслух исследующим.

Указанные методы могут служить и для исследования прочности памяти, сохранения в памяти заученного, легкости и точности воспроизведения. Для этой цели предлагают исследуемому воспроизводить заученное через различные более или менее значительные сроки — через 5 мин., 10 мин., ½ часа, через 1, 2, 3 часа, 6 часов, через день и т. д. Ebbinghaus**) предложил метод, известный под названием метода сбережения памяти. Автор заставляет исследуемое лицо заучивать ряды слогов (пять — шесть рядов по десять — двенадцать слогов в каждом), отмечая время, потраченное на заучивание и число понадобившихся исследуемому повторений. Исследуемый воспроизводит заученное через 15 мин., через 1, 9, 24, 48 часов, через 6 дней, через 31 день; конечно, заученное до известной степени забывается; каждый раз исследуемый снова заучивает прежние ряды, при чем каждый раз отмечается потребовавшееся для заучивания время и число повторений; то и другое уменьшается; получаемая при повторных заучиваниях разница во времени и числе повторений и является критерием памяти, которую Ebbinghaus выражает отношением средней величины сбережений при повторном заучивании к средней величине повторений при первом.

Исследуется также об'ем памяти. Для этого произносят или последовательно показывают исследуемому три буквы, слога, двузначные числа, изображения предметов; исследуемый должен воспроизвести воспринятое; тогда ему предлагают четыре, пять, шесть, семь и более букв, слогов, числ, рисунков до того количества, которое он уже не в состоянии воспроизвести***). Понятно, что при этом методе измеряется не в меньшей, если не в большей степени, об'ем внимания.

Различных методов, рекомендуемых для исследования различных сторон памяти, весьма много; они излагаются в приводимых выше сочинениях, особенно подробно в книге Whipple 250), где можно встретить и различные примеры рядов, предлагаемых исследуемым лицам; мы ограничимся сказанным.

Деятельность ассоциативная подвергается исследованию прежде всего в двух направлениях: в направлении свободного развития ассоциаций и в направлении развития их с теми или другими более или менее существенными ограничительными условиями. Обращается внимание на характер, содержание возникающих ассоциаций, на скорость их возникновения, на их количество. Обращается внимание на взаимоотношение ассоциаций по внешней (созвучие, сходство, привычная связь) и внутренней (причина, смысл) их связи.

Исследуемому лицу предлагают написать определенное количество, напр., 20 пришедших ему в голову слов (Вinet260)****), отмечается потраченное на это время, и изучается характер слов, условия их возникновения, развивались ли слова, как механические представления, или сопровождались соответствующими их содержанию образами.   Опыт повторяется три раза.

Опыт можно видоизменить, заставляя писать слова возможно скорее, в течение 1—2 минут; этим определяется, кроме быстроты, легкость и обилие возникающих ассоциаций; условия опыта еще полнее выясняют обилие и характер преобладающих в сознании исследуемого образов и влечений, если возникновение ассоциации связывается со словами-раздражителями определенного содержания; для этой цели предлагается писать возможно скорее названия предметов, напр., круглых, пахучих, красивых, приятных и т. под.; названия предметов каждой категории пишутся в течение одной минуты; при этом быстрота самой техники письма может быть установлена предварительными опытами. Для таких опытов можно с успехом пользоваться в качестве слов-раздражителей вышеупомянутыми рядами Нечаева. Предлагая исследуемому определенные слова-раздражители, просят его записывать все возникающие в его сознании слова, не стесняя его временем, а затем изучают характер развившихся ассоциаций; при этом нередко обнаруживается, что одни слова вызывают быстрое, живое течение ассоциаций, в связи же с другими ассоциативный процесс претерпевает существенное замедление; причина такого замедления часто может быть неясной для самого исследуемого, обычно она заключается в скрытых психологических комплексах, оказывающих тормозящее влияние на развитие ассоциаций; эти комплексы вызываются к жизни соответствующим словом-раздражителем. На этом опыте, имеющем важное значение в психопатологическом исследовании, остановимся подробнее впоследствии.

