Главная страница


Книги:

В.П.Осипов, Курс общего учения о душевных болезнях (1923)

VI. Устройство лечебницы для душевно-больных

Устройство лечебницы для душевно-больных. Отличие от обыкновенных больниц; условия лечения и безопасности. Разделение лечебниц на отделения. Наблюдательное отделение и постельный режим. Отделение лазаретное, заразное, туберкулезное. Нервно-психическое отделение. Различные системы постройки лечебниц (центральных зданий, павильонная, барачная), их примущества и недостатки. Расположение лечебницы и сады. Операционные, мастерские. Клиники. Общие и специальные требования от внутреннего устройства лечебницы. Окна. Двери. Освещение. Ванны. Кухня и буфеты. Отопление. Вентиляция. Полы. Особенности устройства различных отделений. Лаборатории, секционная, административные помещения, амбулатории.

По своему устройству специальные заведения для душевно-больных отличаются от обыкновенных больничных учреждений; эти отличия обусловливаются требованиями, вытекающими из особенностей характера больных, помещаемых в эти заведения для лечения или призрения; заведения для душевнобольных должны устраиваться таким образом, чтобы они не только удовлетворяли необходимым условиям лечения своих клиентов, но чтобы они в то же время обеспечивали безопасность душевно-больных, как для них самих, так и для окружающих; необходимость соблюдения указанных условий и приводит к отличительным чертам, характеризующим устройство заведений для душевно-больных.

Специальные заведения для душевно-больных отличаются и между собою. Дело в том, что одни душевно-больные по роду и свойству своего болезненного состояния нуждаются в лечении, другие же в лечении почти не нуждаются, так как болезненный процесс, явившийся причиною их болезни, закончился в своем развитии и даже регрессировал, но выздоровления их не последовало; болезнь приняла хроническое течение; такие больные нередко представляются настолько крепкими физически, что могли бы жить и при домашней обстановке и работать, если бы не их душевное заболевание, частью лишившее их умственных способностей, частью приведшее их в такое состояние, в котором они хотя временно оказываются небезопасными для окружающих. Сообразно этим двум группам больных специальные заведения, предназначенные для них, разделяются на заведения для лечения острых душевно-больных и на заведения для хронических душевно-больных, которые в свою очередь могут устраиваться различно и помимо лечебных целей служат для призрения больных и в значительной степени для из'ятия их из населения.

В настоящей главе преимущественное внимание обращено на устройство лечебниц для острых душевно-больных.

Устройство лечебниц для душевно-больных весьма сложно, что зависит от сложности душевных расстройств и разнообразия их проявлений.

Прежде всего, каждая лечебница разделяется на две симметричные половины — мужскую и женскую. Затем уже каждая половина лечебницы состоит из ряда особых отделений, необходимость выделения которых определяется различиями внешних выражений и проявлений болезненных состояний ее обитателей.

Одни больные, несмотря на известные уклонения от нормы, ведут себя спокойно и не представляют опасности для окружающих; другие больные обнаруживают явления психодвигательного возбуждения в большей или меньшей степени, кричат, свистят, нападают на соседей, ломают обстановку; такое возбуждение может проявляться кратковременными вспышками, нарушая спокойное поведение больных, или протекает длительно; есть также больные, ищущие в аффекте тоски способа покончить с собою; третья группа больных частью состоит из тихих и спокойных больных, но слабых физически, истощенных болезненным процессом, обнаруживающих явления двигательного паралича; иногда такие больные страдают трофическими расстройствами в виде пролежней, часто они неопрятны, так как не удерживают мочу и кал, вследствие локализации органического поражения или чаще в зависимости от помраченного состояния сознания или слабоумия; такие больные требуют особенно тщательного физического ухода.

