Главная страница


Книги:

В.П.Осипов, Курс общего учения о душевных болезнях (1923)

Словарь
медицинских терминов

- 0 5 A H M T А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Я

XXX. Нервные поражения при душевных болезнях

Нервные поражения при душевных болезнях; их виды. Расстройства движения — парезы и параличи, апоплектиформные и эпилептиформные приступы, поражение глазодвигательных нервов, тазовых органов; судорожные явления; дрожание и его разновидности; расстройство координации движений; расстройство речи; изменение голоса; расстройство письма и почерка. Расстройства чувствительности; боли, предсердечная тоска, расстройства органов чувств. Изменение рефлексов при душевных болезнях, мышечный валик, изменение электрической возбудимости нервов и мышц. Изменения зрачковой реакции при душевных болезнях; реакция при замыкании глазных щелей, психическая реакция, нейротоническая реакция.

Являясь следствием поражения центральной нервной системы, душевные болезни могут сопровождаться чисто нервными расстройствами, которые в известной степени входят в симптоматологию заболеваний, при которых они обнаруживаются. Конечно, душевно-больные, как и другие люди, заболевают различными органическими нервными болезнями, появляющимися у них в качестве случайного эпизода или осложнения основной болезни, не имеющего ничего общего с патологическим процессом, вызвавшим душевное расстройство; напр., развитие периферического паралича лицевого нерва или седалищной невралгии у больного маниакально-депрессивным психозом совершенно не находится в соотношении с психозом. Но в большом ряде случаев нервные проявления у душевно-больных, как функционального, так и органического происхождения, вытекают, как следствие того же самого болезненного процесса, который привел к развитию душевного заболевания; такие нервные проявления естественным образом должны приниматься, как симптомы общей болезненной формы, выражающейся психическими и нервными расстройствами одновременно. Только такие болезненные нарушения могут включаться в клиническую картину душевных болезней и относиться к их симптоматологии, и только такие нервные поражения подлежат нашему рассмотрению.

Нервные поражения, наблюдаемые у душевно-больных, как и расстройства нервных функций вообще, разделяются на расстройства движения, чувствительности, рефлексов, секреторные, вазомоторные и трофические.

Расстройства движения обнаруживаются нарушением двигательных иннервации и различных, связанных с ними актов, а именно: в форме парезов и параличей, судорог, расстройства координации движений, расстройства речи и расстройства почерка.

Парезы и параличи могут быть функционального и органического происхождения, характеризуясь всеми обычными признаками, отличающими те и другие и подробно рассматриваемыми в курсах нервных болезней; функциональные параличи, свойственные истерии, имеют психогенное происхождение и присущи душевным расстройствам, обусловленным истерией; органические параличи бывают центрального и периферического происхождения; как функциональные, так и органические параличи и парезы носят различное распространение, выражаясь в форме моно-, геми- и параплегии или парезов. Органические параличи зависят от тех же причин, которыми вызывается и душевное заболевание, при котором они развиваются, как воспалительные процессы, поражающие нервную систему, различного рода интоксикации (алкоголь) и инфекции (брюшной тиф), влияние сифилитического яда, мозговые кровоизлияния и тромбозы при артериосклерозе. Все они имеют характеризующие их типические черты, изученные в невропатологии, повторять которые излишне; здесь же должно быть обращено внимание на такие парезы и параличи, которые присущи органическим душевным заболеваниям, которые отличаются известными особенностями своего происхождения, развития и течения.

