Главная страница


Книги:

В.П.Осипов, Курс общего учения о душевных болезнях (1923)

XXVI. Половое чувство и его развитие

Половое чувство и его развитие. Нормальная половая сила. Половое влечение. Количественные и качественные изменения половой возбудимости: ее повышение, понижение, paradoxia sexualis. Гетеросексуальные и гомосексуальные половые извращения. Онанизм, его происхождение и значение. Садизм и мазохизм, происхождение этих извращений. Уранизм, педерастия, трибадия; различные типы гомосексуалистов; теории происхождения гомосексуальности. Скотоложство. Фетишизм, его разновидности и происхождение; трансвестизм.   Примеры, половых извращений из истории.

Половое чувство и половое влечение занимает выдающееся положение среди других чувств и влечений, являясь одним из самых могучих жизненных стимулов, как по своему значению, так и по своей силе; до известной степени с ним может конкурировать только чувство голода. Половое влечение тесно связано с особым состоянием наружных половых органов, приходящих в напряжение при половом возбуждении, в виде напряжения или эрекции полового члена у мужчин и клитора у женщин; без эрекции половое влечение при нормальных условиях не может быть удовлетворено; однако, половое влечение и эрекция не представляются явлениями тождественными и эквивалентными, так как далеко не во всех случаях они совпадают: может наблюдаться половое влечение без эрекции полового члена, являющейся необходимым условием физической потенции, и обратно, напряжение полового члена не всегда сопровождается возбуждением полового чувства. Психопатологов особенно интересует половое чувство и половое влечение, как таковое, и те болезненные изменения, которые наблюдаются в этой области.

Развитие полового чувства, связанное с половым возбуждением и появлением полового влечения, принято относить к периоду полового созревания или возмужалости или ко времени, незадолго предшествующему этому периоду; наступление периода возмужалости выражается у обоих полов появлением ряда физических изменений, как признаки растительности в области genitalia, изменение голоса у мальчиков, появление регул у девочек и развитие грудных желез и нек. др. Возраст полового созревания колеблется в связи с условиями индивидуальности, расовыми и климатическими 473-477): так, в полосе Средней Европы регулы у девочек появляются в возрасте от 13—16 лет, на севере, в Лапландии, около 18 лет, в Индии около 12 лет и в Египте около 10 лет; к такому же приблизительно возрасту относится начало полового созревания у мальчиков; в этом возрасте может развиваться сознаваемое половое влечение, и в случае полового сношения происходит извержение семени; способность оплодотворения наступает в среднем между 14—18 годами, способность к половому сношению на 2—3 года раньше. За последние годы вопрос о времени появления признаков половой возбудимости у детей был подвергнут   значительному пересмотру, главным образом в работах Freuda*); по мнению этого наблюдателя, уже в младенческом возрасте обнаруживается не только эрекция полового члена, но даже характерная аутоэротичность,  удовлетворяемая  ощущениями,  получаемыми  во время прижимания к материнской груди и трением бедер. Конечно, нельзя отрицать, что первые половые импульсы относятся к возрасту, значительно предшествующему началу периода созревания, но сознаваемое половое возбуждение и искание не возникает при нормальных условиях раньше этого времени. Оценивая приведенное положение Freud'a, следует помнить, что эрекция и половое влечение не представляются тождественными явлениями. Развившись в периоде полового созревания в полной мере, в смысле способности не только полового сношения, но и оплодотворения, половая способность и сила наростает приблизительно до 25—26 летнего возраста; далее, в течение около 10 лет она держится на одном уровне, а затем начинает медленно понижаться, в большинстве случаев совершенно к 60—65 годам; эта средняя норма далеко не является правилом, так как часто встречаются люди, совершенно утратившие половую способность уже к 40—50 годам, а с другой стороны — люди, сохранившие ее до этого же  возраста чуть ли не в юношеской силе, а также люди, сохранившие ее и после 70 лет. У женщин половое влечение, повидимому, развивается позднее, чем у мужчин, и наростает медленнее, достигая наибольшей силы приблизительно к 30 годам; около 40 лет оно начинает обыкновенно понижаться и после наступления климактерического периода падает большею частью весьма значительно.   Какова нормальная половая сила?   На этот вопрос нельзя ответить вполне определенно, так как половая сила подвержена весьма  значительным индивидуальным  колебаниям  в  связи  с  условиями личными,   условиями   питания,   расовыми   и   климатическими;   большое значение имеет т. наз. половое предрасположение или половая конституция, выражающаяся в индивидуальных особенностях строения и функций организма, обусловливающих половую возбудимость.  Есть люди, обладающие большой половой силой при сравнительно слабо выраженном половом влечении и обратно,  сохраняющие половое влечение, несмотря на утрату половой силы. Есть  ряд условий, временно понижающих половую возбудимость: сюда относится умственная деятельность, отвлечение внимания, аффект страха, утомление, отвращение к об'екту полового вожделения и др.; сюда же относятся фармакологические средства, как камфора, лупулин; отдых, хорошее настроение, питание, положительное чувство к об'екту полового вожделения — повышают половое влечение и возбудимость; есть ряд фармакологических возбудителей, как препараты стрихнина, иохимбина и др.  Нередко такие физиологические процессы, как менструальный период, повышают половую возбудимость женщин. Граница между нормальным количеством и частотой половых сношений и злоупотреблением ими, эксцессами, определяется с большим трудом, так как она обусловливается для отдельных лиц их общим физическим состоянием и половою возбудимостью и силой; бывают случаи, когда мы с несомненностью  устанавливаем  наличность  половых  эксцессов,  в других случаях мы не можем не впасть естественным образом в колебание; вопрос должен решаться для отдельных лиц, принимая во внимание и оценивая общие индивидуальные условия их половой жизни и то влияние, которое оказывает на них половой акт. Во всяком случае, имея в виду, что половой акт является условием оплодотворения и заканчивается извержением семенной жидкости (ejaculatio seminis), чем достигается его цель, следует признать, что он постольку не противоречит природе, поскольку выбрасываемая при совокуплении семенная жидкость содержит сперматозоиды; исследования показывают, что вслед за повторным совокуплением сперматозоиды исчезают, а выделяемая жидкость является продуктом предстательной железы и куперовых желез; что же касается частоты половых сношений, то она должна определяться временем, необходимым для выравнивания реакции, вызванной в организме предшествующим сношением, и наступлением выраженного полового влечения; этими соображениями может быть установлена граница для возраста наибольшей половой возбудимости у сильных в половом отношении лиц. Половые излишества оказывают на организм истощающее влияние и могут служить причиною преждевременного угасания половой силы. Было время, когда половому воздержанию приписывали существенно вредное влияние на здоровье, но в настоящее время можно считать установленным, что половое воздержание не принадлежит к числу источников болезней тем более, что организм время от времени освобождается от излишнего семени посредством поллюций; в этом отношении нельзя не согласиться с Eulenburg'ом478), который выражает сомнение, чтобы при разумном во всех других отношениях образе жизни когда-либо кто-либо заболел, в частности, приобрел неврастению или половую форму последней, благодаря одному только половому воздержанию.

Развитие половых импульсов и впоследствии полового влечения главнейшим образом обусловливается ростом и функцией половых желез testiculi и ovaria; влияние этих органов на организм двоякое — рефлекторное и химическое, как желез внутренней секреции*); несомненно однако, что кроме яичек и яичников отношение к развитию половых органов и функции имеют и другие железы внутренней секреции, особенно щитовидная железа; ее об'ем меняется у женщин в связи с менструальным периодом, наблюдается нередко ее набухание; удаление щитовидной железы у животных и людей влечет за собою понижение и даже полное угасание половых функций, которые удавалось восстановить препаратами этой железы; отношение к половой деятельности имеют и другие железы внутренней секреции, а именно, gl. pituitaria или hypophysis — мокротная железа или мозговой придаток; gl. pinealis, epiphysis — шишкообразная железа и, повидимому, надпочечники; значение продуктов деятельности всех этих органов для половой жизни далеко не может считаться выясненным, но различные факты и эксперименты устанавливают эту связь (изменение hypophysis у беременных, hypogenitalismus и hypergenitalismus в соотношении с изменением указанных желез). Перечисленные биохимические источники полового возбуждения вызывают его, влияя через кровь на нервную систему, на ее спинномозговые и черепномозговые центры; они приводят нервную систему в такое состояние, в котором она не может отвечать на различные внешние и внутренние раздражители появлением полового влечения (эротизм) и приведением наружных половых органов в напряжение. Внешние раздражители действуют через органы чувств и исходят или непосредственно от об'екта полового вожделения, или от предметов,

впечатление от которых так или иначе связывается в сознании лица, получающего это впечатление, с половыми представлениями напр., портрет полового об'екта, вещь ему принадлежащая, духи, которыми он пользуется. Не менее сильными половыми возбудителями являются соответствующие представления, дающие содержание для деятельности воображения и фантазии.

Нормальное половое возбуждение и половое влечение (libido sexualis) выражается стремлением к естественному половому общению с лицами противоположного пола. Существуют многочисленные и разнообразные уклонения от нормального полового влечения и способа его удовлетворения, которые в известных условиях признаются болезненными, составляя содержание области половой психопатологии; эта область издавна и сильно интересовала врачей, и ей посвящена обширная литература, отчасти уже мною отмеченная 479-487) 496). Ясно выраженная мысль, что в значительной своей части половые уклонения представляются явлением болезненным, принадлежит Westphаl'ю, а сгруппирование патологических половых аномалий и их классификация осуществлены впервые Krafft-Ebing'ом под названием Psychopathia sexualis.

