Главная страница


Книги:

В.П.Осипов, Курс общего учения о душевных болезнях (1923)

Словарь
медицинских терминов

- 0 5 A H M T А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Я

VIII. Содержание науки психологии и ее методы

Содержание науки психологии и ее методы. Метод самонаблюдения, экспериментальный, об'ективный, психопатологический; зоопсихология. Психология описательная и об'яснительная, экспериментальная. Значение методов психологии. Несостоятельность деления душевной деятельности на отдельные сферы — интеллекта, чувства и воли. Ощущение. Психофизический параллелизм. Количественные и качественные различия ощущений. Источники ощущений. Память. Представление. Свойства представлений. Представления времени и пространства. Понятие. Ассоциация идей, ее законы и свойства. Условия связного мышления. Суждение, умозаключение.  Воображение; фантазия.

Изучению болезненных уклонений в области душевной деятельности необходимо должно предшествовать знакомство с функциями душевной жизни здорового индивидуума. Как было указано в I главе предлагаемого курса, совокупность психических функций индивидуума составляет содержание понятия души. Наука, занимающаяся изучением содержания душевной деятельности, изучением свойств психических процессов, изучением законов, которым подчиняются и по которым протекают психические процессы, носит название психологии. Психология должна отметить наличность различных психических процессов, должна проанализировать эти процессы, привести их в определенную систему и связь; этим, однако, задача психологии не ограничивается: научной мысли присуще стремление об'яснить свойство и происхождение изучаемого явления; это качество об'яснения происхождения психического процесса принадлежит, конечно, и психологии.

Психология пользуется для своих целей различными методами. Самый старый метод есть метод непосредственного наблюдения протекающих психических процессов, или точнее, самонаблюдения; метод индивидуальный, известный еще под названием психологического; применение этого метода заключается в анализе переживаемых психических процессов, их изучении в отдельности и во взаимоотношении и в составлении определенных выводов на основании такого самонаблюдения.

Другой метод есть метод опыта или эксперимента, когда известный психический процесс, подлежащий изучению, ставится в обстановку опыта, создаваемую большею частью искусственно, и в этой обстановке изучается по возможности с момента его возникновения и до окончания. Эксперимент лежит в основе т. наз. экспериментальной психологии или психофизики по терминологии Fechner'а. Метод самонаблюдения лежит в основе развития суб'ективной психологии, хотя, конечно, самонаблюдение входит и в экспериментальную психологию, в широком смысле слова.

Психология может быть описательной или феноменологической, если она лишь описывает входящие в ее содержание явления или феномены, и может быть об'яснительной 99), если она ставит себе целью об'яснять свойства и происхождение наблюдаемых явлений. Целям об'яснительным дает очень много экспериментальная методика, которая ниже будет разобрана подробно, здесь же своевременно упомянуто, что в состав этой методики входит т. наз. психометрия, способы которой позволяют измерять скорость и некоторые другие качества психических процессов.

По справедливому замечанию Höffding'а 100), суб'ективная психология должна быть дополнена об'ективною; целям об'ективного исследования служит психометрия и другие методы экспериментальной психологии; за последнее время об'ективная психология или, точнее, об'ективный метод в психологии, подвергся весьма существенной разработке и развитию в трудах И.П. Павлова 101) на животных и В. М. Бехтерева 102) в применении к человеку. Целям психологии служат также сравнительно-психологический метод, заключающийся в возможной проверке суб'ективной методики на других; сравнительно-психологический метод имеет обширное применение при изучении психологии толпы 103-107), психологии народов108).

Научная дисциплина, изучающая психическую жизнь душевно-больных, носит название психопатологии или патологической психологии; при изучении болезненных проявлений душевной деятельности получают освещение некоторые стороны психики душевно-здоровых людей; отсюда проистекает психопатологический метод в психологии, видное место в разработке которого принадлежит Störring'у109).

Наконец, большой интерес представляет изучение психической жизни животных, составляющее предмет зоопсихологии110).