Сюда относятся апоплектиформные и эпилептиформные инсульты или удароподобные и падучевидные приступы или припадки, входящие в клиническую картину мозгового сифилиса и прогрессивного паралича помешанных; хотя те и другие проявляются и самостоятельно, но нередко они наблюдаются в сочетании одни с другими и имеют общее происхождение, почему представляется правильным рассматривать их вместе. Апоплектиформные приступы напоминают апоплексию, как по своему течению, так и по последствиям, так как приводят к парезам и параличам; однако, течение апоплектиформных приступов и связанных с ними параличей отличается от настоящих апоплексии, обусловленных мозговыми кровоизлияниями (геморрагиями); также и эпилептиформные отличаются от приступов эпилепсии; одновременная наличность сходных и отличительных черт и привела к обозначению явления только что указанными терминами. В одних случаях эти инсульты выражаются в виде головокружений и обмороков более или менее продолжительных, сопровождающихся побледнением и последующим покраснением и даже синюхой лица и кожных покровов; по миновании такого обморока сознание в течение некоторого времени остается помраченным; в более тяжелых случаях клиническая картина носит угрожающий характер: развивается стерторозное дыхание, сопорозное и даже коматозное состояние, упадок сердечной деятельности; уже в это время нередко удается определить моно- или гемиплегическое поражение конечностей; несмотря на видимую тяжесть припадков, больные часто оправляются от них, хотя и с существенными дефектами: во-первых, заметно усиливается слабость их психических процессов, а во-вторых, развиваются паралитические явления в членах; иногда дело ограничивается легкими и скоропреходящими парезами языка и конечностей, афазиями, парафазиями, расстройством артикуляции, различными парэстезиями в пораженных членах, в других же случаях наблюдается развитие более стойких частичных и половинных параличей туловища и конечностей. Тяжесть приступов зависит от степени развития и распространения болезненного процесса, их вызывающего; изучение его относится к частной патологии прогрессивного паралича; приступы вызываются хроническим воспалительным процессом 549) паутинной и мягкой оболочек и мозговой коры, обусловливающих болезнь, а также развитием кистевидных образований, оказывающих давление на подлежащие участки мозговой ткани; по мнению Мержеевского и Бехтерева550), приступы возникают вследствие изменения черепно-мозгового кровообращения, усиливающего давление со стороны цереброспинальной жидкости и особенно со стороны серозной жидкости, заключенной в кистевидных полостях, на различные участки мозговой коры; выравнивание и урегулирование давления приводит к прекращению приступа. На основании новейших исследований первопричину паралитических приступов следует искать в интоксикации организма, но об этом будет сказано в курсе частной психиатрии при рассмотрении прогрессивного паралича. Из сказанного понятно, что приступы могут выражаться в форме судорог джаксоновского типа, более или менее распространенных, проявляющихся повторными или затяжными припадками, или в форме развития парезов и параличей, а также в форме судорог и параличей одновременно; одна из характерных особенностей рассматриваемых инсультов заключается в повышении температуры тела вместе с их наступлением и даже несколько ранее, между тем как при апоплексиях температура сначала понижается, а затем обнаруживается ее повышение; другая особенность апоплектиформных параличей заключается в том, что они, несмотря на их видимую тяжесть, сравнительно быстро и легко выравниваются, иногда в течение нескольких дней; нередко только повышение сухожильных рефлексов и более резко выраженное дрожание конечностей указывает на то, что они были парализованы; быстрое и легкое выравнивание параличей представляется совершенно понятным, если принять во внимание, что они развиваются в членах, функциональные центры которых вследствие захватившего их болезненного процесса особенно легко ранимы; поэтому, насколько легко страдает их функция в зависимости от обострения процесса или изменения давления, которому они подвергаются, настолько же легко они оправляются вместе с уменьшением вредоносного действия, нарушившего их функцию; естественно, что при далеко зашедшем патологическом процессе апоплектиформные параличи отличаются более стойким характером, особенно в тех случаях, когда болезненный процесс сопровождается развитием в головном мозгу очаговых явлений, 551—552) что, впрочем, наблюдается нечасто.