Ряды слов, служащих для изучения характера развития ассоциативного процесса, могут быть заимствованы из атласа Рыбакова (табл. XXX, пять рядов односложных слов, по двадцати слов в каждом ряду). Возбудителями ассоциативного процесса могут служить не только слова, но и рисунки, лучше всего простые, схематические изображения предметов, так как с такими изображениями связывается меньше побочных ассоциаций, относящихся, напр., к качеству исполнения рисунка. Слова и рисунки в опытах, требующих точного измерения времени, очень удобно экспонируются в аппарате д-ра Спиртова 222), легко связываемом с хроноскопом; они наклеиваются также на вращающийся цилиндр и экспонируются перед щелью в экране, находящемся перед исследуемым; в опытах, требующих меньшей точности, в смысле определения времени, слова произносятся исследователем или пишутся им на бумаге, а время отмечается при помощи секундомера.

Исследование ассоциаций может разнообразиться, усложняться и ограничиваться при введении строго определенных заданий — записываются только те слова, которые имеют непосредственное отношение к слову-раздражителю, ассоциации по контрасту. Интересные результаты дает метод Ebbinghaus'a, заключающийся в заполнении пробелов или пропусков в предлагаемом исследуемому тексте; предлагается текст с пропущенными отдельными словами, парами слов, пропусками более или менее трудными для заполнения, более или менее частыми (табл. XXXI, XXXII, XXXIII атласа Рыбакова).

Течение ассоциативного процесса исследуется также при помощи действий над числами — сложения, умножения, вычитания и деления, письменных и устных; сосредоточению внимания, необходимому при всех вообще исследованиях, при сложных действиях над числами, принадлежит важное значение.

Чрезвычайно серьезному испытанию подвергается ассоциативная способность, в смысле легкости, быстроты и богатства течения ассоциаций при заданиях, требующих проявления сообразительности, т. е., участие творчества и воображения. Сюда относится в значительной степени метод Ebbinghaus'a — заполнения пропусков. Также предлагают исследуемому заполнять пропущенные буквы в словах. Сюда же относится изучение т. наз. комбинаторной способности, т. е., способности составлять из данных элементов посредством их сопоставления определенное задание, напр., из расставленных в беспорядке букв составить слово (р-у-о-т = утро, о-о-а-ж-д-к-р = дорожка), из данных отрезков составить геометрическую фигуру, данную фигуру разрезать прямою так, чтобы из полученных отрезков можно было образовать квадрат. Хорошие примеры для этого рода исследований приводятся в атласе Рыбакова (табл. XXXVIII—XLI) и у Россолимо240).

Вниманию исследуемого предлагают ряд картинок, изображающих отдельные эпизоды какого-нибудь события, рассказа, и просят его связать эти эпизоды в одно связное целое и высказать свое суждение (табл. XXXIV—XXXVII атласа Рыбакова).

Для исследования воображения в более чистой форме можно предложить воспроизвести различные положения, в которых бывал исследуемый, напр., путешествие, охота, рыбная ловля, зрительный зал театра, заутреня и т. под. Предлагают составить фразы из данных слов, развить тему на заданные слова и фразы; вместо развития темы на данное слово или фразу, можно, по примеру Leclere, Binet, развивать тему на какой-либо показанный предмет. Для изучения т. наз. воспроизводящего воображения предлагают представить целое изображение или картину по данным наводящим штрихам. Хорошие примеры для указанных исследований даны в XLII—XLIX табл. атласа Рыбакова, у Россолимо 246), у Бехтерева и Владычко261).

Наконец, Рыбаков для исследования фантазии предлагает две таблицы (L—LI) черных пятен причудливой формы; исследуемый должен высказаться, что напоминают ему эти пятна, какую фигуру или картину. Для этой цели могут оказаться пригодными причудливые формы и очертания облаков на фоне ясного неба, теневые фигуры из жженой бумаги.

Значительные трудности представляет экспериментальное исследование эмоциональных процессов, исследование настроения и аффектов. До настоящего времени главное значение в этой области принадлежит наблюдению за исследуемым лицом и расспросам его самого и окружающих близких ему лиц относительно его реакции на различные явления и события его собственной и общественной жизни. Расспросы должны вестись в таком направлении, они должны касаться таких сторон жизни, таких эпизодов ее и отношений, выяснение которых обрисовало бы нам эмоциональную личность исследуемого лица.