Из сказанного вытекает, что изучение душевной деятельности происходит посредством применения целого ряда методов; все эти методы ценны, все они необходимы, они взаимно дополняют друг друга. Если об'ективная методика и дает в результате об'ективно достоверный факт, она не может входить во внутреннюю, суб'ективную сторону душевной жизни, процессы которой без применения субъективного метода останутся темными и даже неизвестными; если с другой стороны, суб'ективная методика, как имеющая дело с колеблющимися и изменчивыми психическими процессами, дает весьма индивидуальные результаты, зато пользование ею обусловливает непосредственное наблюдение психического явления, и она может быть проверена путем сравнительным, вносящим в нее известную степень об'ективности. Одно изучение внешних проявлений психической деятельности, свойственное об'ективной методике, хотя бы и в условиях эксперимента, не в состоянии дать полного представления о процессах душевной жизни индивидуума. Об'ективная методика выясняет физиологическую, биологическую основу психических процессов, являющуюся их несомненным субстратом и неотделимую от них; однако, при всей необходимости и безусловной важности этого выяснения, нельзя не согласиться с Нöffding'ом*), что об'ективная методика в своей последней инстанции, т. е., при установлении соответствия физиологического процесса психическому, основывается на заключении по аналогии. Научное направление, пользующееся примением исключительно об'ективных методов, основанных на исследовании психо-рефлексов, носит название психорефлексологии.

Итак, для полного и всестороннего развития науки о душе, психологии, необходимо пользоваться всеми описанными методами в их взаимоотношении.

Душевную деятельность, составляющую предмет психологии, принято делить на сферу или область ума, чувства и воли. К сфере ума или интеллекта относятся психические процессы, направленные на познавание и понимание предметов внешнего и внутреннего мира; содержание этой области, которая еще носит название познавательной, составляют процессы мышления. К области чувства или эмоций относятся душевные переживания, колебания чувственного тона, свойственные человеку. Сфера воли есть область желаний, стремлений, действий, поступков. Однако, за последнее время указанное деление процессов душевной деятельности встречает все больше и больше справедливых возражений. Во-первых, психические процессы настолько тесно и неразрывно связаны между собою, что отнесение их к различным строго определенным сферам душевной деятельности нередко бывает затруднительным, самое же деление содержания душевной жизни на три определенных и самостоятельных сферы несомненно представляется искусственным: во-вторых, самые термины, не вызывавшие раньше недоразумений, в особенности термин «воля»111), встречают в настоящее время различное и далеко не единодушное к себе отношение и толкование. Поэтому лучше не пользоваться приведенным делением содержания душевной деятельности на сферы, а говорить об отдельных психических процессах, их сочетаниях и взаимоотношениях, если же проводить указанное деление, то лишь условно, с тщательным и точным определением содержания приведенных понятий. Справедливость сказанного выступает особенно отчетливо и рельефно в области психопатологии, где обычно наблюдаемые расстройства душевной деятельности заключаются в одновременном поражении различных сфер, при чем нередко бывает чрезвычайно трудно и даже невозможно определить, которая сфера поражается преимущественно.

Если периферический нервный аппарат одного из органов чувств (зрение, слух, осязание, обоняние, вкус) подвергается соответствующему раздражению, то это раздражение передается посредством центростремительных нервных проводников, приходящих в возбужденное состояние, элементам центральной нервной системы, головного мозга; эти элементы по представлению об'ективной методики получают впечатление (Бехтерев**)) от передачи раздражения; развивающийся в связи с раздражением биологический процесс запечатлевается в головном мозге, элементы которого получают соответствующий отпечаток; в непосредственной связи с указанной физиологической или биологической реакцией на раздражение возникает простейшая психическая реакция, а именно, чувственное ощущение.

Как психический процесс возникает из физического, решить в настоящее время не представляется возможным; можно лишь признать несомненным, что психический процесс ощущения, равно как и другие психические процессы, развиваются и протекают в непосредственной связи и теснейшей зависимости от биологических; так возникает принцип психофизического параллелизма, охватывающий теснейшим образом связанные между собою две стороны психофизического процесса.

Психофизический параллелизм не подразумевает непременно одинаковую интенсивность физических и психических процессов, т. е., строго параллельное повышение или понижение силы психической реакции в соответствии с физическим процессом, а подразумевает лишь две стороны явления. Отвергая принцип психофизического параллелизма па основании количественного несоответствия процессов психических с физическими, Бехтерев529) предлагает для обозначения психических явлений термин «соотносительных»; этим термином устанавливается соотношение явлений, установленное уже ранее; вряд ли можно признать этот термин удачным, так как он, подчеркивая соотносительность явлений, не исключает и соотношения силы, против которого возражает автор. Если необходимо изменить терминологию, то я предпочел бы термин «сосуществующих» явлений, устанавливающий их неразрывную связь и не касающийся их силы. Если желательно выдвинуть причинную зависимость психических явлений от их биологического субстрата и происходящего в нем процесса, то правильно говорить о «последовательных» или «вторичных» явлениях, принимая их, как суб'ективную реакцию на биологический процесс, или просто о «реактивных» явлениях.