Сообразно указанным категориям больных, каждая лечебница должна иметь отделение для спокойных больных, для больных неспокойных, или лучше, возбужденных и для больных физически слабых и неопрятных; последние два понятия — слабых или трудных больных и неопрятных в большинстве случаев совпадают; что же касается до отделения для беспокойных больных, то обычно устраиваются два отделения: одно из них предназначается для больных, обнаруживающих легкое психодвигательное возбуждение, более или менее непостоянного характера, не требующее непрерывного усиленного надзора, другое для больных, находящихся в состоянии резко выраженного психодвигательного возбуждения, для больных, которые еще и в настоящее время известны под названием буйных или неистовых больных, а отделение для них — буйного отделения; эти последние термины должны, однако, все более и более выходить из употребления, а психиатры должны способствовать исключению их из своего обихода, так как они отнюдь не выражают психопатологического происхождения возбужденного состояния душевно-больных, а характеризуют людей больных термином, содержание которого черпается из обывательской жизни. Правильнее поэтому называть эти отделения отделениями для слабо- и сильно возбужденных больных, или как это делается уже давно в Петроградской клинике душевных болезней, просто нумеровать отделения, называя их первым, вторым и т. д. по их числу.

Указанными четырьмя отделениями не ограничивается деление лечебницы. Со времени введения в большинстве лечебниц т. наз. постельного режима или постельного содержания душевно-больных, предназначаемого, главным образом, для возбужденных и вообще аффективных больных, устраиваются особые отделения для проведения этого содержания; значение постельного содержания душевно-больных, показания для его применения и противопоказания будут разобраны в главе о лечении душевнобольных; пока же можно сказать, что постельному содержанию подвергается большинство аффективных, возбужденных больных, а проводится постельное содержание обыкновенно в более или менее обширных общих палатах; во многих лечебных заведениях постельное содержание вошло в обиход т. наз. наблюдательных отделений, в которые поступают почти все новые больные до выяснения их болезненного состояния, а также и стационарные больные лечебницы, к которым должно быть применено постельное содержание 73-74). Следовательно, необходимо специальное помещение для проведения постельного содержания; такое помещение удобнее всего устраивать в связи с отделениями для возбужденных больных.

Далее, особенно в более или менее крупных лечебницах, необходимо иметь лазаретные отделения, на случай т. наз. соматических заболеваний, как influenza, pneumonia cruposa, ileotyphus и др. Здесь говорится о более крупных учреждениях потому, что в небольших лечебницах, вмещающих 50, 60 или несколько более больных, как это бывает, напр., в клиниках или частных лечебницах, для целей лазаретных могут просто выделяются особые комнаты. Еще лучше, конечно, если в крупных лечебных заведениях устраиваются особые небольшие отделения с отдельным входом для различного рода инфекционных заболеваний.

Каждое лечебное заведение должно иметь отделение для заразных болезней, каковы, напр., рожа, оспа, скарлатина и др. болезни, требующие немедленной и полной изоляции от других больных; такие отделения совершенно не должны сообщаться с помещениями других отделений лечебницы.

Большое зло крупных лечебниц для душевно-больных предоставляет туберкулезная зараза; ее распространение среди душевно-больных обусловливается во-первых необычайной скученностью душевно-больных в русских лечебных и частью заграничных заведениях, в которых нередко вместо числа больных, полагающихся на палату, помещается вдвое и даже втрое большее их число, а во-вторых самым свойством ряда душевных заболеваний, ослабляющих сопротивляемость организма туберкулезной инфекции, частью вследствие хронического течения мозгового процесса, отражающегося на общем питании больного, частью вследствие измения условий кровообращения и дыхания у некоторых больных, благодаря их малоподвижности или развитию поверхностного и задержанного типа дыхания. Эти условия приводят к тому, что туберкулез среди душевно-больных встречается в 3—7 и более раз чаще, чем среди душевно-здоровых. Число душевно-больных, страдающих туберкулезом, колеблется в различных русских лечебницах от 4,5—15% общего количества больных в этих лечебницах, а из больных, умирающих в лечебницах, около 26,6% умирает от туберкулеза75). Поэтому нельзя не признать совершенно целесообразным возникающее стремление к организации в крупных благоустроенных лечебницах отделений для туберкулезных больных; это пожелание было принято психиатрической секцией XIII Международного Медицинского Конгресса в Париже в 1900 г., после доклада М. Marie76).

Нередко в особые отделения выделяются еще группы больных, страдающих судорожными падучными приступами; это выделение об'ясняется желанием поставить таких больных в условия наименьшей травматизации в зависимости от неожиданно и часто развивающихся у них судорожных приступов, сопровождающихся потерей сознания.