Развитие парезов и параличей, наблюдаемое при сифилисе мозга, обусловливается сифилитическим эндоартериитом и гуммозными поражениями мозгового вещества; поэтому такие параличи отличаются большей стойкостью, чем наступающие в связи с апоплектиформными инсультами при прогрессивном параличе, хотя сами по себе инсульты при том и другом заболевании нередко по картине своего развития бывают трудно различимыми; на помощь дифференциональному распознаванию приходит общая клиническая картина болезни, выражающаяся при сифилисе мозга в головных болях, гнездных, часто множественных явлениях мозгового поражения, в относительно меньшем поражении интеллекта больного, в отсутствии общих психических симптомов, характеризующих прогрессивный паралич, как, напр., наростающее течение слабоумия, в резком колебании болезненных проявлений, особенно, в связи со специфическим лечением; в отсутствии положительной реакции Wassermann'a при исследовании цереброспинальной жидкости; наконец, при мозговом сифилисе очаговые явления могут захватывать и спинной мозг, что выражается соответствующими нарушениями функций, характерными для спинномозговых локализаций поражения, как поражения с различного рода расстройством кожной и мышечной чувствительности, расстройства деятельности тазовых органов и нек. др. Развитие параличей также может сопровождаться судорогами и судорожными припадками, которые иногда развиваются самостоятельно, чаще по джаксоновскому типу, но иногда лишь с трудом отличаются от судорожных приступов эпилепсии. Более стойкие параличи, обусловленные подкорковой и стволовой локализацией очаговых поражений, свойственны мозговому сифилису, а не прогрессивному параличу.

Черепно-мозговые парезы и параличи, развивающиеся при артериосклеротических и старческих формах душевных болезней, обусловленные мозговыми кровоизлияниями и тромбозами артериальных ветвей с последующим размягчением вещества мозга, по своей клинической картине и течению не отличаются от обычных случаев параличей соответствующего происхождения; естественная разница заключается в том, что, развиваясь в более или менее инвалидном мозгу, даже частичные кровоизлияния и тромбозы, нарушая его кровообращение и питание, могут существенно отражаться на общих его функциях, усиливая явления слабоумия.

Периферические параличи и парезы не входят обыкновенно в картину симптомов душевных болезней, за исключением тех случаев, когда одна общая причина, поражая и периферические, и центральные черепно-мозговые невроны, вызывает одновременно и периферические параличи, и душевное расстройство; так бывает при описанном Корсаковым*) алкогольном полиневрите с психическими явлениями, вызываемом хроническим отравлением алкоголем, так бывает при различных инфекционных интоксикациях, как брюшной тиф, дизентерия и др. В этих случаях, в зависимости от тяжести поражения нервной системы, периферические параличи бывают различной степени, от легких до самых тяжелых, сопровождающихся реакцией перерождения и мышечными атрофиями.

Паралитические и паретические поражения при органических формах душевных болезней обнаруживаются в различных органах и членах тела, захватывая область черепных нервов, туловища, конечностей, тазовых органов, смотря по локализации патологического процесса. Так, для сифилитических поражений представляются особенно характерными параличи глазодвигательных мышц ядерного и базилярного происхождения. Развивающиеся при сифилисе мозга бульбарные явления или поражения черепных нервов на основании мозга могут приводить к расстройству глотания; конечно, последствием этого бывает попадание пищи в дыхательные пути и развитие пнеймонии (Schluckpneumonie); аналогичное явление встречается при множественном неврите токсического или инфекционного происхождения.

При сочетании органических поражений головного мозга, приводящих к душевному расстройству, со спинномозговыми поражениями наблюдаются нарушения функции тазовых органов, мочевого пузыря и прямой кишки, проявляющиеся, в зависимости от уровня спинномозгового фокуса, в форме задержки произвольного мочеиспускания до степени ischuria paradoxa и задержки произвольного испражнения или недержания мочи и кала (incontinentia urinae et alvi); это обычно бывает при сифилитических поражениях, реже при множественном неврите; при спинной сухотке, дающей иногда вспышки и длительные проявления  душевного расстройства553), а чаще сочетающейся с прогрессивным параличом (taboparalysis progressiva), также наблюдаются тазовые расстройства, свойственные этой болезни. В некоторых, преимущественно, далеко зашедших случаях прогрессивного паралича встречаются преходящие, более или менее стойкие парезы и параличи мышцы, изгоняющей мочу (detrusor vesicae), что приводит к значительному растяжению пузыря накопившейся мочой, которую приходится выпускать посредством катетера; при слабоумии больных и развитии у них пониженной чувствительности они не жалуются на болевые ощущения, вследствие чего при отсутствии тщательного ухода размеры растянутого пузыря достигают иногда до уровня пупка. В более редких случаях чрезмерное растягивание пузыря мочой встречается при старческом слабоумии и при кататоническом негативизме.