Не каждое, раздражение вызывает соответствующее ощущение; для того, чтобы получилось ощущение, раздражение должно быть известной силы; пока сила раздражения не достигла определенной степени развития, ощущения не возникает, наименьшая сила раздражения, вызывающая минимальное ощущение, носит название минимального или низшего порога раздражения. С усилением раздражения усиливаются и ощущения, при чем отношение между силой ощущений и раздражений подчиняется определенному закону, который будет разобран ниже. Однако, нервно-психическая организация такова, что усиление раздражения может восприниматься и развиваться в психический процесс ощущения только до известных пределов 112-113); есть степень или сила раздражения, повышение которой не влечет за собой повышения силы ощущения; такое предельное раздражение называется максимальным, высшим порогом или пределом раздражения.

Из сказанного ясно, что ощущения могут различаться между собою в количественном отношении; они могут быть едва заметными, слабыми, средними, сильными, весьма сильными и т. д. Напр., различаются оттенки одного и того же цвета; сила звуков музыкального инструмента выражается терминами pianissimo, piano, piano forte, forte, fortissimo; болевые ощущения бывают легкими, сильными, нестерпимыми и т. под. Вместе с тем сила ощущений дальше известного наибольшего предела становится несравнимой: нельзя, напр., различить усиление силы света вольтовой дуги выше известных пределов, нельзя представить яркость света сильнее солнечного освещения в ясный день, равно как и колебания яркости солнца незаметны, несмотря на происходящие на солнце возмущения; то же самое относится и к звуковым и другим ощущениям; этим, напр., об'ясняется, почему увеличение численного состава хора или оркестра выгодно лишь до известного предела, почему неразличимы известные предельные степени вкуса (сладкого, соленого, горького) и запаха и т. под. Все приведенные примеры относятся к силе или интенсивности ощущений. Другое количественное свойство ощущений есть их продолжительность; протекая во времени, ощущения могут быть более или менее длительными.

Ощущения различаются также в качественном 114-115) отношении; качественная разница прежде всего обусловливается происхождением ощущения из раздражения различных органов чувств; отсюда проистекают зрительные, слуховые, обонятельные, вкусовые и осязательные ощущения: относительно последних нельзя не согласиться с Ziehen'ом*), что их необходимо расчленить детальнее, так как кожа представляется органом нескольких чувств, правильно было бы говорить о кожно-мышечных ощущениях, как осязательном, болевом, температурном, волосковом и др. Ощущения, обязанные своим происхождением одному и тому же органу чувств, также могут отличаться качественно, напр., ощущения цветов — красного, зеленого, синего, ощущения вкуса - горького, кислого, сладкого, соленого и т. д.

Возникновение ощущений обычно сопровождается особой психической реакцией, чувственным тоном, определяющим отношение человека, испытывающего ощущение, к этому последнему; отсюда различаются приятные и неприятные ощущения; первые сопровождаются чувством удовольствия, вторые — неудовольствия; могут быть ощущения безразличные; обычно они настолько слабы, что не сопровождаются ясно выраженным чувственным тоном. Ощущения еще могут различаться по своей локализации в пространстве.

Кроме перечисленных источников ощущений, человек получает ряд ощущений со стороны внутренних органов; эти ощущения обусловливаются такими раздражениями, как движение внутренних органов, биологические процессы, в них происходящие; при обычных условиях, вернее при хорошем здоровье, эти ощущения мало заметны; человек так привыкает к ним, так сживается с ними, что они ускользают от его внимания; зато при патологических условиях, о которых речь будет впоследствии, они имеют большое значение; никто, напр., не чувствует своего кишечника и не думает о нем, пока нарушение его функций не приведет к развитию болей или урчания; никто не ощущает своих суставов, пока они не начнут хрустеть при движениях.

Ziehen**) под названием общих ощущений выделяет ощущение равновесия, ощущение жажды, голода, насыщения, обусловленных раздражением внутренней поверхности пищевода, желудка и отчасти стенок брюшной полости (насыщение), и ощущение утомления.

Раз возникшие ощущения не исчезают бесследно — они запоминаются; выше было уже указано, что в связи с нервным возбуждением, вызванным тем или иным раздражением периферического нервного аппарата, получается в нервных элементах коры головного мозга известное впечатление или отпечаток в виде следа бывшего раздражения; этот след является непосредственным субстратом ощущения; вместе с тем в очевидной связи с этим следом находится одно из двух основных свойств способности памяти, известное под названием запоминания. Другое существенное свойство памяти заключается в возможности воспоминания или воспроизведения пережитых ранее ощущений, обусловленной оживлением соответствующих этим ощущениям следов.