С большим трудом прививается вполне, однако, желательный тип т. наз. нервно-психических  отделений;   такое  отделение  впервые в России было устроено проф. В. М. Бехтеревым около 1900 г. в клинике душевных болезней в Петрограде*). Особенность таких отделений  заключается в том, что их обитатели пользуются правами относительно свободного выхода (система открытых дверей — open door); так как это или выздоравливающие, или даже выздоровевшие больные, лишь временно остающиеся в лечебнице, или такие больные, которые, не представляя явлений формального душевного расстройства, в то же время нуждаются в пребывании в лечебнице, так как домашняя обстановка действует на них неблагоприятно, и они требуют постоянного врачебного наблюдения; вместе с тем состояние здоровья этих больных позволяет предоставить им относительную свободу. Такие больные, о которых будет сказано впоследствии, могли бы поступать в лечебницы без соблюдения особых формальностей.

Естественно, что лечебное заведение, состоящее из значительного числа отделений, которые, конечно, отличаются некоторыми особенностями, представляется весьма сложным учреждением. Этой сложности не было, разумеется, в древних приютах городов Ислама, как Багдад, Дамаск, Каир, но уже устройство Бедлама (1247 г.) и заведения в Elbing'e (1326 г.) несколько сложнее; весьма интересно в этом отношении заведение для душевно-больных, открытое в Вене при императоре Иосифе, построенное в форме широкой пятиэтажной башни, известной под названием Narrenturm. В России первые оффициальные указания о характере постройки заведений для душевно-больных рекомендовали строить просторные и крепкие помещения, обнося их заборами.

Прошло немало времени, прежде чем выработался тип современного лечебного заведения для душевно-больных; для выработки такого типа должен был накопиться известный опыт в связи с сознанием необходимости и целесообразности расходовать деньги на призрение и лечение душевно-больных; сначала же в западной Европе, да отчасти и в России, для душевно-больных отводились старые замки и монастыри (Werneck, Leubus и др.73)). Это были большие, даже громадные многоэтажные здания, в различных этажах и флигелях которых размещались различные категории душевно-больных. Да и вновь строившиеся лечебницы старого времени строились по плану больших центральных зданий, рассчитанных на большое число больных. Как на пример такой лечебницы, можно указать на функционирующую до настоящего времени лечебницу св. Николая Чудотворца в Петрограде.

Отрицательные стороны лечебниц в виде больших центральных зданий заключаются в следующем: 1) многоэтажные здания нежелательны для больниц вообще, тем более нежелательны для душевно-больных, как заключающие в себе элемент опасности; 2) центральные здания неминуемо содержат много недостаточно освещенных и темных помещений, след., в них остается неиспользованным благотворное влияние света; 3) разделение на отделения в центральном здании не может быть проведено с достаточной полнотой и удобством; 4) в случае появления заразы, опасности обыкновенно подвергаются обитатели всего здания, так как эту заразу при отсутствии строгой изоляции отделений трудно локализировать. Большую опасность представляют центральные здания и в случае пожара. Единственная положительная сторона Центральных зданий заключается в их относительной дешевизне и в том, что при условии допустимости их для устройства лечебниц для душевно-больных, каждое оказавшееся непригодным или ненужным для других целей здание может быть приспособлено для помещения душевно-больных. Однако, это явление нежелательно, так как устройство заведения для душевно-больных должно удовлетворять определенным, специально пред'являемым к нему требованиям.

Вполне естественно, что лучшей системой устройства лечебного заведения для душевно-больных является та, при которой различные категории больных, составляющие содержание различных отделений, действительно отделены одна от другой и совершенно между собой не смешиваются, не производят друг на друга нежелательного впечатления. Такой системой является т. наз. павильонная система, при которой различные отделения приурочиваются к отдельным павильонам, одно- или двухэтажным зданиям. Недостатки, указанные при системе центральных зданий, устраняются в павильонной системе, где каждый павильон освещается со всех четырех сторон, где различные категории больных легко разделяются, где в случае появления заразы, она легче может быть локализирована, а самый павильон обеззаражен. В настоящее время павильонная система приобрела права гражданства при постройке лечебниц для душевно-больных, несмотря на свою относительную дороговизну по сравнению с типом центральных зданий; хорошие качества этой системы вполне искупают и некоторые ее недостатки, которые заключаются в следующем: при известной отдаленности одного павильона от другого затрудняется перевод больных из одного отделения в другое и визитация врача, особенно в дождливую и снежную погоду; требуется большее количество служительского и надзирательского персонала, так как каждый павильон имеет большую самостоятельность по сравнению с отделением центрального здания. Однако, эти недочеты устраняются в некоторых лечебницах устройством между отдельными павильонами закрытых соединительных коридоров или туннелей (Виленская окружная лечебница и нек. др.). Иногда при лечебницах устраиваются небольшие бараки для отдельных групп больных; чаще всего это бывает в колониях, о которых речь будет ниже.