Болезненные уклонения полового влечения и половой возбудимости разделяются на две группы: к первой группе относятся количественные изменения, а ко второй качественные; к количественным изменениям принадлежат болезненные уклонения в направлении силы и продолжительности полового влечения и возбудимости, а содержание группы качественных изменений составляют болезненные уклонения, в смысле способа удовлетворения полового влечения и об'екта полового вожделения.

К группе количественных изменений относятся: болезненное повышение половой возбудимости (hyperaesthesia sexualis, libido nimia, satyriasis, nymphomania); ненормальное понижение половой возбудимости (anaesthesia sexualis); наличность половой возбудимости вне соответствии с возрастом (paradoxia sexualis). К группе качественных изменений или половых извращений принадлежат: гетеросексуальные и гомосексуальные извращения, выражающиеся в извращенном половом влечении — к противоположному или своему полу; сюда относятся: 1. онания или онанизм (onania); 2. садизм и мазохизм или эротический тиранизм и пассивизм, активная и пассивная алголагния; 3. homosexualitas; 4. содомия или zoophylia sexualis; 5. фетишизм или половой символизм.

Рассматривая количественные изменения половой возбудимости и полового влечения, мы совершенно не принимаем во внимание случаи изменения половой возбудимости, обусловленные хроническим поражением спинного мозга (миэлиты, спинная сухотка и др.) и периферической нервной системы; в этих случаях дело идет о фокусном поражении рефлекторной дуги или разобщении ее от головного мозга, и обычно эти заболевания, вызывая изменение рефлекторной возбудимости полового члена, в то же время мало отражаются на общей половой возбудимости и половом влечении.

Патологическое усиление полового влечения известно под названием satyriasis, когда оно обнаруживается у мужчин, и nymphomania, когда оно проявляется у женщин; эти состояния обычно связываются с повышенным количеством и преобладанием эротических представлений; они наблюдаются эпизодически в связи с менструальным периодом, иногда при эпилептических эквивалентах, при истерии, в периоде развивающегося климактерия; нередко повышенное половое влечение сопровождает заболевания, выражающиеся психическим возбуждением, маниакальным состоянием, как маниакально-депрессивный психоз и прогрессивный паралич; оно свойственно также дегенеративным формам, иногда встречается при умственном недоразвитии; наблюдается при tabes dorsalis в начальных периодах болезни, в форме криз. Половое возбуждение достигает при этом такой силы, что заставляет больных искать его удовлетворения при первой случайной обстановке, вступая даже в конфликт с общественной нравственностью и законом. Libido sexualis таких больных мало удовлетворяется, они ищут повторения половых сношений, доводя своих партнеров до сильного истощения; напряжение полового члена бывает в некоторых случаях весьма продолжительным (приапизм). Нравственный облик больных меняется, примерные семейные люди начинают кутить и проводить время в публичных домах, жены изменяют мужьям при случайной обстановке, переживая впоследствии тяжкие угрызения совести; известны случаи, когда девушки в таком состоянии отдавались первым встречным прохожим. Слишком рискованное кокетство и далеко заходящий флирт бывают иногда результатом наростающего гипоманического состояния.

Девушка, 20 л., из интеллигентной семьи, приехала в Москву с целью поступить на драматические курсы; здесь на улице она познакомилась с одним господином, которого сама пригласила в номер гостиницы и имела с ним половые сношения; через несколько дней, оставленная своим случайным сожителем, она переехала в Петроград, где остановилась в очень подозрительной гостинице и успела завязать некоторые знакомства; на ее ненормальное поведение, к счастью, обратили внимание и пригласили врача, который тотчас же поместил ее в клинику; в гостинице в ее номере был большой беспорядок, указывавший на предшествовавший кутеж, между прочим, была найдена начатая корзина шампанского и несколько военных шинелей, принадлежавших, как об'яснила больная, знакомым одной ее подруги; в клинике было установлено распознавание маниакально-депрессивного психоза; приступ окончился выздоровлением, и больная вернулась домой к родителям.

История знает немало примеров повышенного полового влечения, как у мужчин, так и у женщин (Юлий Цезарь, Мессалина, Маргарита Валуа и др.).

Патологическое понижение или отсутствие полового влечения (anaestesia sexualis, anaphrodisia) встречается, как прирожденное явление, свойственное дегенеративным людям; оно нередко наблюдается у идиотов и умственно отсталых; у истеричных, наряду с другими анэстезиями; при душевном угнетении вообще и при душевных заболеваниях, связанных с депрессией; при хроническом отравлении алкоголем, морфием и другими наркотическими веществами; сладострастное чувство, свойственное половому акту, понижено или отсутствует у этих больных; оно также бывает пониженным у т. наз. холодных натур, количество которых среди женщин доводится некоторыми авторами до 40%**). Кастрация, особенно произведенная в раннем возрасте, уничтожает половое влечение и половую возбудимость, которые нередко сохраняются после оскопления, произведенного в зрелые годы. Отсутствие полового влечения в нормальном направлении далеко не всегда исключает наличность влечения противоестественного в извращенных его формах.

Третья разновидность количественного изменения половой возбудимости есть paradoxia sexualis, выражающаяся в развитии усиленного полового влечения в несвойственном ему возрасте, а именно, в детском или старческом. Пробуждение полового влечения в детском возрасте наблюдается у наследственно отягощенных лиц, вызывается раздражением половых органов детей, производимым нянями и воспитательницами иногда даже просто с целью успокоить капризного ребенка; вызывается острицами (oxyuris), причиняющими ползанием в прямой кишке и в vagina раздражение половых органов детей; чаще всего у детей развивается мастурбация; но описываются и случаи, когда дети в возрасте нескольких лет буквально накидывались на лиц противоположного пола с целью полового сношения. У стариков угасшее половое чувство может обнаруживаться вновь в повышенной форме под влиянием общего возбуждения в маниакальном состоянии, при развитии предстарческих и старческих психозов; чаще однако в старческом возрасте сохраняется половое влечение без естественной возможности удовлетворить его посредством полового сношения, что в некоторых случаях приводит к пользованию различными извращенными способами, особенно, к противоестественным манипуляциям над малолетними, беззащитными детьми.

К качественным уклонениям в области полового влечения относится прежде всего онания или онанизм (от имени библейского Онана, прибегавшего к этому способу, чтобы не допустить зачатия у своей жены; впрочем, это словопроизводство по существу вряд ли правильно, так как Онан, повидимому, применял coitus reservatus), известный также под названием мастурбации (masturbatio от слова manus), хейромании, рукоблудия; под онанией подразумевается не только раздражение половых органов руками, встречающееся чаще всего, но вообще раздражение половых частей различными способами помимо полового акта, с целью вызвать извержение семени и удовлетворение полового чувства. Способы онанирования очень различны, но все они сводятся к механическому раздражению genitalia — руками, трением между бедрами, о разные мягкие предметы, как матрацы, одеяла, подушки, введением в женские половые органы разных предметов, раздражению головки полового члена и клитора губами и языком (amor lesbicus), к взаимному онанированию. Онанизм принадлежит к числу крайне распространенных явлений; если считать онанистами всех, кто онанировал хотя раз в жизни, то, по мнению Sadger'a*****). Онанизм может носить случайный характер, будучи для данного лица явлением эпизодическим, повторяющимся лишь изредка, в случае особенно сильного полового возбуждения, во время сна (несознаваемое онанирование); с другой стороны, он бывает привычным, постоянно и систематически применяемым; онанизм случайного характера не принадлежит к области патологии, привычные же онанисты относятся к личностям, отягощенным психопатическим или невропатическим расположением; наименее патологическими являются из них те, для которых этот способ представляется единственно возможным способом удовлетворения выраженного полового влечения, вследствие невозможности удовлетворить его иначе, и которые сразу и навсегда оставляют его, как только начинают нормальные половые сношения; другие продолжают онанировать, несмотря на то, что начали половые сношения, они пользуются и тем, и другим способом, нередко предпочитая онанизм нормальному половому акту; наконец, третьи видят в аутоэротическом удовлетворении единственный способ, они неспособны к иному удовлетворению полового влечения, оставаясь равнодушными к возбуждающему влиянию противоположного пола.

Выше было сказано, что онанирование заключается в механическом раздражении половых органов; есть однако лица, которые ради удовлетворения своего полового влечения не прибегают к механическому раздражению, а пользуются т. наз. психическим способом; они доводят себя до состояния полового оргазма, заканчивающегося даже извержением семени, посредством усиленного фантазирования на эротические темы; психическая мастурбация в чистом виде встречается не слишком часто, большей частью приходится встречаться со смешанным характером онанизма. Начало онанизма в громадном большинстве случаев относится ко времени пробуждения полового инстинкта в периоде полового созревания, нередко к более позднему возрасту; плохой пример товарищей, особенно в закрытых учебных заведениях, является одним из самых банальных поводов для начала онанирования, а в дальнейшем оно принимает формы и размеры, обусловливаемые общей и сексуальной конституцией данного лица и окружающей его обстановкой. Конечно, если принять точку зрения Freud'a, признающего аутоэротичными грудных младенцев и рассматривающего некоторые их движения, как направленные к удовлетворению этого эротизма, то можно было бы, казалось, и начало онанизма отнести к этому возрасту, признавая его явлением поголовным; однако эти чисто рефлекторные движения младенцев вряд ли правильно рассматривать таким образом, так как онанизм развивается впоследствии вне связи с этими аутоэротическими движениями, а иногда и вообще не развивается. В случаях явно патологических, а также в зависимости от раздражения половых органов детей невежественными нянями, воспитательницами, то ради успокоения детей, то ради целей эротических, начало онанизма приходится наблюдать в очень раннем возрасте, а именно, у 2—3-летних детей; раздражение половых органов заползающими острицами, скоплением sebum praeputiale, особенно при phymosis, также может служить причиною раннего онанизма, нередко устраняемого вместе с устранением вызвавшей его причины.