Благодаря особому психическому процессу, о котором будет сказано ниже и который протекает, подчиняясь особым определенным законам, ощущения соединяются и связываются в группы; предметы внешнего мира оказывают влияние на органы чувств различными присущими им качествами; качеств этих бывает обыкновенно несколько, и вызывают они различные ощущения, действуя нередко на различные органы чувств; ощущения, возникающие от одного предмета, связываются в один комплекс, являющийся умственным образом, символом предмета или представлением. Конечно, простейшим представлением является представление простого раздражения или связанного с ним ощущения.

Подобно ощущениям, представления запоминаются и вспоминаются; эти свойства присущи психическим процессам вообще. Развиваясь из ощущений, представления повторяют свойства последних: они бывают различной интенсивности или силы, различной яркости, они сопровождаются различным чувственным тоном; они отличаются своим содержанием. У одних людей легче развиваются и воспроизводятся преимущественно одни представления, у других — другие, напр., зрительные или слуховые. Точно также и яркость представлений у различных людей различна, в зависимости от их индивидуальных свойств; яркость или отчетливость представлений подвергается значительным колебаниям и у одного и того же лица, что зависит, главнейшим образом, от силы ощущений, входящих в состав представления. При условиях патологических яркость представлений может достигать чрезвычайной силы, но и у здоровых людей представления могут быть очень яркими, вообще же представления при обычных условиях не отличаются значительной яркостью, у многих они даже не представляются окрашенными, напоминая серые фотографические диапозитивы.

Особое место среди представлений занимают представления времени и пространства; оба эти представления возникают, конечно, также благодаря деятельности органов чувств, способности к передвижению самого человека и передвижению окружающих его предметов по отношению к нему; также благодаря тому, что каждый данный момент переживается не сам по себе, не в отдельности, а присоединяется к прошлому. Время и пространство являются формами, в которых мыслятся и располагаются все предметы; эти представления присоединяются к другим представлениям *).

Если от нескольких однородных представлений отделить ряд характеризующих их существенных признаков, руководствуясь соображениями значения и целесообразности предметов, соответствующих данным представлениям, то получится общее представление или понятие; каждое отдельное представление, покрываемое понятием, относится к нему, как частное к общему, т. е., содержит все существенные признаки последнего и, кроме того, признаки, характеризующие частное и дающие ему право на относительную самостоятельность.

Стул, диван, кушетка, кресло, все это предметы, назначение которых удовлетворять потребностям удобства, отдыха, комфорта; все они имеют общие признаки, ножки для опоры, сиденья, спинки, все указанные признаки соответствуют общему понятию мебели, разновидностей которой с характерными деталями неопределенно много. Понятию оружия соответствуют предметы, существующие для целей нападения и защиты от врага; ничего общего нет по внешнему виду, напр., между кинжалом, луком и пушкой, однако, по своему содержанию и назначению все эти предметы послужили для выработки общего представления или понятия об оружии. Дуб, ландыш, кактус, камыш — предметы, имеющие на первый взгляд мало общего между собою; однако, все эти предметы покрываются общим понятием растения, так как им всем присущи признаки, обосновывающие это понятие, как признак роста, отношения к свету, воздуху, временам года, способ размножения и др., а также ряд отрицательных признаков, отличающих все эти предметы от животных.

Человек испытывает ряд ощущений, проистекающих из его внутренних органов; эти ощущения лежат в основе развития сложного комплекса, который определяется термином Я.