Для лечебниц обыкновенно выбирается сухая, здоровая местность, в стороне от города, по возможности, с количеством земли достаточным для разбивки садов, огородов, а если дело идет о колонии, то с лесом, пашнями и водой.

Самые здания лечебницы располагаются таким образом, чтобы каждый павильон обслуживался особым садиком, в котором не смешивались бы больные разных категорий; такое специальное распределение садиков достигается самым расположением зданий лечебницы и разделяющими их заборами; такое распределение принято было в свое время, напр., в клинике душевных болезней при Военно-медицинской Академии в Петрограде (см. рис. 2); там, как и вообще в военных лечебницах для душевно-больных, внутреннее распределение помещений для различных категорий больных, равно как и распределение садиков, осложнялось в прежнее время еще необходимостью, во избежание антидисциплинарных столкновений, отделять нижних чинов от офицеров.

Каждое заведение для душевно-больных должно иметь хорошо оборудованную водолечебницу и электролечебницу. Существенно важное значение, особенно в клиниках и крупных лечебницах, имеет операционная 78-79), необходимая как для некоторых специальных операций (трепанации), так и для общехирургических операций, в применении которых иногда встречается надобность у душевно-больных (флегмоны, абсцессы, переломы, грыжесечение, трахеотомия и др.).

Благоустроенные лечебницы снабжены обычно оборудованными помещениями для различных ремесл, служащих целям лечения и отчасти развлечения больных; сюда относятся, например, столярное, сапожное, переплетное, портняжное и нек. др. мастерства, особенно широко распространенные в колониях для хроников. Важно также иметь зал или вообще более или менее обширное помещение, в котором больные могли бы собираться для развлечений.

Несмотря на все преимущества павильонной системы, проведение ее в чистом виде может встретить большие затруднения в тех случаях, когда вся лечебница рассчитывается на небольшое число кроватей, как это, например, бывает в клиниках; при постройке клиники на 50 кроватей пришлось бы строить отдельные павильоны для 5—6 больных, принимая во внимание разделение клиники на мужскую и женскую половины; при таких условиях строгое проведение павильонной системы оказалось бы слишком дорогим, так как пришлось бы строить отдельные павильоны для незначительного числа больных каждый.

Рис. 2. План первого этажа клиники душевных болезней при Военно-Медицинской Академии. Клиника построена по павильонной системе, при чем отдельные павильоны сообщаются между собою крытыми галлереями. А - вход в здание клиники. Б - отделение для дневного пребывания спокойных больных. В - 2е отделение для дневного пребывания спокойных больных. Д - отделение для дневного пребывания беспокойных больных. Е и Ж - для неопрятных и слабых больных, требующих особого покоя. 3 - для возбужденных больных. И - кухня. I - машинное отделение. Л - гимнастический зал. - М - зимний сад. Расположением павильонов и галлерей ограничиваются внутренние садики, служащие для прогулки больных различных категорий. Правая половина плана — женское отделение. — План взят из книги Ф. С. Текутьева.

В клинике душевных болезней80) Казанского университета указанное затруднение устранено таким расположением здания, что в коридоры, соединяющие различные отделения клиники между собою (см. рис. 3), выходят с одной стороны примыкающие к ним помещения, не предназначенные для больных, как бельевыя, комнаты для фельдшериц и надзирателей и нек. др. Общий же эскиз клиники в горизонтальном разрезе напоминает букву Н, т. е., клиника состоит из двух двухэтажных флигелей, одного для мужчин, другого для женщин, соединенных между собою центральной частью; в этой центральной части больные не помещаются, здесь расположены приемный, водолечебница, электролечебница, библиотека, лаборатории, сюда же примыкает аудитория, выступающая во внутренний двор клиники и разделяющая его пополам. Таким образом, клиника построена по типу, представляющему нечто среднее между системой центрального здания и павильонной, правда, с весьма значительным отступлением от первого и с большим приближением к последнему.