Среди душевно-больных онанизм распространен в широких размерах; ему особенно подвержены слабоумные больные, нередко онанирующие совершенно открыто, не стесняясь окружающих; то же наблюдается и у лиц с прирожденным умственным недоразвитием и у некоторых идиотов; у тех и других этические представления выражены крайне недостаточно и не оказывают тормозящего влияния на противоречащие им желания и действия. Встречаются больные, целыми днями раздражающие свои половые органы; мне пришлось наблюдать одну малолетнюю идиотку, которая раздражала genitalia посредством трения пяткой. По наблюдениям различных авторов количество онанистов среди душевно-больных колеблется от 19—21,5%*); если распределить онанирующих больных по формам их заболеваний, то указанная цифра подвергнется очень значительным колебаниям.

Вреден ли онанизм, почему, и в чем заключаются его вредные последствия?

Этот вопрос, вполне естественный и понятный, должен быть поставлен еще потому, что во многих сочинениях и брошюрах, научность которых, впрочем, нередко очень сомнительна, вредные последствия онанизма представляются в крайне грозной форме, — почти обязательно каждому онанисту предстоит помешательство с более или менее глубоко выраженным слабоумием.

Вредные последствия онанизма могут обусловливаться: потерей семенной жидкости, неблагоприятным влиянием физической и психической реакции, наступающей вслед за разрешением полового возбуждения, и состоянием возбуждения физического и психического, сопровождающего онанистический акт. Если дело идет о случайном, эпизодическом онанировании, то говорить о вредном его влиянии совершенно не приходится; в самом деле, извержение нескольких граммов семенной жидкости, которая и без онанирования через две, три недели удаляется поллюциями, вреда принести не может; часто однако онанизм носит более интенсивный характер, так как он является слишком доступным и легко осуществимым способом полового удовлетворения, легко приводящим к более или менее выраженным излишествам; правда, после двух эякуляций, следующих одна за другой, выделяется уже только простатическая жидкость и содержимое куперовых желез, без семенной жидкости, но как уже было сказано выше, повторная эякуляция является пределом, подходить к которому неразумно, особенно, если это делается часто; сладострастное чувство, испытываемое онанистом, нередко заставляет его задерживать эякуляцию, не доводя дело до конца, а продолжать онанирование неопределенно долго, иногда с короткими перерывами, находясь все время в состоянии полового возбуждения; это возбуждение усиливается эротической работой воображения и фантазии, иногда продолжающейся часами при преобладании психической формы онанизма; резкие и частые переходы от сильного эротического возбуждения к общему расслаблению должны оказывать изнуряющее влияние на организм; вредное влияние производится всеми приведенными причинами вместе; если онанизмом страдает взрослый человек, то вредные его последствия довольно ограничены, но вопрос осложняется тем, что онанизму подвергаются чаще всего дети в том возрасте, когда организм требует усиленного питания для своего усиленного роста и развития, в периоде полового созревания и в возрасте, предшествующем этому периоду; конечно, в этом возрасте указанные факторы не проходят бесследно, но отражаются упадком общего питания и развитием ряда неврастенических и психастенических симптомов; развитие последних обусловливается, главным образом, особым психическим состоянием, часто наблюдающимся у онанистов: многие из них переживают чувство глубокого раскаяния перед сознанием своего бессилия удержаться от вредной привычки, устоять перед соблазнительным и сильным влечением, переживают сознание своей виновности; будучи напуганы окружающими и чтением брошюр, рисующих пагубные последствия онанизма, они переживают постоянный страх грозящего им тяжелого заболевания, своей непригодности к жизни и отчужденности от других людей; боязнь, что их порок замечается окружающими и на них смотрят, как на отщепенцев и людей, заслуживающих презрения; в их душе создается тяжелый конфликт, который и является причиною ряда нервных явлений; лица, обладающие здоровой и устойчивой психо-нервной организацией, сравнительно легко освобождаются от онанизма и его последствий, у лиц же, отягченных психопатическим расположением, он может послужить вызывающим моментом для развития заболевания, б. ч. в форме психастении. В ряде случаев онанизм представляется не только причиной душевной болезни, сколько ее последствием, одним из выражений уже развивающегося душевного расстройства, сопровождающегося усилением полового влечения, как маниакально-депрессивный психоз, или падением этического чувства, как dementia praecox, прогрессивный паралич. Итак, вредное значение онанизма весьма относительно; в одних случаях вредного влияния не наблюдается, в других оно ничтожно и легко исправимо, в третьих оно представляется более существенным и в четвертых оно не является причиной, а следствием, осложняющим развивающееся душевное заболевание.

Следующая форма качественного извращения полового влечения выражается в активной или пассивной половой жестокости и кровожадности; Krafft-Ebing предложил для обозначения этой формы термины садизма и мазохизма, воспользовавшись именами писателей — маркиза de Sade и Sacher-Masoch которые в своих романах и повестях, особенно первый, страдавший описанным им извращением в сильной степени и окончивший свою жизнь в заведении для душевно-больных (Charenton в Париже), дали богатый материал в этом направлении; под садизмом подразумевается половое влечение, удовлетворение которого связано с причинением об'екту полового вожделения различного рода мучений, начиная с невинных болевых ощущений и кончая зверскими истязаниями и даже убийством; при этом в большинстве случаев половое влечение направлено к лицам противоположного пола, хотя не исключаются и гомосексуальные стремления; мазохизм представляет явление обратное садизму и заключается в том, что лицо, испытывающее половое влечение, достигает удовлетворения, само подвергаясь различным издевательствам и мучительствам со стороны об'екта своей страсти, т. е., играя в половом акте пассивную роль. Термины «садизм» и «мазохизм» общеприняты, но так как они представляются производными собственных имен, то ими не обозначается явление по существу; поэтому неоднократно делались попытки заменить их другими; так, Черемшанский**), так как в нем сочетаются понятия боли, кровожадности, жестокости (аХуос) с половой страстью, сладострастием (layvsia): активная и пассивная алголагния.

Алголагния наблюдается, как среди мужчин, так и среди женщин, при чем активная ее форма чаще встречается у первых, а пассивная у вторых; это становится понятным, если принять во внимание активную роль мужчины в половом акте и пассивную женщины. Алголагния представляется, повидимому, патологическим развитием существующего в нормальном половом акте, хотя и в зачаточном состоянии, влечения к насилию и причинению боли; между чувством сладострастия и болью есть некоторая связь, которая обнаруживается у особенно аффективных личностей (Krafft-Ebing). Садистические акты выражаются в самых различных степенях и формах своего проявления, начиная со сравнительно невинных, как легкие щипки, царапание, и до самых утонченных и зверских пыток и издевательств над жертвами до убийства включительно; иногда дело ограничивается простым уколом булавкой до появления капли крови, в других случаях по мере нарастания полового возбуждения алголагнические действия достигают непредвиденно крупных размеров; сечение жертв розгами и плетями представляет обычное явление; описаны случаи, когда садисты за деньги нанимали женщин, подвергавшихся затем истязаниям, напр., вкалыванию в различные части тела по несколько сотен булавок; как активные, так и пассивные алголагнисты для достижения полового удовлетворения далеко не всегда нуждаются в половом сношении; нередки уже самый процесс активного или пассивного истязания приводит к эякуляции; дети, как существа беззащитные, легко являются жертвами этого извращения; иногда эти жертвы поставляются содержателями домов терпимости. Известны т. наз. «подкалыватели», которые, выслеживая свою жертву, где-нибудь в уединенном месте подкалывают ее ножом или стилетом сквозь платье до легкого ранения, при чем этим самым уже достигают полового удовлетворения. В указанных мною литературных источниках приводится богатая казуистика рассматриваемого извращения, на почве которого совершаются ужасные и кошмарные преступления. Описаны случаи, когда истязатель вкалывал нож в половые части своей жертвы и получал половое удовлетворение при виде струившейся крови; в других случаях жертва разрезывалась на куски, иногда половое сношение совершалось с уже задушенной или зарезанной жертвой; в девяностых годах минувшего столетия терроризировал население Лондона т. наз. Джек-потрошитель (Jack the ripper), произведший ряд кровавых и однообразных преступлений: обыкновенно по ночам он нападал на проституток и убивал их, вспарывая живот; выяснилось впоследствии, что это делалось ради садистических целей; аналогичные случаи наблюдались и в других странах. Крайние степени садизма, завершающиеся убийством и половым сношением с убитою жертвою, незаметно переходят в половое влечение к мертвым, к трупам, которые подвергаются осквернению посредством полового сношения с ними, нередко после предварительных манипуляций в виде ласк или садистических действий, как разрезывание на куски, вынимание внутренностей и даже поедание их, или дело ограничивается издевательством, дающим половое удовлетворение, онанированием над трупом; эта форма извращения носит название некрофилии (necrophylia).

Яркими примерами крайнего садизма и некрофилии служат описанные еще в старой литературе случаи маршала Gilles de Rays и сержанта Bertrand. Маршал, бывший соратником по оружию Жанны Дарк, страдал неодолимым влечением к истязанию детей, заканчивавшемуся их убийством; это влечение возникло у него в зрелые годы после чтения книги Светония о жизни и нравах римских цезарей; содержание книги и рисунки вызвали подражание со стороны маршала, перешедшее в неодолимую половую страсть; удалившись в свой замок, он приобрел себе сообщников, вместе с которыми погубил до 800 детей; королю Карлу VII маршал прислал письмо, извещавшее, что он оставляет службу и удаляется в свой замок потому, что одержим пожирающей его страстью настолько, что не ручается за жизнь дофина, об убийстве которого он уже думал.