Итак, из процессов, составляющих содержание душевной деятельности, здесь рассмотрены ощущение, представление, понятие; по мере жизненного опыта, индивидуум получает громадное количество этих основных элементов психической деятельности; благодаря уже упомянутым выше свойствам памяти, дающим человеку возможность запоминать и воспроизводить, из громадного количества ощущений и представлений возникает богатейший психический запас; однако, наличности одного этого запаса далеко недостаточно для психических операций; если бы душевная деятельность ограничивалась только рассмотренными здесь психическими процессами, то мышление не оказалось бы возможным; в этом случае человек обладал бы лишь громадным запасом для мышления, из которого не возникло бы ни одной связной мысли; этот психический материал можно было бы сравнить с лавкой старьевщика, в которой предметы, приобретенные в различное время, стоят без всякой разумной группировки, в случайном сочетании, лежат кучами — рядом с саксонской вазой лежит музыкальный инструмент, бисерный кисет и черешневая трубка; его можно сравнить также с обширной библиотекой, не имеющей каталога, книги которой тесно стоят на полках, будучи, однако, расположены без всякой руководящей системы; ясно, что продуктивно работать в такой библиотеке и пользоваться ею невозможно, для этого ее необходимо привести в порядок, привести ее в определенную систему, основанную на известном принципе; так и в душевной деятельности: ощущения, представления, понятия, идеи, удерживаемые памятью, не воспроизводятся изолированно, в одиночку, а в различных сочетаниях; эти психические элементы соединяются между собою, сочетаются, ассоциируются, что обозначается в психологии общим названием сочетания или ассоциации идей.

Способность ассоциации присуща, как самым простым, так и самым сложным психическим элементам: ощущение, элементарное, простейшее представление в сочетании с таким же простейшим или более сложным представлением дает более или менее сложный комплекс; сложные представления, сочетаясь между собою, усложняются еще более; ассоциируются не только отдельные представления, но и группы представлений.

Благодаря ассоциации идей, приводится в движение тот запас психического материала, о котором была речь выше, и развивается мышление. Процесс мышления, заключающийся в сочетании между собою отдельных представлений и суждений, в выводах или умозаключениях, является весьма сложным и стройным процессом, характеризующимся известной закономерностью; этот сложный психический процесс показывает с очевидностью, что ассоциация идей происходит не беспорядочно и случайно, а в относительном подчинении некоторым правилам и законам.

Если в сознании человека, — воспользуемся этим термином не об'ясняя его пока, — возникает некоторое представление а, находящееся в некотором отношении к представлению б, тоже возникающему при этом в сознании, то каждый раз, когда впоследствии будет воспроизводиться представление а, одновременно с ним или вслед за ним будет возникать связанное с ним представление б; это будет повторяться до тех пор, пока след одного из этих представлений или обоих не изгладится давностью, отсутствием повторения или вытеснением другими впечатлениями, иначе говоря, пока оно не забудется.

Отношения между представлениями, устанавливающие и обусловливающие их ассоциативную связь, могут быть различными; лучше всего выяснить их на примерах.

Врач, приглашенный к больному, исследуя его кожную чувствительность, колет его булавкой; встретив впоследствии врача, больной вспоминает о булавке; при этом сам он, анализируя свои психические процессы, может долго не догадываться, почему встреча с врачей вызвала в его психике представление булавки; между тем, это воспроизведение представления булавки в связи с встречей или в другом случае даже просто при упоминании имени этого врача об'ясняется тем, что больной получил впечатление от булавки, бывшей при исследовании в руках врача, т. е., впечатление смежное по времени и по пространству с впечатлением от личности врача. Таким образом у больного установилась ассоциативная связь между представлением о враче и булавке, приводящая к тому, что появление одного из этих представлений влечет за собой воспоминание о другом или, вернее, воспроизведение другого; эта установившаяся связь представлений основывается на законе смежности. Встреча во время прогулки со скачущим верхом кавалеристом вызвала у гулявшего мысль о брате; брат его тоже служит в кавалерии, и сходство положений скакавшего офицера и брата вызвало воспоминание о последнем; возникла ассоциация по сходству.

Ассоциативные воспроизведения далеко не всегда так просты; чаще приходится иметь дело с длинной цепью ассоциаций; при этом иногда бывает очень трудно установить ассоциативную связь между элементами психической деятельности; напр. встреча в городе с товарищем вызывает представление о дачном местечке, в котором встретивший провел лето; товарищ не жил в той местности, даже не бывал там, и о минувшем лете с ним не было разговора; откуда же такая ассоциация? Почему она возникла? В данной местности жил господин с черными закрученными кверху усами, точь в точь, как у товарища; при виде его усов не один раз вспоминался товарищ; а теперь вид товарища, или точнее, его усов, вызвал по сходству товарища с дачником воспоминание о дачной местности; получилась сложная ассоциативная цепь, установившаяся по законам сходства и смежности.

Представление черного вызывает представление белого; вид медленно тянущегося обоза или длинного товарного поезда нередко связывается с представлением о быстром движении; при виде очень высокого человека возникает мысль о карлике; плохо написанная картина заставляет думать о произведениях великих художников, особенно заставляют думать о них посещения выставок современных «кубистов», «футуристов» и т. под.