Рис 3. План второго этажа клиники душевных болезней Казанского университет. М - мужская половина клиники. Ж - женская. А - аудитория П - общие палаты. К - отдельные комнаты. Г - гостиныя. С - столовыя. В - ванны. Л- лаборатории. О - операционная. В первом этаже соответственно. ГС - находятся палаты для проведения постельного содержания (тоже и в женском отделении), соответственно. Л - водолечебница, соответственно.  I, I, I - обособленное отделение на случай заразных заболеваний.

При внутреннем устройстве и оборудовании различных отделений заведения для душевно-больных должен быть принят во внимание ряд требований общего характера для всех отделений и ряд требований частного характера, соответствующих индивидуальности отделения. К первым относятся требования обще-санитарного свойства, как большое количество воздуха в помещениях, хорошая вентиляция, обилие света, отсутствие под потолком карнизов, специально являющихся местами скопления пыли, закругление углов, хорошее отопление.   Сюда же относятся и общие требования специально психиатрического характера. Одно из таких весьма существенных требований, пред’являемое, впрочем, не только к внутреннему устройству, но и к внешнему виду здания, заключается в том, чтобы оно не имело тюремного вида; заведение для душевно-больных не тюрьма, а лечебница, и не должно походить на тюрьму, даже по внешности; между тем, сходство с тюрьмою в прежних лечебницах, существующих и по настоящее время, обусловливалось устройством в окнах решеток тюремного типа; назначение таких решеток было предупредить возможность побега больных и покушения на самоубийство посредством выбрасывания из окна. В новых лечебницах решеток не делается совсем, они заменяются частыми переплетами оконных рам, при чем отверстия переплетов обычно устраиваются таких размеров, чтобы в них не пролезла голова больного. Перекладины переплетов делаются толстыми и массивными, чаще плоскими, хотя это отнимает довольно много света, что особенно существенно на севере, меньше света отнимают перекладины переплета, утолщенные не в плоскости стекла, а в перпендикулярном направлении; но лучше всего, конечно, железные рамы и железные переплеты, хотя стоимость их значительно выше деревянных: они прочны, тонки и изящны, служат очень долго и не отнимают света. В отделениях, предназначаемых для возбужденных больных, рекомендуется вставлять в рамы толстые корабельные стекла, разбиваемые больными с трудом, редко; если позволяют средства, прочные, толстые стекла могут быть вставлены и во внутренние рамы спокойных отделений. В клиниках, где количество больных обычно невелико, а надзирательского персонала много, а следовательно, и присмотр за больными достаточный, переплеты оконных рам, по крайней мере в отделениях для спокойных больных, могут не отступать от общепринятых размеров, как это имеет место в Казанской клинике; благодаря такому устройству окон, внешний вид здания не имеет даже самого отдаленного сходства с тюрьмой. Форточки и створки рам закрываются и открываются ключом; шторы помещаются между внутренней и наружной рамой, шнурки их скрываются в трубках.

В помещениях для душевно-больных не должно быть тесемок, шнурков, крючков в стенах, вообще, предметов, которые могли бы послужить для покушений больных на самоповешение; с этой целью обыкновенные дверные ручки заменяются закругленными металлическими рожками, обращенными острием вниз или, что еще удобнее, металлическими раковинками. Двери отделений всегда заперты на ключ. Ключи имеются в распоряжении врачей, фельдшерского и надзирательского персонала, испытанных палатных надзирателей, но не выдаются на руки больным.

В настоящее время благоустроенные лечебницы везде, где только это возможно по местным условиям, должны снабжаться электрическим освещением; при этом включатели, во избежание порчи их больными, скрываются в стенах, и включение осветительного тока достигается поворотом ключа.

Все отделения имеют ванны и умывальные раковины, вода которых закрывается и открывается ключом.

Очень хорошо, если кроме центральной кухни, обслуживающей все учреждение, отделения снабжены буфетными комнатами, имеющими приспособления для подогревания пищи (духовые шкафы) и горячую воду; при устройстве отдельных павильонов такие буфетные безусловно необходимы. Не всегда душевно-больные едят в назначенное время, иногда, даже нередко, они отказываются от пищи и просят есть позднее; существенно важно, чтобы пища сохранилась до этого времени привлекательной, как по температуре, так и по внешнему виду.