Описаны случаи сексуального осквернения трупов монахами, лицами, подкупавшими прислугу в домах, где были покойницы, и дефлорировавшими их.

Bertrand забирался на парижские кладбища, разрывал могилы руками, кинжалом, лопатой и разрезал трупы на куски, руками вырывая внутренности; сначала он не интересовался полом трупа, затем стал предпочитать женские трупы и несколько раз имел с ними половые сношения: в течение ночи ему случалось посещать не одно кладбище и разрывать до 15 свежих могил; влечение, с которым он не был в силах бороться, овладевало им приблизительно каждые две недели и достигало таких размеров, что однажды он, чтобы выбраться из крепости и попасть на кладбище к свежей могиле только что похороненной девушки, переплыл ров, в котором плавали льдины; его не останавливало разложение трупа, он удовлетворялся, «довольно порядочным» его состоянием; каждый приступ влечения сопровождался тяжелой головной болью и, повидимому, некоторым изменением сознания. Сам Bertrand считал свое состояние болезненным*).

Пассивная алголагния или мазохизм представляет явление противоположное садизму, выражаясь в аналогичных актах, вызывающих половое возбуждение у лица, им подвергающегося; степени мазохизма тоже весьма разнообразны; подобно тому, как сечение жертвы довольно распространено среди садистов, сечению и бичеванию (flagellatio) охотно подвергаются и мазохисты; бичевание может быть самым легким, почти не причиняющим боли, и может достигать характера зверского истязания; оно является то подготовительным актом для развития полового возбуждения и эрекции, необходимых для совершения полового сношения, то уже само по себе служит источником полового удовлетворения; встречаются случаи, когда бичевание вызывает половое возбуждение у третьего лица, являющегося лишь зрителем; в публичных домах случалось находить станки, служившие для привязывания истязуемых. К числу пассивных флагеллантов принадлежал J.J. Rousseau. Бичевание и самобичевание, входившее в обычай некоторых монашеских орденов, в значительной степени поддерживалось развивающимися при этом сексуальными мотивами. Казуистика пассивной алголагнии, конечно, отличается меньшим богатством, чем активной, что вполне понятно, так как садист удовлетворяет свою половую страсть над другим лицом, сам не испытывая чувства боли, между тем как мазохист, сам являясь об'ектом истязания, не доводит его дальше известных пределов, определяемых чувством самосохранения. Тем не менее и пассивная алголагния протекает иногда в крайне жестоких формах; так, напр., описывается случай, когда один господин, пользовавшийся всеобщим уважением, периодически исчезал из дома ради удовлетворения своей болезненной страсти; за деньги он создавал себе необходимую обстановку, в которой подвергался ряду своеобразных истязаний: несколько проституток топтали его каблуками, били, бранили, оскверняли другими способами и т. д.; удовлетворив свое половое возбуждение, он прибегал к общему массажу, отдыхал и возвращался к семье, состоящей из жены и взрослых детей, ничего о похождениях своего отца не подозревавших. Этот пример поучителен еще в том отношении, что он показывает, что в ряде случаев пассивные алголагнисты в состоянии вести и нормальную половую жизнь, достигая полового удовлетворения без специальных патологических приемов. Мне известен случай, когда одна особа, страдавшая сильно выраженным психопатическим расположением, подвергалась длинному ряду сложных операций, в числе которых была операция частичной тиреодектомии и несколько чревосечений, ради удовлетворения сильного мазохистического влечения, находившего исход при такой обстановке; при этом оперировавший хирург, ничего, конечно, не подозревавший, являлся для нее об'ектом полового вожделения; в конце концов она погибла после операции. Активная и пассивная алголагния в некоторых случаях может носить смешанный характер, обнаруживая те и другие черты у одного и того же лица.

К мазохизму примыкает вызывание сладострастных ощущений посредством уменьшения притока кислорода воздуха в дыхательные пути, достигаемого душением или повешением с тем, чтобы вешаемый любитель сильных ощущений был вовремя освобождаем от петли; этот редкий способ удовлетворения полового влечения, конечно, может окончиться смертью, что и наблюдалось. Воспитанник одного из провинциальных учебных заведений, рассказывая мне подробно о различных неестественных способах удовлетворения полового влечения, процветавших в их общежитии, передал следующее: юноша укладывался на постель вниз лицом, нижняя часть его туловища покрывалась одеялами, а на его голову клали подушку; этой подушкой он придушивался до появления сладострастного чувства, а иногда и до эякуляции; способ пользовался распространением, многие из воспитанников охотно ему подвергались. Вообще, жизнь закрытых учебных заведений пестрит страницами половых извращений.

Изучение случаев активной и пассивной алголагнии показывает, что это извращение наблюдается у лиц с выраженной психопатической конституцией, у дегенератов, у лиц, обнаруживающих явления умственного недоразвития и отсталости, связанных с понижением или отсутствием этического чувства, у душевно-больных; различают случаи прирожденной и приобретенной алголагнии; прирожденные алголагнисты уже с ранних лет обнаруживают жестокость, которая развивается и укрепляется с течением времени; иногда мучительство, производимое над животными, особенно, если оно по времени совпадает с пробуждением полового чувства, является зерном, из которого выростает ядовитое растение; в других случаях первым толчком является наказание розгами, при котором присутствовал будущий садист или которому подвергался будущий мазохист; если этот акт сочетался с половым возбуждением, то этим устанавливается психологический комплекс, который в дальнейшем упрочивается. Крепостное право давало богатую обстановку для проявления и процветания садистических наклонностей. Случаи приобретенной алголагнии служат одним из выражений развивающегося и протекающего душевного заболевания, сопровождающегося эротизмом и тупостью душевного чувства, как прогрессивный паралич, старческое слабоумие, некоторые формы алкогольных и эпилептических психозов, реже маниакальная фаза маниакально-депрессивного психоза. Справедливость сказанного устанавливается не только изучением современной литературы и наблюдениями, но и знакомством с описаниями старых авторов, как история маркиза de Sade, маршала Gilles de Rays и др.

Форма полового извращения, встречающаяся чаще предшествующей и выражающаяся в половом влечении к лицам своего пола, известна под общим названием homosexualitas**). Происхождение уранизма теряется в глубокой древности, когда ему, конечно, не придавалось патологического значения: с этой же стороны явление начали рассматривать лишь с половины XIX ст. (Casper, Tardieu, Westphal).

Krafft-Ebing первый предложил классификацию урнингов, разделив их на четыре группы: это разделение удержалось без существенных возражений до настоящего времени. К первой группе принадлежат люди, у которых на ряду с преобладающим тождественнополым половым влечением выражено и влечение к противоположному полу (hermaphrodisia psychosexualis); лица, образующие вторую группу, обнаруживают половое влечение исключительно к своему полу (homosexualitas) ; в сущности, этими двумя группами охватывается все содержание гомосексуализма, так как следующие две группы являются подразделением второй; в состав третьей группы входят лица с исключительно гомосексуальными влечениями, но выявляющие при этом психический склад, свойственный в большей или меньшей степени противоположному полу; так, у мужчины появляются черты женского характера (effeminatio), а у женщины мужского (viraginitas); наконец, содержание четвертой группы, самой малочисленной, составляют гомосексуалисты с некоторыми физическими свойствами, присущими противоположному полу; сюда относятся мужчины женоподобной наружности, с отсутствием растительности на лице, обладающие высоким фальцетным голосом, черезмерным развитием грудных желез, с недоразвитием плечевого пояса при чрезмерно развитом тазовом (androgynia) и наоборот, женщины мужского склада, с усами и бородой, с грубым голосом, слабо развитыми грудными железами, с мужской походкой и строением туловища, приближающимся к мужскому (gynandria).

Главным образом и чаще всего гомосексуальные наклонности осуществляются в мужеложстве или педерастии (пыдерабпа — любовь к мальчикам); при этом половое сношение происходит per anum. Однако, далеко не все урнинги являются неизбежно педерастами, эротические отношения многих из них ограничиваются взаимным ухаживанием, поцелуями, об'ятиями, взаимным онанированием, сношением между бедер. Подобно тому, как при нормальном половом влечении одна сторона играет активную, а другая пассивную роль, то же встречаем и среди педерастов с тою разницей, что при естественных условиях активная роль принадлежит мужчине, а пассивная женщине, здесь же обе роли выполняются мужчинами; значительная часть педерастов, принимает в педерастическом акте и активное, и пассивное участие, но есть много таких, которые ограничиваются только активным или только пассивным участием (кинеды).

Как уже было сказано, корни педерастии заложены в глубокой древности: самый термин «педерастия» показывает, что чаще всего об'ектом педерастических манипуляций являлись дети; да и в настоящее время урнинги предпочитают детей и юношей взрослым. Индия, Вавилон, Египет, Иудея, Греция и Рим являются колыбелью однополой любви, достигшей пышного расцвета и открыто поощрявшейся в т. наз. высших кругах общества. Процветание педерастии на Востоке в настоящее время значительно преувеличивается, но несомненно, что она там имеет гораздо большее распространение, чем в других странах; обусловливается это исключением восточных женщин из общественной жизни, их замкнутостью; эти условия толкают пылкий темперамент южанина к неестественному половому удовлетворению, а кроме того, многоженство с резкою разницею лет между мужем и женой, связанное часто с чувственным пресыщением и излишествами, создает благоприятные условия для вырождения потомства и появления людей с психопатической конституцией, в связи с которой развиваются половые извращения*).