Во всех приведенных случаях ассоциация основывается на противоположности свойств возникающих представлений или на контрасте, являющемся лишь частным случаем сходства. Законы смежности, сходства и контраста были установлены еще Аристотелем; он же выдвигал параллельно законы тождества, одновременности и последовательности, которые покрываются смежностью и сходством.

Для об'яснения связного мышления нет надобности в установлении активного верховного начала, понимаемого некоторыми психологами под названием апперцепции, обусловливающего выбор того или иного представления и определяющего направление мышления; против такого понимания апперцепции справедливо возражают Ziehen, Münsterberg 117) и др., а из вышеизложенного видно, что направление мышления дается, а не активно избирается.

Простейшим выражением связного мышления, законы которого рассматриваются логикой, является суждение; ряд суждений, об'единенных целесообразным направлением, влечет за собой суждение, представляющее вывод или умозаключение. Старый, распространенный пример суждений и умозаключения: Кай человек, — все люди смертны, — Кай смертен; можно было бы привести еще много аналогичных умозаключений, напр., окунь рыба, — все рыбы живут в воде, — окунь живет в воде, но для пояснения сказанного достаточно приведенных. Отдельные элементы связного мышления называются также мыслями или идеями; так, напр., все только-что приведенные суждения могут быть названы мыслями.

Несколько особое место среди процессов умственной деятельности занимают способности, известные под названием воображения и фантазии.

Выше было сказано, что материалом для душевной деятельности служат возникающие ощущения и представления: сюда относятся не только ощущения и представления, возникающие вследствие раздражения органов чувств в данный момент, но и воспроизведения, основанные на опыте прошлого; человек может оперировать с более или менее сложными воспроизведениями, их комплексами, при чем в его сознании могут выплывать воспроизведения целых мыслительных процессов. Такая более или менее живая психическая деятельность, основанная на воспроизведениях, называется воображением. На основании сведений, почерпнутых из различных источников, в сознании могут воспроизводиться такие представления в их различных сочетаниях, свидетелем которых данный человек никогда не был и даже не мог быть, а представления о которых у него возникли, напр., из книг или рассказов; он может представить и себя в известном отношении к таким воспроизведениям, независимо от времени и пространства событий, послуживших источником воспроизведенных представлений. Такое мышление носит название фантазирования, результат фантазирования — фантазия. Воображение и фантазия могут быть чрезвычайно яркими и отчетливыми, в зависимости от живости ассоциативных процессов и отчетливости представлений, являющихся материалом для ассоциирования; легкость течения ассоциаций, обилие и яркость образов обусловливают пределы фантазии, которые могут быть очень обширными. Живость воображения и фантазии определяются, конечно, индивидуальными свойствами данного лица.

В сознании человека под влиянием некоторых условий воспроизводятся события детского периода его жизни, они встают перед ним, он принимает в них участие, даже снова как бы переживает их, радуется прежними радостями и печалится давними горестями, — пример воображения. Под влиянием романа Толстого «Война и Мир» разыгрывается воображение: человек начинает представлять себе соответствующие события, сам принимает в них участие, даже сражается с врагами 100 л. т. наз.; детские игры нередко сопровождаются живейшими процессами воображения и фантазии; если человек легко может при помощи фантазии воевать с давно несуществующим врагом или даже, присутствовать при сотворении мира, он не менее легко может явиться свидетелем и участником событий предполагаемой гибели земли в ледниковом периоде, — все зависит от развития его фантазии.

У выдающихся писателей и художников способности воображения и фантазии достигают крайних степеней развития, являясь одним из существеннейших факторов их творческой деятельности.

 

 

VII. Заведения для призрения душевно-больных и их необходимость
IX. Нервная клетка, учение о невронах, его возникновение и развитие



Современная медицина:

Оглавление:

Обложка



Поиск по сайту:



Скачать медицинские книги
в формате DJVU

Цитата:

сделать вывод, что «стороннее» действие вестибулярного аппарата выражается в тормозящем влиянии на сосудодвигательный центр. В литературе до настоящего времени не описано ни одного достоверного факта, который говорил бы о наличии нервного, активно тонизирующего влия ния какого-либо рецепторного аппарата на сосудодвигательный центр.

Медликбез:

Народная медицина: чем лучше традиционной?
—•—
Как быстро справиться с простудой
—•—
Как вылечить почки народными средствами
—•—


Врач - философ; ведь нет большой разницы между мудростью и медициной.
Гиппократ


Медицинская классика