Исследование должно быть направлено на изучение настроения, его преобладающего характера, устойчивости и изменчивости в связи с различными условиями, проявления раздражительности, вспыльчивости, гневливости, страха и других эмоциональных состояний; должны быть изучены различные интересы исследуемого и его чувственная реакция, развивающаяся в непосредственной связи с этими интересами; чувственная реакция по отношению к низшим органическим потребностям (голод, половое чувство, сон), размеры эгоистических проявлений самолюбия и его оттенков и вообще состояний и черт характера, связанных с оценкой собственной личности. Исследование альтруистических чувствований, по отношению к родным, близким, посторонним лицам, реакция на их горе, радости, удачи; общественные чувствования в узких и более широких размерах (реакция на общественные события различной важности и свойства). Степень развития высших чувствований, как чувство эстетическое, этическое, религиозное, интеллектуальное.

Лабораторный опыт дает очень немного в рассматриваемой области. Так, при исследовании болевых ощущений можно наблюдать развитие чувства страха, при исследовании обонятельных и вкусовых ощущений развитие приятных и неприятных чувствований, приблизительную легкость их развития и степень их проявления. Можно ввести в опыт элемент неожиданности, напр., вызывая испуг сильным, внезапным звуком224). Хорошим критерием могут служить сочинения и особенно дневники исследуемых лиц, часто отражающие их переживания. Можно привлекать внимание исследуемого картинами, рассказами и беседами, действующими на эмоциональную сферу, и следить за результатами этого действия.  Конечно, при всех этих опытах весьма существенное значение принадлежит показаниям самого исследуемого лица о собственных переживаниях, т.е., приходится неизбежно пользоваться методом самонаблюдения, однако, имеются и об'ективные данныя, по которым можно судить о характере переживаемых эмоций. Сюда относятся прежде всего так называемые выразительные движения, мимика и жестикуляция, о которых подробнее говорилось выше, когда речь шла об аффективных состояниях. Выразительные движения отмечаются исследователем, могут быть описаны до мелочей, сфотографированы, частью записаны при помощи аппарата Sommer'a262), изображающего графически движения лобных мышц (аппарат основан на передаче движения лобных мышц барабанчику Marey'я).

Кроме того, наблюдению исследователя доступны соответствующие изменения кровенаполнения кожных покровов. Наконец, исследователем могут быть записаны кривыя пульса, движений сердца, дыхательные движения; могут быть записаны плетизмографические кривыя; посредством аппаратов Pal’я, Pachon'а и нек. др. может быть отмечено состояние кровяного давления у исследуемого лица; могут быть сняты электрокардиограммы. Правда, все последние признаки в громадном большинстве случаев не дают точного представления о характере переживаемых эмоций, однако, они устанавливают с несомненностью наличность эмоционального состояния и время его развития, что весьма важно с точки зрения об'ективной методики; в сочетании же с записью выразительных движений важность указанных признаков приобретает особенно ценное значение.

При богатой лабораторной обстановке может быть введена грамофонная запись речи исследуемого, передающая все ее оттенки. Пользуясь изобретением д-ра И. Н. Спиртова 263), можно записывать речь на значительном расстоянии, напр., из другой комнаты, без ведома исследуемого лица; при этом устраняется момент, обычно развлекающий исследуемое лицо и сильно препятствующий своим видом и шумом спокойному течению исследования.

Для целей исследования способности сосредоточения внимания предложено довольно много методов; они часто совпадают с методами изучения работоспособности и утомляемости.

Исследуемому лицу предлагают сосчитывать разноцветные кружки различной величины, нарисованные в беспорядочных сочетаниях в шести квадратах; число кружков возрастает от первого к шестому квадрату, сосчитывание ведется последовательно от первого квадрата к шестому, исследуемый не должен прикасаться к кружкам пальцем или карандашем, следя за считаемыми кружками только посредством глаз (Бернштейн 264)). В атласе Рыбакова одинаковой величины кружки расположены в пяти секторах круга, от 12—63 кружков в каждом, —кружки каждого сектора различаются по цвету и числу (табл. IX).