По свидетельству сведущих лиц педерастия на Востоке настолько приобрела право гражданства, что в средне-азиатских ханствах мальчики-танцоры (бачи) принимали участие в официальных процессиях, а Саади и другие поэты воспевают их красоту в своих стихах. Бачи обучаются танцам, пенью, носят полуженскую одежду, кокетливы и умеют возбудить своих клиентов; богатые люди считают хорошим тоном иметь на содержании бачей, если даже и не пользуются ими. Одни пользуются бачами за неимением женщин, оставляя неестественный способ при первой возможности, другие же остаются педерастами навсегда; сами бачи, большинство которых принадлежит к пассивному типу, с появлением бороды обыкновенно оставляют свое ремесло, иногда женятся и живут нормальной половой жизнью, некоторые же не могут уже освободиться от уранического влечения и в свою очередь прибегают к помощи бачей 491).

Бачи вырабатываются, как результат специального, большею частью насильственного полового воспитания в определенном направлении; они профессионалы полового извращения, которому подчиняются и которое культивируют по необходимости и ради материальных выгод; конечно, среди них находятся люди в психопатическом отношении нормальные, равно как и отягощенные неблагоприятной наследственностью; первые легко отстают от неестественной привычки, у вторых же она выростает в истинное гомосексуальное влечение, нередко исключающее возможность нормального полового акта; и те, и другие эффеминируются, но у первых это выражается, как последствие профессии, как выработка приемов, обеспечивающих успех, как нечто внешнее и наносное, у вторых же, как результат гомосексуального влечения, свойственного их дегенеративной конституции. Следует различать эти два вида полового извращения: одни являются гомосексуальными по необходимости, не будучи таковыми по своей природе, другие же представляют явления истинной гомосексуальности; первые нередко охотно оставляют этот способ полового общения, предпочитая ему нормальный, вторые нередко возбудимы только в гомосексуальном направлении. Часто гомосексуальный характер полового влечения обнаруживается очень рано, с первыми, еще недостаточно сознаваемыми проблесками полового чувства; по мнению Тарновского**) и других авторов, совпадающему с наблюдениями, которые дает жизнь, проявления стыдливости у таких лиц обнаруживаются по отношению к своему полу, а не к противоположному; они предпочитают мужские ласки женским, «обожают» храброго, великодушного, умного и сильного мужчину, оставаясь равнодушными к женщине; с наступлением половой зрелости появляются половое возбуждение и поллюции, по ночам сопровождаемые сновидениями, в которых проносятся сладострастные картины, но соблазнительным элементом в этих картинах представляются не женщины, а мужчины; равнодушие к женщинам характеризует этих людей, и если, понимая свою ненормальность, они делают попытки нормальных половых сношений, то обыкновенно терпят крушение, еще более укрепляющее их в гомосексуальности; по отношению к нравящимся им мужчинам гомосексуалисты ведут себя так, как нормальные люди по отношению к любимой женщине: завязываются романы со всеми их атрибутами — ухаживанием, подарками, свиданиями, сценами ревности. Так прокладывается дорога к педерастическому акту.   Из пассивных педерастов вырабатывается особые типы: юноша старается быть женственным, наряжается в женское платье, носит длинные, завитые волосы, открытую шею, затягивается в корсет; душится, румянится; носит браслеты, кокетничает, изменяет походку, всячески старается привлечь внимание мужчин, "развивается тот противный для мужчин и презираемый женщинами тип женоподобного мужчины, которого нетрудно узнать и по внешности" (Тарновский). Эффиминированные урнинги и в остальном своем поведении обнаруживают женские черты и наклонности, так как они занимаются женскими работами, рукоделием, вышиванием; в юношестве избегают мужских игр и развлечений и т. п. Половое влечение к лицам своего пола присуще также и женщинам с тем различием, что педерастический акт между ними невозможен; он однако не исключается по отношению к женщинам вообще и встречаются случаи, когда педерасты пользуются для своих целей женщинами, а последние охотно идут навстречу их желаниям.  Женское гомосексуальное влечение и любовь издревле известны под названием amor lesbicus; по имени греческой поэтессы, повидимому, одержимой этим влечением, оно называется также sapphismus; наконец, по способу удовлетворения полового влечения, оно характеризуется термином трибадия (zdiftsiv — тереть). В смысле степени гомосексуализма, в смысле условий его возникновения, развития и внешних проявлений, тождественнополые влечения женщин обнаруживают аналогию с тем, что было сказано о мужчинах; так же рано в случаях чистого гомосексуализма просыпается половое влечение, направленное   к женщине, так же в сновидениях и мечтах женщина является об'ектом активного или пассивного обладания при равнодушии к мужчине; так же   завязываются романы нежные, страстные, бурные. Половое влечение удовлетворяется различными способами: просто поцелуями и об'ятиями, взаимным онанированием, сосанием половых частей (cunnilinguus), трением половыми частями на подобие coitus'a; иногда пользуются различными предметами, заменяющими половой член. По своим наклонностям гомосексуалисты могут быть активными или пассивными; первым принадлежит во всех их взаимоотношениях мужская роль, а вторым женская; среди первых попадаются мужеподобные типы, обращающие на себя внимание, как своей внешностью, так и манерами и поведением; наблюдаются также смешанные типы, удовлетворяющиеся, как активной, так и пассивной ролью. Как изящная, так и научная литература дает богатый материал для желающих подробнее ознакомиться с проявлением этой формы полового извращения.

Для характеристики женского гомосексуализма привожу письмо, полученное мною от одной швеи, написанное без знаков препинания и с большими грамматическими ошибками.

«Г. профессор! Простите меня, пожалуйста, что я вам об'ясню свою болезнь письменно, а не лично, потому что я не смогу Вам все об'яснить хладнокровно, и я уверена в себе, что я расплачусь и Вы от меня ничего не поймете. Я больна тем, что я страшно влюбляюсь в женщин; у меня эта болезнь еще с девочек, когда я была еще двенадцати лет; конечно, я влюблялась тоже в девочек; любовь моя была в том, что мне страшно хотелось целовать эту особу, сколько мне хочется; потом я начинаю охлаждаться, и со мной это проходит до следующего случая; и так это было до 23 лет; когда я стала совершенно взрослой, влюблялась я и в барышень, и в замужних, это было все равно; когда я влюблялась, понятно, я страшно мучилась и страдала, об'ясиялась в любви, добивалась сочувствия; меня находили очень странной, но между прочим мне давали повод ухаживать и мне сочувствовали; и я тратила все, что я имела на подарки, и мне было так приятно, что от меня принимали, а главное, все мои стремления были в том, что я страшно добивалась своей страсти, вот именно, чтобы мне целовать и целовать без конца; в этом я находила такое счастье, что я даже забывала все на свете; и таких встреч у меня было 7 или 8, но не больше. Потом, все это мне надоедает и даже бывает противно, и я всецело начинаю избегать своей симпатии; и вот таких случаев у меня было, как я помню, девять симпатий до 23 лет. В 23 года я опять влюбилась в барышню, которую люблю до сих пор, я прямо вся измучилась, а главное, измучила эту барышню; сначала она давала мне повод ухаживать за ней так же, как и другие; все смеялась надо мной и все говорила, что скоро все пройдет, потом я ей прямо уж надоела, и она стала дерзко обходиться со мной, но почему я ее люблю очень долго, потому что она избегает со мною быть одна и даже теперь боится меня, а я еще больше влюбляюсь в нее, потому что мне страшно хотелось добиться своей страсти — поцеловать ее, сколько мне хочется; но мне этого никак не удалось сделать, за 4 года. Когда я теперь встречаюсь с ней, я совершенно вся делаюсь ненормальная, готова застрелить ее и себя, потому что она не такая, как были раньше, позволяли себя целовать, сколько мне хотелось, а она не допускает даже меня к себе близко. Вот она меня все время и посылала к доктору, говорит, что я больна. Прошу Вас, пожалуйста, нельзя ли вылечиться от этого, я вся измучилась и измучила эту барышню.»

Гомосексуализм, как уже говорилось, встречается не только в чистой, но и в смешанной форме, хотя и с преобладанием гомосексуальных стремлений сравнительно с нормальными; смешанный характер выражается также сочетанием активных половых проявлений с пассивными; этим, однако, дело не исчерпывается, так как, кроме указанных сочетаний, наблюдаются случаи разнообразных комбинаций алголагнических влечений с гомосексуальными. Существуют статистические*) данныя о распространенности половых извращений; правда, сведения эти не слишком точны, так как собраны путем анкет, и выводы сделаны на основании материала довольно ограниченного численностью и не охватывающего всех групп населения; анкеты были произведены главным образом среди студентов немецких и голландских высших школ и среди рабочих; выяснилось, что на 100,000 жителей следует принять около 5400 страдающих различными формами полового извращения, в числе которых 1500 чистых гомосексуалистов; таким образом в Германии, вероятно, около 1,200,000 извращенных в половом отношении лиц, и в числе их 1 1/2 % всего населения приходится на долю гомосексуалистов; если перенести этот грубый подсчет на Россию в ее прежних границах и составе населения, то окажется, что в нашем отечестве таких лиц от 8—9 миллионов и среди них от 2—3 миллионов гомосексуалистов.