Отапливаются заведения для душевно-больных различными системами центрального отопления; при этом горячие трубы скрываются; прежде ставились калориферы в виде пластинчатых радиаторов за решетками, но в настоящее время они выходят из употребления; на них скопляется пыль, которая легко пригорает, вид их нередко пугает бредящих больных. В лучших лечебницах новейшего времени, как бывшая лечебница Петроградского Губернского Земства, ныне Петроградская Губернская Психиатрическая больница имени Кащенко, находящаяся недалеко от Гатчины, или вновь открытая лечебница в Giessen'e, устроены калориферы в форме ряда изогнутых металлических трубок эллиптического сечения. Такие калориферы даже оставляются открытыми.

В Казанской клинике душевных болезней применено впервые в заведении для душевно-больных т. наз. паро-водобетонное отопление по системе инженера Яхимовича 81). Основная особенность этой системы отопления заключается в том, что при ней калориферы, находящиеся в неглубоких стенных нишах, замазываются бетоном в уровень с поверхностью стен; калориферы сообщают свое тепло бетону, который сохраняет его довольно долго, лишь постепенно излучая его в окружающую среду; этим достигается равномерное нагревание комнат, между тем как при открытых калориферах температура обычно падает вместе с быстрым остыванием их после прекращения топки; интерес же этой системы для психиатрической лечебницы, как таковой, заключается в том, что все части отопления совершенно закрыты, так как печи представляют из себя просто определенные нагреваемые части стен различной площади. С отоплением обыкновенно соединяется вентиляция, которая должна устраиваться таким образом, чтобы воздух, поступающий в здание, притекал в трубы не снизу, с уровня земли, где он достаточно загрязнен; а сверху, из труб, выходящих на крышу; такое устройство вентиляции обеспечивает чистоту притекающего воздуха.

Полы в лечебницах должны быть прочными, гладкими и теплыми; они должны легко переносить частое мытье и чистку, а в отделениях для возбужденных больных, которые иногда сбрасывают с себя обувь и одежду, предпочитая оставаться нагими, полы не должны являться источником простуды; большим распространением пользуется паркет, при чем паркет, положенный на асфальт, хорошо переносит мытье; все большее и большее распространение приобретает линолеум, накладываемый прямо на досчатый пол; впрочем, в беспокоимых отделениях больные легко сдирают линолеум; в ваннах и вообще в водолечебных помещениях удобнее всего пользоваться метлахскими плитками, но плиточные полы — холодные, и их вряд ли следует рекомендовать для помещений, занимаемых больными; различные составы в роде ксилолита, линолита, гранелита и др., появляющиеся в настоящее время в весьма большом количестве, находятся еще в периоде разработки, что доказывается их обилием и тем, что они удерживаются в практике лишь короткое время — настолько короткое, что ко времени ремонта нередко данного состава в продаже уже не существует.

Различные отделения лечебницы по своему внутреннему устройству и оборудованию представляют некоторые особенности. Отделение для спокойных больных состоит из помещений для дневного пребывания и из спален; желательно иметь, как общие палаты, так и отдельные комнаты; дневные помещения состоят из столовой, гостиной и зала; число комнат и их величина рассчитываются по количеству больных данного лечебного заведения. Комнаты меблируются просто, но удобно и даже комфортабельно: отделение не должно иметь ни в каком случае мрачного и сурового вида; в приемные дни в эти отделения могут допускаться посетители. Для развлечения больных в таком отделении бывает рояль или пианино, если позволяют средства лечебницы; устраивается биллиард.  Кровати в спальнях обыкновенные.