В буквенных рядах, состоящих из беспорядочно расположенных гласных и согласных букв, предлагают зачеркивать вертикальным штрихом или подчеркивать одну, две, три или более букв; обращается внимание на быстроту и точность выполнения работы; предлагают сосчитывать, сколько раз та или другая буква повторяется в каждых пяти строках данных рядов, при чем число повторений каждой буквы исследователю известно заранее (табл. X атласа Рыбакова); некоторые авторы 244) предпочитают заменять буквенные ряды более или менее монотонными значками, напр., мелкими квадратиками, из которых каждый снабжен хвостиком, отходящим от одного из углов или от одной из сторон перпендикулярно к ней.

Известен т. наз. корректурный метод, заключающийся в предложении исследуемому лицу исправления текста, отпечатанного с преднамеренными ошибками.

Для исследования внимания с выбором можно с удобством пользоваться табл. XI атласа Рыбакова; в этой таблице в кругу, периферия которого обрисована черными кружками, расположены в беспорядке белые, зеленые, синие и красные кружки; задача исследуемого заключается в сосчитывании одноцветных кружков, что требует немалого напряжения внимания, отвлекаемого кружками других цветов. Этой же цели могут служить уже упомянутые группы кружков Бернштейна, при пользовании которыми можно обращать внимание не только на цвет, но и на размеры кружков. Россолимо 246) предлагает карточки с разбросанными на них крестиками и кружками, исследуемое лицо должно прокалывать иглой крестики или кружки, не делая пропусков.

Для выяснения способности внимания к раздвоению*) можно рекомендовать табл. XII атласа Рыбакова; таблица состоит из шести рядов кружков и крестиков; исследуемый должен производить вслух одновременный подсчет кружков и крестиков каждого ряда. Той же цели, но в более широких размерах, служит табл. XIII, состоящая из трех двойных рядов разноцветных кружков; в первом ряду кружки двух цветов, во втором — трех, в третьем — четырех; исследуемый должен вести одновременно счет кружков разного цвета каждого ряда. В этом опыте, помимо выяснения способности расчленения внимания, выясняется и об'ем внимания данного лица; счет кружков третьего двойного ряда представляется далеко не легкой для выполнения задачей. Довольно сложной для выполнения задачей может явиться требование одновременного прибавления к трем данным числам по 1, 2, 3 или к первому числу одной единицы, ко второму двух, к третьему трех; обращается внимание на скорость и правильность выполнения задачи (Вinet265)); сложение можно заменить вычитанием. Эти задачи также направлены на выяснение об'ема внимания.

Для исследования об'ема внимания пользуются тахистоскопической экспозицией рядов букв, слогов, геометрических фигурок; экспозиция кратковременна, продолжается 0,01 секунды; показателем об'ема внимания является число воспринятых элементов. Об'ема внимания по отношению к временным представлениям определяется посредством рядов однообразных звуковых раздражений; такими раздражениями служат удары маятника или метронома; исследуемое лицо не должно считать отдельных ударов, а должно сравнивать величину рядов ударов, воспринимая ряды, как целое; для успешного результата описываемый метод требует известного упражнения.

Изучению подлежит способность более или менее точно примечать окружающие явления, подмечать их подробности и характерные черты; это свойство душевной деятельности известно под названием наблюдательности.

Для исследования наблюдательности служат уже упоминавшиеся выше таблицы с изображениями одних и тех же предметов, но отличающихся некоторыми подробностями, напр., изображения циферблата с различным положением стрелок, весов с различным положением их чашек, кувшина с закрытой и открытой крышкой и т. под. Сначала, конечно, показывается одна таблица, а затем другая (табл. XIV и XV атласа Рыбакова). Исследуемому лицу показывается в течение некоторого небольшого времени картина, а затем задается ряд вопросов, касающихся положения и взаимоотношения предметов, изображенных на показанной картине. В качестве образцов для этого метода можно пользоваться табл. LV и LVI атласа Рыбакова. Далее, исследуемому лицу предлагают ряд картинок с изображением пейзажа, бытовой сцены и т. д.; картинки составлены так, что каждая последующая отличается от предшествующей новой деталью — в картинке что-нибудь прибавляется или убавляется; картинки показываются одна за другой, но каждый раз показывается одна картинка, а не две сразу, так что сравнение с предыдущей происходит по памяти. Для образца могут служить серии рисунков, предлагаемых Бехтеревым и Владычко 261).