Из всего сказанного видно, что урнингами могут быть лица, поддающиеся извращенному влечению различным образом: одни становятся ими насильственным путем (бачи, развращение товарищами или отдельными лицами), другие — под влиянием примера и поощрений товарищей, напр., на Востоке, в закрытых учебных заведениях, в тюрьмах; третьи, обнаруживая гомосексуальные задатки еще с детства, со временем превращаются в урнингов как бы сами собой; все эти категории лиц должны со стороны их душевного здоровья оцениваться различно; в группе лиц, насильственно превращаемых в урнингов, конечно, встречаются самые разнообразные элементы, как здоровые, так и больные; первые сравнительно легко освобождаются от своего извращения, из вторых же, являющихся носителями более или менее тяжкой психопатической наследственности, вырабатываются истинные гомосексуалисты; во второй группе, где главную роль играет подражание и пример, поддерживаемые наличностью полового извращения, отбор патологических элементов происходит полнее; наряду со случайными урнингами, охотно переходящими к естественному половому акту, многие психопатические типы находят при упомянутой обстановке свое настоящее половое призвание; самой поучительной представляется третья группа, включающая самообразующихся и самоопределяющихся гомосексуалистов, она заслуживает с точки зрения происхождения явления наибольшего внимания: исследования показывают, что лица, входящие в состав этой группы, являются носителями психопатического предрасположения, одним из самых тяжких выражений которого оказывается извращенное половое влечение; в ряде случаев дело идет уже не только о предрасположении, а о душевном заболевании, чаще всего об умственном недоразвитии и отсталости, о ранних формах dementia praecox, об истерии; случаи гомосексуализма, развивающегося у взрослых людей, почти всегда обусловливается душевным заболеванием, иногда в виде маниакально-депрессивного психоза, а чаще всего — прогрессивного паралича помешанных.

Для выяснения генеза гомосексуализма предлагались в разное время различные теории. Рассматривая эти теории, я считаю правильным не распространять их всецело на те гомосексуальные типы, которые характеризуются терминами андрогинии и гинандрии; их надо выделить из общей группы гомосексуалистов, так как они обнаруживают такие уклонения от правильного физического развития мужской или женской особи, которые принадлежат к области тератологии; уклонения или уродства у них наблюдаемые, как борода и усы у женщин, грубый голос, слабое развитие грудных желез, распространение волос на лобке по мужскому типу, форма туловища, и наоборот, ряд женских признаков у мужчин, могут быт об'яснены только как результат пониженной функции определенных желез внутренней секреции, как половые железы и мозговой придаток, степень функции которых в смысле количества, качества и взаимоотношения их секретов обусловливает развитие или неразвитие перечисленных признаков, определяющих пол; в этих случаях развитие пола не идет в соответствии с психическим складом и наклонностями данных лиц, так как самый пол не выражен с достаточной определенностью; это физически средние типы с большим преобладанием в направлении мужского пола, к которым название гомосексуалистов даже не всегда применимо с полным основанием. Вот, почему теории, об'ясняющие возникновение гомосексуализма влиянием на психику данного индивидуума, не могут быть всецело перенесены на эту категорию людей.

Старое допущение, что гомосексуализм является выражением того, что женский мозг заключается в мужском теле обратно, высказанное Ulriсh'ом, Glеу и поддерживаемое Magnan492), конечно, не об'ясняет явления; это не более, как чисто диалектическое толкование, даже неприложимой к случаям активного гомосексуализма. К таким же необоснованным гипотезам относится и предположение Mantegazza, ставящего уранизм в причинную зависимость от анатомо-физиологической аномалии, выражающейся в распространении периферических нервов половых органов на прямую кишку, включаемую таким образом в эротогенную область. Krafft-Ebing**). В гл. XXI мы изложили взгляды Freud'а на половую жизнь в детском возрасте (инфантильную сексуальность) и ее проявления; напомним, что по Frеud'у ребенок аутоэротичен; ему присущи анальные и генитальные эротогенные зоны, а также сексуальный акт в форме сосания; отсюда вытекает заключение, что извращенная половая жизнь есть возвращение к инфантильной сексуальности. По терминологии Freud'a лица, обнаруживающие половое извращение, инвертированы, самое извращение есть инверсия. Инверсия может быть абсолютной, амфигенной (hermaphrodisia psychica) и случайной; далеко не всегда правильно рассматривать все случаи инверсии, как результат дегенерации, так как последняя может признаваться лишь при наличности ряда тяжелых симптомов уклонения от психической нормы при понижении работоспособности и способности выдерживать борьбу за существование; однако, далеко не все инвертированные таковы (инверсия у древних и первобытных народов, случайная инверсия). Развитие инверсии об'ясняется многоразличными случайными влияниями, но при условии существования в самом индивидууме благоприятной почвы. Нельзя все извращения считать патологическими, так как оттенки их и слабые проявления имеются у совершенно нормальных людей; но некоторые извращения так далеко уклоняются от нормы, что должны признаваться патологическими, особенно в тех случаях, где половое влечение преодолевает все стоящие на его пути сопротивления, как стыд, отвращение, страх, боль (копрофагия, некрофилия и т. п.). Извращение безусловно болезненно, когда оно при всех условиях вытесняет и заменяет собою нормальные отношения, когда оно фиксировано и является единственным способом удовлетворения полового влечения. Freud полагает, что в основе извращения есть нечто врожденное, свойственное всем людям, колеблющееся в своей интенсивности и проявляющееся в зависимости от внешних условий, это - корни полового влечения; в одних случаях они развиваются в истинных носителей сексуальной деятельности (у извращенных), в других они бывают подавлены (вытеснены), но недостаточно (амфигенная инверсия), в третьих, наиболее благоприятных, они совершенно вытесняются, уступая место нормальной половой жизни. Таким образом, первые случаи по Freud'y представляются патологическими, развившимися в инфантильное половое влечение. Мы очень близко подойдем к теории Freud'а, если скажем кратко: половые извращения гомосексуального типа развиваются на основе психопатического расположения; внешние условия (воспитание, среда, случайная обстановка), действуя на предрасположенного индивидуума, вызывают развитие извращений, которые фиксируются при наличности психопатического расположения; при более благоприятных условиях возникают амфигенные формы, а здоровые организмы даже при неблагоприятных внешних условиях могут выходить победителями; при отсутствии неблагоприятных внешних условий для здоровых особей нет никакой опасности, для патологических же опасность все-таки остается, так как достаточные для них неблагоприятные внешние влияния, хотя незначительные и даже мимолетные, обычно встречаются в том или ином виде.

Девочка, 8 лет, единственная дочь обеспеченных родителей, избалованная особа; сильно онанирует, иногда долго и непрерывно; раздражает genitalia пальцами, трением бедер, ерзаньем на стуле, трением о край стула и другие предметы, возле которых стоит; онанирует даже в церкви; аутоэротична — любуется собой, целует свои руки; эротические фантазии гомосексуального характера; с вожделением смотрит на свою мать и особенно к ней прижимается; чтобы избегнуть надзора, препятствующего онанизму, прибегает к обману и хитрости; для онанистических целей пользуется животными; первый раз это было обнаружено матерью, которая однажды долго ее искала, пока случайно не увидела такую сцену: девочка стояла в кустах и держала за ошейник собаку, лизавшую ей genitalia; к этому способу она прибегала много раз. — Как же произошло такое раннее пробуждение полового возбуждения в таких резких и уродливых проявлениях? Когда девочке было 6 лет, ушла ее гувернантка; мать как раз в это время должна была уехать на несколько недель и согласилась, чтобы не оставлять девочку в одиночестве, взять в дом балетную танцовщицу, с целью выучить дочку танцам, танцовщица прожила в доме только две недели, но за это время выучила девочку взаимному cunnilinguus; насколько благоприятный материал в сексуальном отношении представляла девочка, видно из дальнейших последствий; высокая ранимость ее сексуальной конституции об'ясняется следующими анамнестическими сведениями: отец нервный и раздражительный человек, все члены ее семьи исключительно нервные люди; сестры матери отца сильно предавались онанизму, страдали психозом; сестра деда девочки со стороны отца очень эротична, всю жизнь прожила свободно в этом отношении, до настоящего времени «увлекается». — В этом случае совершенно отчетливо выступают, как внешние неблагоприятные условия, так и психопатическое расположение, которым наделили девочку ее предки.

На основании исследований Steinach'a (Wien) происхождение случаев прирожденного гомосексуализма должно быть об'яснено иначе, чем это делают до настоящего времени. Начав свои исследования на животных, свинках и крысах, в 1910 году, Steinach постепенно дошел до человека 498а-498с),

Steinach'y удалось доказать, что развитие возмужалости отнюдь не связано с семенными клетками, но исключительно с нормальной деятельностью внутренних половых желез (Pubertatsdrusen),которые обусловливают не только полное и правильное развитие половых органов и других соматических половых признаков, но и специфическое настроение или эротизм, от которого зависит половое влечение, его направление и выражение. Пересадка яичников кастрированным самцам и мужских желез кастрированным самкам вызывает у них не только появление физических половых признаков противоположного пола, но и изменение полового влечения в соответствующем направлении, сопровождающееся соответствующим поведением. Гормоны мужских половых желез подавляют гормоны женских и обратно; полное преобладание тех или других, наблюдаемое при нормальных условиях развития, и определяет постоянное направление полового влечения. Пересадкой мужских желез самцам и женских самкам Steinach достигал усиления эротизма, которое он называет гипермаскуларизацией и гиперфеминизацией.