Отделения для возбужденных больных меблируются проще, гардины на окнах, рояли и биллиарды в этом отделении, конечно, не допускаются, а в отделении для сильно-возбужденных больных нередко пользуются тяжелой дубовой мебелью, которую больные не могли бы превратить в орудие нападения: удобно заменять в таких отделениях кровати тяжелыми кушетками, обитыми кожей; отнюдь не следует привинчивать мебель к полу железными скобами, так как они могут при случае явиться орудием покушения на самоубийство, членовредительство и на жизнь окружающих. Отделение для возбужденных больных должно быть снабжено отдельными комнатами, в которые помещаются больные в случаях психодвигательного возбуждения, с целью дать им покойную обстановку и отделить их на время возбуждения от других больных; эти комнаты должны иметь вид обыкновенных небольших комнат, хорошо освещенных большими окнами и просто меблированных; они служат для отделения или сепарации больного только на время его возбуждения, в них удается нередко проводить постельный режим; такие сепарационные комнаты могут даже оставаться без дверей, двери оставляются лишь в небольшом числе таких одиночных комнат и закрываются только в случае, если больной беспокоит других своим криком или если вид открытых дверей и наблюдающих за ним лиц возбуждает или пугает его; двери устраиваются однополотенные, чтобы избегнуть лишних щелей и створок, в которых больной может ущемить различные части своего тела; они имеют закругленный край с той стороны, которой привешиваются к дверной раме, чтобы при закрывании двери также нельзя было ущемиться. В старых изоляторах до сих пор существуют в дверях маленькие отверстия тюремного типа (глазки), закрывающиеся извне, чтобы во всякое время, не входя в изолятор, можно было наблюдать за больным; однако, такой способ наблюдения действует на больных в высшей степени неприятно, нередко возбуждая их еще более; таких отверстий быть не должно: отдельные комнатки или оставляются без дверей, или служитель наблюдает за больным через полуоткрытую дверь, или в крайнем случае дверь может быть совершенно закрыта на некоторое время. В отделении должны быть теплые полы и подходящая температура, так как есть больные, предпочитающие оставаться без платья и обуви. Не следует устраивать высокорасположенных окон тюремного типа, дающих мало света, — достаточно, если переплет окон будет мельче обычного, вершка по три в его отдельных клетках, чтобы больной не мог просунуть в него голову; обыкновенные стекла заменяются во всех таких отделениях толстыми стеклами, около 1 сант. толщиной, которые больному не часто удается разбить; во избежание вскакивания больных на окна, подоконники можно скашивать. Стены аршина на 2 ½ от пола окрашиваются светлой масляной краской, чтобы их можно было мыть, тем более, что больные сильно их загрязняют.  Не следует рекомендовать для этих помещений дорого стоящих «резиновых стен», так как в них от резины держится очень неприятный запах, и цена их слишком высока и недоступна; обшивание стен на половину их вышины пружинящей вагонной обшивкой, хотя и стоит сравнительно не дорого, но вследствие образующихся в таких обшивках часто незаметных щелей, они могут являться гнездами скопления грязи и источниками инфекции. Лучше всего гладкие стены, покрытые светлой, масляной краской. Опасность, что возбужденный больной разобьется о каменную стену, весьма несущественна, во-первых потому, что таких случаев почти не бывает, а во-вторых потому, что главное место, в психиатрических заведениях занимает хороший надзор и уход за больными, который достаточно гарантирует безопасность и сохранность больных.

Освещение отдельных комнат должно быть достаточным, но не должно быть слишком резким, не должно беспокоить и раздражать больного; лучше всего помещать источник света возле потолка, пользуясь матовыми лампочками или плафонными фонарями вагонного типа. Иногда пользуются боковым освещением, устраивая помещение для лампочек в отверстии стены над входными дверями; в отверстие с обеих сторон вставлены стекла, и таким образом лампочка освещает одновременно и отдельную комнату, и помещение переднего коридора; однако, такая экономия света нежелательна, потому что при указанном устройстве остаются плохо освещенными оба помещения; правильнее освещать сепарационную комнату самостоятельно, а над входною дверью оставлять небольшое окно для того, чтобы свет из коридора, проникая через это окно, усиливал освещение сепаратора.

Хорошие шамотовые ванны наиболее желательны; их гладкая поверхность и белый цвет обеспечивают чистоту; еще лучше фаянсовые ванны, но они мало доступны, вследствие высокой цены. Ванны для всех отделений могут быть одинаковыми; для слабых больных иногда устраивается ванна с опускающеюся в нее брезентною сеткою, натянутою на металлическую раму; другие приспособления излишни; бассейны в полу с опускающимися на рычагах креслами и другие хитроумные приспособления только пугают больных. В тех лечебницах, где применяются продолжительные ванны, в которых больные остаются по несколько часов и даже по несколько дней, необходимо устройство особых ванных помещений, в которых поддерживалась бы достаточно теплая температура воздуха, а самые ванны должны быть снабжены регуляторами, благодаря которым вода в них также сохраняла бы постоянную температуру.