Подходящим материалом для исследования наблюдательности в связи со способностью интенсивного сосредоточения внимания являются т. наз. загадочные картинки. Можно также пользоваться картинками, в содержание которых введено какое-либо несоответствие; указания на примерное содержание таких картинок, а отчасти и самые картинки, можно найти в сочинениях и таблицах Россолимо 246) и Бернштейна 264). Еще лучше серии картинок, в которых для точного определения их содержания необходимо обратить внимание на какой-нибудь признак, не сразу бросающийся в глаза. Описание таких картинок приводится Россолимо, имеются коллекции Нечаева; требуется, напр., определить, идет ли изображенный пароход, или нет; чем отличаются один от другого два изображенных предмета; есть ли известный порядок в расположении точек и т. под.

Применяется ряд приемов, направленных на изучение двигательных проявлений исследуемого лица. Приемы эти следующие: просят исследуемое лицо считать привычным темпом в течение 30 сек. от 20—99 (для равномерности счета исключаются числительные первого десятка); просят те же цифры писать карандашем; писать одну и ту же букву; ставить точки в течение 5—10 сек. Та же серия опытов повторяется, при чем рекомендуется считать, писать и ставить точки с наибольшей скоростью, доступной исследуемому лицу. Отношение количества работы, произведенной в обоих случаях, явится показателем быстроты движений данного лица*).

Если вместо того, чтобы ставить точки на бумаге, предложить исследуемому лицу производить замыкания и размыкания клавишей телеграфного ключа, то при помощи сигнального аппарата ритм движений может быть отмечен на ленте кимографа. Для целей записи движений можно воспользоваться эргографом Моssо, а для более тонкого анализа движений аппаратом Sommer'а 266), отмечающим движение пальца в трех направлениях.

Уверенность, точность, координированное движений изучается целым рядом способов, применяемых в особенно широких размерах при лечении атаксии спинносухоточных по методу Frenkel’я 267). Напр., можно предложить исследуемому лицу более или менее быстро прикасаться тонкой палочкой к точкам, рассеянным по доске; можно предложить копировать различные более или менее сложные узоры из кривых и ломаных линий, чертить правой и левой рукой одну и ту же фигуру (Методы экспериментального исследования личности**) и табл. LVII атласа Рыбакова).

Применяя описанную методику, можно составить довольно удовлетворительное представление об экспериментально-психологической личности исследуемого лица, на сколько вообще такое представление может быть достигнуто путем лабораторного эксперимента. Применение указанной методики связано с пользованием пособиями, на важнейшие из которых сделаны ссылки. Однако, как уже было сказано выше, исключительно экспериментально-психологическое исследование далеко не в состоянии дать в настоящее время полного представления о личности; необходимо наблюдение и суб'ективно-психологическое исследование, проведенное по определенной программе. В качестве образца такой программы привожу программу исследования личности, составленную А. Ф. Лазурским 268). Программа эта состоит из руководящей и об'яснительной частей (план исследования и его осуществление), представляется весьма полной и может быть, несколько видоизменяема в деталях и даже сокращаема, соответственно индивидуальным особенностям данного лица.

 

 

 

 

 

 

XV. Закон Weber'а и его математическое выражение, данное Fechner'ом
Программа исследования личности
(А. Ф. Лазурский)



Современная медицина:

Оглавление:

Обложка



Поиск по сайту:



Скачать медицинские книги
в формате DJVU

Цитата:

Этот исторический доклад заключал — одновременно с почти исчерпывающим учением о раннем слабоумии — всю систему Гейдельбергской клиники в том виде, в каком она сложилась к осени 1898 г. Доклад вызвал горячие прения, в которых выступали Зиммерлпнг, Ригер, Томсен, Зоммер. Большинство было против докладчика, из сторонников выступал один только Ашаффенбург.

Медликбез:

Народная медицина: чем лучше традиционной?
—•—
Как быстро справиться с простудой
—•—
Как вылечить почки народными средствами
—•—


Врач - философ; ведь нет большой разницы между мудростью и медициной.
Гиппократ


Медицинская классика