В 1915 г. Steinach'y представился случай проверить правильность своих исследований в применении к человеку, у которого гомосексуализм обнаружился в резко выраженной форме с 14 лет, хотя изредка у него и проявлялись гетеросексуальные стремления в сравнительно слабо выраженной степени; в возрасте 30 лет ему пришлось удалить оба яичка вследствие туберкулезного их поражения; Lichtenstern, производивший операцию, одновременно пересадил больному половую железу, вырезанную у крипторхиста; железа была разрезана пополам и пересажена по обе стороны живота на m. transversus. Через 6 недель после операции психический склад и поведение больного изменились: в нем быстро и сильно проявился эротический интерес к противоположному полу, появились соответствующие сновидения, сильное напряжение полового члена; пациент стал прибегать к coitus'y с женщинами; у него появилась мужская растительность, усы и борода, раньше отсутствовавшие, исчезла жировая подкладка женского типа. В 1917 году он женился. Микроскопическое исследование половой железы этого бывшего гомосексуалиста, излеченного Steinасh'ом при содействии Liсhtenstern'а, и исследование желез еще пяти гомосексуалистов обнаружило в их железах присутствие половых клеток двоякого характера — сморщенных, атрофированных, васкуляризированных, и большого количества хорошо развитых, с большим количеством протоплазмы; Steinach рассматривает первые, как мужские, а вторые, как женские. Взаимоотношением этих двух противоположных элементов и определяется половое развитие и влечение в определенном направлении; полное преобладание одних и вытеснение других наблюдается при нормальных условиях; различные степени взаимоотношения с преобладанием тех или других элементов приводят к различным степеням физического и психического гермафродизма и гомосексуализма.

На основании этих исследований необходимо заключить, что приведенная мною теория психических комплексов имеет значение для случаев приобретенного гомосексуализма и для случаев, в которых взаимоотношения мужских и женских элементов представляются неопределенными и колеблющимися. Случаи же психического гермафродизма и чистого гомосексуализма во всех его разновидностях об'ясняются именно с точки зрения Steinach'a, правильность взглядов которого особенно подтверждается тем, что прямым последствием его теории является возможность излечивать гомосексуалистов.

Менее распространенный вид полового извращения есть скотоложство, soophylia sexualis; большое распространение этого извращения, подобно уранизму, связывается с Востоком и об'ясняется теми же причинами; животными пользуются для целей полового удовлетворения, как мужчины, так и женщины, обнаруживая гетеросексуальное направление полового влечения; эротическим целям служат обыкновенно крупные животные — кобылы, коровы, ослицы, из более мелких — козы, собаки, свиньи, наконец, из мелких, — кошки, кролики и птицы; в последнем случае дело идет о садизме особого направления. Как и другие виды половых извращений, скотоложство может носить случайный, эпизодический характер, но наблюдаются также случаи, где оно выступает в качестве постоянного явления, стойкого извращения; садисты пользуются животными, подвергая их страшным мучениям и истязаниям, убивая их; описаны случаи вырывания внутренностей у живых животных. Поэтическая легенда о лебеде и Леде, представляясь одним из первых литературных описаний зоофилии, говорит в то же время о древнем происхождении этого извращения.

Весьма разнообразную по своему внешнему выражению и содержанию форму полового извращения представляет фетишизм или половой символизм; фетишем, амулетом, символом служит обыкновенно какой-нибудь предмет, принадлежащий другому полу, часть тела; существо явления заключается в том, что у фетишистов половое возбуждение и особенно половой акт оказывается осуществимым только при наличности фетиша; в одних случаях половое удовлетворение оказывается возможным и достижимым лишь в присутствии фетиша, при реальной его наличности, в других оно осуществляется вполне удовлетворительно уже при представлении предмета, служащего фетишем, при его воображении; являясь фактором, эквивалентным обстановке нормального полового возбуждения, обстановке, вызывающей это возбуждение, воображаемый или реальный фетиш должен находиться в теснейшей ассоциативной связи с эротическими представлениями.

Фетиш может иметь относительное и абсолютное значение: в первом случае его отсутствие вызывает лишь затруднение полового акта, задержку и слабость половой возбудимости, во втором случае — полную его невозможность. В одних случаях фетиш является лишь частью обычной обстановки, необходимой для нормального полового сношения; без фетиша половой акт не удается (порча); в других он приобретает самостоятельное значение, и половое возбуждение возникает и разрешается в его присутствии без нормального полового акта, а путем самопроизвольного извержения семени или посредством онанирования.

Чаще всего фетишами служат принадлежности женского туалета, как чулки, башмаки, панталоны, юбки, подвязки, чепчики, передники и т. под.; фетишист всякими способами добывает эти предметы, не останавливаясь перед кражей; ласкает их, онанирует в их присутствии; иногда эти предметы должны отличаться особыми свойствами, цветом и форматом, должны быть чистыми, грязными, испачканными менструальной кровью; в других случаях это части тела — рука или нога, маленькая, большая, грязная, одетая в определенного цвета чулок или определенного фасона сапоги; фетишем может явиться тот или иной цвет глаз или волос; женские волосы, как таковые, косы; ради получения их фетишисты рискуют даже отрезать косы, пользуясь удобным моментом. О т. наз. подкалывателях, представляющих переходную форму между фетишизмом и садизмом, было сказано выше. Если бывают формы фетишизма, которые нельзя не признать изящными, напр., появление полового возбуждения, связанное с удачей полового сношения, только при виде или воображении цветка розы, то другие формы для нормального человека безусловно отвратительны, напр., появление полового возбуждения при виде мочащихся или испражняющихся женщин, при питье мочи497), вымазывании себя испражнениями; своеобразная разновидность полового фетишизма, неоднократно описанная в литературе, выражается в половом влечении к старухам или старикам (геронтофилия); иногда представление старческого, сморщенного лица оказывалось достаточным, чтобы дать половую силу такому фетишисту по отношению к молодой особе.

Под названием эксгибиционизма подразумевается такой род фетишизма, который заключается в показывании собственных половых органов лицам противоположного пола, что обыкновенно сопровождается эякуляцией; свои манипуляции эксгибиционисты проделывают в уединенных местах, в публичных домах; эксгибиционизм выражается не только в показывании genitalia, но и в других обнажениях. Особый вид фетишизма выражается в половом влечении к статуям — пигмалионизм; в одних случаях это настоящие статуи, в других живые, лишь изображающие различных богинь (Юнону, Венеру и др.); дело не идет обычно о половом сношении, но о любовных ласках, заканчивающихся эякуляцией. Описанная уже выше некромания или некрофилия, являясь крайним выражением садизма, относится в то же время к области фетишизма.

Фетишизм не всегда наблюдается в чистом виде, нередко встречаются смешанные картины с другого рода половыми извращениями. Ради иллюстрации этого явления и для более наглядного выяснения его происхождения воспользуемся несколькими примерами.

Молодой человек 26 лет, жен. 4 года, имеет ребенка; с трудом окончил университет, в котором получил место; с детства и до настоящего времени ночные страхи и крики; раздражителен и эгоистичен; мало занимаясь своим делом, проводит время с товарищами, больше с дамами, постоянно убегает из дома, с женой то обращается грубо, то нежно, не в состоянии усидчиво работать больше 30-40 мин.; все время собирается писать ученую работу и сдавать экзамены, но все это не идет дальше слов; повышенного мнения о своих способностях, которых, однако, не проявляет; часто выпивает. Отец и дед тяжелые алкоголики, мать со странностями. Единственный сын у родителей. Анемичен. Половое влечение проявилось рано, удовлетворялось онанированием. До брака половых сношений не имел, несмотря на то, что половое возбуждение было частым и сильным. Уже давно его внимание привлекала изящная дамская обувь, представление которой ассоциировалось с представлением о ногах и давало толчок для пылких эротических картин фантазии; он обращал внимание на изящно обутые женские ноги, часами простаивал у окон сапожных магазинов; однажды в трамвае он обратил внимание на молодую девушку, ботинки которой поразили его своим изяществом; он заговорил с ней, познакомился, начал энергично ухаживать и вскоре женился; в первые месяцы брака libido sexualis выразилось настолько сильно, что жена считала себя мученицей; особенность его полового влечения выражалось в том, что большое значение в нем имела обувь жены, которой она не должна была снимать при половых сношениях; снимал и одевал ботинки жене он сам, прижимал ее ноги в ботинках и отдельно ботинки к груди, нянчился с ними, как с ребенком, ласкал и целовал; сверх того он оказался cunnilinguus. Все свое небольшое содержание он тратил на ботинки жене, ходил с нею по магазинам; выписывал иллюстрированные прейскуранты обуви от лучших фирм Петрограда, Вены и др., любовался часто рисунками обуви; сам целыми ночами просиживал, рисуя красками обувь всевозможных сортов; при этом он вел горячие диспуты с женой о том, какого цвета должна быть обувь, как лучше расположить пуговицы, какие сделать каблуки, и очень сердился при нежелании жены заниматься этими вопросами. Временами больной обращался за врачебной помощью, лечение помогало ему мало, в течение 4-х лет нашего знакомства состояние его почти не улучшилось. Свои служебные обязанности он исполнял с трудом, тем не менее, ему удалось занять место преподавателя в одной из гимназий. — Phetichismus et cunnilinguus у человека, обнаруживающего резко выраженные явления психической дегенерации при тяжелой психопатической наследственности.

Студент 24-х лет, обратился за помощью, сознавая ненормальность условий, вызывающих у него libido sexualis; лет с 15-ти он обратил внимание, что вид испражняющихся мальчиков вызывает у него эрекцию, сопровождающуюся сладострастным чувством; это чувство вызывается и поддерживается даже при одном представлении соответствующих картин; с течением времени описанное зрелище доводило больного до эякуляции, для достижения которой сначала требовалась усиленная работа воображения, а потом она происходила легче и быстрее. Для удовлетворения своего влечения больной с успехом пользовался следующим приемом: он поступал, репетитором в семьи, в которых имелись маленькие дети; быстро приобретал доверие семьи и любовь детей, поселялся в детской, чему многие родители были очень рады, и здесь получал возможность необходимых ему переживаний. В анамнезе родных — душевные заболевания и алкоголизм. Сам нервный и неуравновешенный человек, сильно тяготится своим болезненным пороком, от которого всячески желает избавиться. Попытки нормальных половых сношений всегда неудачны. При предварительном знакомстве с больным удалось установить следующее: мальчиком он жил в одной комнате со своим старшим братом, который использовал его для своих педерастических целей; сделавшись пассивным педерастом, со временем он начал выступать и активно, однако, этот способ не казался ему идеальным, и как только однажды он заметил, при каких условиях он получает половое удовлетворение, он тотчас же оставил педерастию. С течением времени после сильной борьбы больной направил свои мысли в нормальную сторону; у него появилась симпатия к одной девушке, появились мысли о браке; однако, после тщательной проверки своих чувств он поступил честно, отказавшись от брака. В этом случае дело идет о тяжелом фетишизме, смешанном с уранизмом; уранизм исчез, вытесненный фетишизмом, но сообщил фетишизму гомосексуальный характер.