Отделение, в котором проводится постельное содержание душевно-больных или т. наз. постельный режим, представляется состоящим из одной или большего числа обширных палат, смотря по количеству находящихся в отделении больных, а также из нескольких отдельных комнат, так как не все больные подвергаются постельному содержанию в общей палате, а пребывание в постели в отдельной комнате является для них более показанным *) 82). Так как постельные больные проводят в постели большую часть дня и остаются на ночь в том же самом помещении, то для таких помещений особенно желательны наилучшие условия, в смысле количества воздуха, света и вентиляции; полезно устраивать в таких палатах окна большей величины.

Для больных, страдающих судорожными падучными приступами, полезно иметь кровати на невысоких ножках, чтобы больные не расшибались, в случае падения с кровати; лучше, если у кровати высокие борты, исключающие вообще возможность выпадения больного из кровати; не следует только делать сетчатых решеток, чтобы не вносить в отделение материал, могущий послужить для покушений на самоубийство.

Вследствие особого состава больных психиатрических отделений очень важное значение в них имеет строгая организация контроля за регулярными обходами (дневными и ночными) отделений дежурным надзирательским персоналом; такой контроль необходим не только для уверенности, что отделения действительно своевременно обходятся, но, быть может, еще более для того, чтобы в случае какого-либо происшествия в одном из отделений в отсутствие дежурного надзирателя, последний имел возможность доказать, что он находился при исполнении своих обязанностей в другом отделении. Целям контроля служат особые контрольные аппараты в виде т. наз. контрольных часов, принцип устройства которых заключается в следующем: во всех отделениях лечебницы устроены скрытые в стене штифтики, которые поворачиваются посредством особого ключа; при повороте штифтика происходит замыкание электрического тока, что отражается особым сигналом в контрольном аппарате; аппарат представляет собою ящик с часовым механизмом, находящийся на стене в центральной части здания, напр., в конторе; вместо обыкновенного циферблата на пластинку часов накладывается бумажный циферблат, по периферии которого обозначены часы, а по радиусам номера отделений: замыкание тока в одном из отделений лечебницы тотчас же отражается на циферблате, так как стрелки, движущиеся по циферблату и снабженные острыми штифтиками, в момент замыкания тока прокалывают циферблат; место прокола указывает, в котором часу и в котором отделении произошло замыкание тока, давшее отметку на циферблате. Бумажные циферблаты приходится ежедневно менять; израсходованные циферблаты сохраняются наклеенными в особых тетрадях, так что по ним можно в любое время проконтролировать правильность обходов в лечебнице.

Конечно, каждая современная лечебница должна иметь оборудованную лабораторию для клинических исследований и для научных занятий врачей: необходимые средства для экспериментально-психологического исследования больных.  Необходима благоустроенная секционная.

Административные помещения лечебницы, как контора, казначейская, а также приемныя, кабинеты для приема больных и др. приурочиваются к центральной части лечебницы.

Территория лечебницы обносится оградой, как во избежание бесконтрольных отлучек и побегов больных из лечебницы, так и во избежание проникновения в лечебницу нежелательных посторонних элементов. Стена защищает также гуляющих больных от посторонних взглядов, праздного любопытства, а нередко и от плохого, враждебного отношения со стороны невежественных людей.

 

 

 

V. Появление здравых понятий о душевных болезнях
VII. Заведения для призрения душевно-больных и их необходимость



Современная медицина:

Оглавление:

Обложка



Поиск по сайту:



Скачать медицинские книги
в формате DJVU

Цитата:

Накануне операции больные принимают общую ванну или моют голову. Операционное поле выбривается тоже накануне. Кишечник очищается слабительным. Особо нервные больные получают на ночь бром или снотворное. На операцию больные идут натощак, если предполагается общий наркоз, или после легкого завтрака. Перед операциями в глотке и полости рта больной ежедневно тщательно чистит зубы и полощет рот дезинфицирующими растворами. Перед самой операцией больной должен освободить мочевой пузырь.

Медликбез:

Народная медицина: чем лучше традиционной?
—•—
Как быстро справиться с простудой
—•—
Как вылечить почки народными средствами
—•—


Врач - философ; ведь нет большой разницы между мудростью и медициной.
Гиппократ


Медицинская классика