Следующий пример, сообщенный Даркшевичем 494), показывает, в какие Своеобразно уродливые формы выливаются половые извращения; холостой, интеллигентный мужчина 41 года, без тяжелой наследственности, обнаруживающий ряд неврастенических признаков; никогда не имел половых сношений с женщинами, всегда его половые симпатии привлекали мальчики и юноши, которые в сновидениях являлись об'ектом его половых стремлений; однако, он никогда не прибегал к ураническим приемам и, понимая свою ненормальность, всячески воздерживался от полового акта; около 5 лет т. наз. совершенно случайно он открыл способ удовлетворять свое половое влечение, заключавшийся в следующем: он сажал мальчика к себе на колени и под тем или иным шуточным предлогом заставлял его плевать себе в открытый рот; эта процедура не только вызывала у него половое возбуждение, но быстро заканчивалась эякуляцией; иногда с тем же успехом он входил в соглашение с нравившимися ему юношами; ни к какому иному способу он не прибегал. — Ясно, что в этом случае дело идет: об очень сложном сочетании фетишизма гомосексуального характера с окраской мазохизма.

Упомянем еще об одном находившемся под нашим наблюдением случае Фетишизма, развившегося у пожилого, женатого человека в начальном периоде прогрессивного паралича помешанных; больной был импотентен; но половое вожделение возбуждалось у него крестьянскими женщинами в грубых и грязных сапогах; во время одного переезда с женою по железной дороге он увидел на станции женщину в сапогах, соответствовавших его половому идеалу; выскочив из вагона, он устремился за нею, затерялся в толпе и с трудом был водворен обратно.

Как видно из сказанного и из приведенных примеров, как это доказали Binet495), Schrenck-Notzing493) и др., фетишизм может возникать из случайных впечатлений, связанных с эротической обстановкой; вступая в прочную ассоциативную связь с сексуальными переживаниями и представлениями, фетиш в известных случаях приобретает преобладающее значение, настолько существенное и господствующее, что половой акт без него не представляется возможным; в других же случаях значение фетиша становится настолько самостоятельным и самодовлеющим, что для полового удовлетворения половое сношение оказывается излишним, так как эякуляция наступает уже в присутствии фетиша, как такового, или заменяется приемом, имеющим для фетишиста значение равноценное половому сношению. Однако, фетишизм развивается не у всех людей, а для его возникновения требуется наличность психопатического расположения и даже душевной болезни.

Как и в других видах половых извращений, наблюдаются, помимо случаев чистого фетишизма, различные сочетания его с другими извращениями в очень сложных и трудных проявлениях.

Фетиш вплетается в сложную дугу ассоциативного процесса в качестве привычного раздражителя, без которого половое возбуждение и эрекция не развивается; его отсутствие является тормозом для проявления полового возбуждения, он представляется необходимой составной частью условного рефлекса.

При периодических формах душевного расстройства, при маниакально-депрессивном психозе, встречаются половые извращения, развивающиеся в течение маниакального периода болезни и также имеющие периодический характер. Большею частью это бывает не при выраженных резко маниакальных состояниях, а при циклически протекающих гипоманических, при т. наз. циклотомиях.

К группе фетишизма относится также еще более или менее стойко выраженное стремление к постоянным или временным переодеваниям — мужчин в женские костюмы, а женщин в мужские; это довольно распространенное явление имеет давнее происхождение, но сравнительно недавно оно получило правильную оценку; конечно, говоря здесь о переодевании, мы подразумеваем не случайное переодевание, вызванное разными обстоятельствами, ничего общего с сексуализмом не имеющими, а переодевание, связанное с эротическими представлениями и стремлениями; переодетым (transvestiti) сексуалистам посвящена большая монография, рассматривающая этот вопрос всесторонне (Hirschfeld486). Подобно всем рассмотренным нами группам, группа трансвеститов представляется довольно сложной и пестрой по своему составу; в основе переодевания лежит стремление носить костюм, свойственный лицам противоположного пола, вытекающее из психического склада данного лица, характеризуемого чертами, присущими противоположному полу (женственные мужчины и мужественные женщины); при этом направление полового влечения и способ его осуществления в значительном числе случаев представляется нормальным, но часто трансвестизм обусловливается гомосексуальными влечениями, при чем костюм соответствует активной или пассивной роли, принадлежащей данному лицу (переодевание активной гомосексуалистки в мужское платье и пассивного урнинга в женское). Психопатологическое происхождение трансвестизма и влияние на его возникновение и развитие внешних условий (воспитания, среды и случайных факторов) представляется аналогичным значению упомянутых элементов в происхождении фетишизма и половых извращений вообще.

В одном из провинциальных городов обратилась ко мне за медицинской помощью молодая женщина, одетая в военное платье; почти с самого начала войны 1914 года она поступила добровольцем в один из полков и в течение нескольких лет принимала участие в кампании, получив знаки отличия за свои подвиги; ее развязные манеры, мальчишеский вид и постоянное участие в различных кутежах привели к тому, что большинство и не подозревало в ней женщину. Откровенно рассказывая историю своей жизни, больная сообщила следующее: отец ее умер от душевной болезни, когда ей было всего 4 года; с детства она любила общество мальчиков, среди которых росла, и часто одевалась в их костюмы; благодаря неразумному отношению к спиртным напиткам в семье, уже с 5 лет она начала пить и постепенно пристрастилась к вину; с 14 лет обнаружились извращенные половые наклонности гомосексуального направления, выразившиеся сначала в ухаживании за девочками и влюбчивости, со временем принявшие реальные формы активного гомосексуализма; постоянные кутежи с пьяным возбуждением, тратой денег; посещение различных вертепов; много похождений в мужском платье; загородные поездки с компанией, которую она сама возила, одевшись извозчиком; о похождениях своих рассказывает довольно цинично, выражаясь о себе в мужском роде. Имела много связей с женщинами, сильно ревновала их и однажды даже дралась на дуэли. Выйдя замуж ради материальных интересов, тотчас же оставила мужа, цинично мотивировав свой уход, и продолжала прежний образ жизни. Перенесла несколько приступов delirium tremens. — Случай фетишизма в виде трансвестизма, гомосексуализм; тяжелая психическая дегенерация и алкоголизм.

История всех времен и народов дает много примеров половых извращений, обнаруживавшихся личностями, стоявшими на разных ступенях общественной лестницы и занимавших самые разнообразные положения в жизни; все это люди с выраженной психопатической наследственностью и расположением, частью душевно-больные, нередко умственно-отсталые, а иногда талантливые. Описание жизни и нравов римских цезарей, составленное Светонием, дает богатейший материал не только в смысле иллюстрации половых извращений, но и в смысле выяснения психопатической наследственности и вырождения, а иногда и очевидного душевного расстройства, которое у них обнаруживалось; жизнеописания Юлия Цезаря (эпилептик, omnium virorum mulier et omnium mulierum vir), Тиверия, Вителия, Гелиобала, Адриана (любовь к Антиною), Нерона являют образцы самых чудовищных форм гомосексуализма, садизма, фетишизма; Нерон, напр., изнасиловав весталку, женился на кастрированном Юноше; будучи садистом, в то же время был пассивным педерастом. Императрица Юлия, Агриппина (сожительствовала со своим братом и сыном Нероном), Мессалина и др. стали синонимами извращений, в которых они конкурировали со своими мужьями. Термины «садизм» и «мазохизм» происходят от собственных имен; люди, страдавшие половыми извращениями, были среди Римских пап (Павел II, Сикст VI, Юлий II); имена Michel Angelo и О. Wild связаны с гомосексуализмом; упоминается о J. J. Rousseau (эксгибиционизм и мазохизм); высказывались подозрения, что Шекспир и Байрон были склонны к педерастии, но эти подозрения вряд ли можно считать достаточно обоснованными; при желании можно было бы распространить этот перечень в весьма широких размерах, но, имея целью лишь ограничиться несколькими примерами, я отсылаю интересующихся к указанным мною в настоящем изложении литературным источникам.

 

 

XXV. Болезненное расстройство влечений
XXVII. Психомоторные симптомы; явления гиперкинеза, акинеза и паракинеза



Современная медицина:

Оглавление:

Обложка



Поиск по сайту:



Скачать медицинские книги
в формате DJVU

Цитата:

Здесь природа явлений .как химических процессов уже гораздо очевиднее. Нужно думать, что в конце концов все они сводятся к образованию тех же ядов, что и при усталости, или близких к ним по действию: инфекция или интоксикация изменяет те органы, которые выделяют яды усталости у создает их дисфункцию и как результат последней опять выработку химических соединений того же типа, что а яды усталости.

Медликбез:

Народная медицина: чем лучше традиционной?
—•—
Как быстро справиться с простудой
—•—
Как вылечить почки народными средствами
—•—


Врач - философ; ведь нет большой разницы между мудростью и медициной.
Гиппократ


Медицинская классика