Судорожные явления, наблюдаемые при душевных болезнях, бывают различными по своему распространению и форме; чаще всего это общие или частичные судороги, выражающиеся в эпилептических и в истерических судорожных приступах, характеризующих эпилептические и истерические психозы; эпилептические приступы могут проявляться в виде отдельных, обособленных приступов, могут группироваться по несколько приступов, следующих один за другим с большими или меньшими перерывами, могут также проявляться в ряде приступов, быстро сменяющихся, почти без свободных промежутков — эпилептическое состояние, status epilepticus. О падучевидных приступах уже говорилось, к сказанному следует прибавить, что они выражаются также в виде судорожных подергиваний в отдельных членах и мышечных группах и в некоторых случаях характеризуются, как status epileptiformis, которое иногда тянется не только часами и днями, но даже неделями и месяцами.554) Судорожные приступы общие и частичные наблюдаются и при других формах органических душевных болезней, как мозговой сифилис, острый бред, артериосклеротические и старческие психозы; также при психозах токсического происхождения (алкоголь, абсент, спорынья), при психозах уремических, эклампсических; судорожные приступы с характером общей или частичной падучей часто встречаются при идиотии, особенно развившейся вследствие органического поражения мозга в раннем детстве (lues, туберкулез, энцефалиты); такие случаи идиотии часто сопровождаются детскими черепно-мозговыми параличами. Судорожные приступы наблюдаются у кататоников, но, по-видимому, в этих случаях имеется сочетание с эпилепсией или истерическое расположение; в подобных случаях они могут обнаруживаться и при других душевных заболеваниях. Там, где имеются судорожные приступы или параличи органического, функционального, центрального или периферического происхождения, конечно, встречаются и контрактуры. При органических психозах, особенно при прогрессивном параличе и мозговом сифилисе, иногда наблюдается судорога жевательных мышц, выражающаяся в длительном сжатии челюстей или в жевательных движениях со скрежетанием зубов; это явление встречается также у идиотов (ruminatio). У идиотов и умственно отсталых наряду с парезами и параличами черепно-мозгового происхождения могут наблюдаться в парализованных конечностях явления атетоза или хореоподобные движения. Встречаются у душевно-больных и хореические судорожные движения, как хронического, так и острого характера; при острой, инфекционной хорее иногда наблюдаются явления душевного расстройства.

Параличи и парезы у душевно-больных, следуя общим неврологическим законам, связанным с локализацией вызывающего их поражения, бывают спастическими и вялыми, сопровождаясь гипертоническим или гипотоническим состоянием мускулатуры. Однако, гипертония мускулатуры связывается не только с развитием параличей; повышение мышечного тонуса присуще судорожным состояниям вообще; также судорожным сведениям, контрактурам; каталепсии и каталептоидные состояния характеризуются повышением мышечного тонуса; у истеричных и у кататоников гипертония может достигать степени резко выраженного, почти тетанического напряжения мускулатуры, так что члены таких больных не удается вывести пассивным путем из принятого ими положения; гипертония у истеричных иногда выражена так сильно, что больного удается положить, как перекладину, на два стула — затылком на один, а пятками на другой. Однако гипертония не представляется постоянным свойством заболеваний, при которых она наблюдается, за исключением случаев органических парезов и параличей и судорожных состояний; она может сменяться гипотонией555) или понижением мышечного тонуса, что нередко обнаруживается при истерии и эпилепсии, а следовательно, и при истерических и эпилептических психозах; гипотония свойственна различным видам группы раннего слабоумия, проявляясь обычно вслед за явлениями гиперкинеза, она наблюдается и при кататонии, сменяя напряженное состояние мускулатуры; развитие хореических явлений при душевных болезнях, как хорея вообще, сопровождается понижением мышечного тонуса; гипотония свойственна спинной сухотке, а следовательно, она выражена и при душевных заболеваниях, развивающихся у спинносухоточных, и при сочетании спинной сухотки с прогрессивным параличом.

Дрожание в мышцах и членах при различных душевных болезнях представляется частым явлением; оно встречается, как при функциональных, так и при органических заболеваниях и в некоторых случаях относится к числу характерных симптомов.556—557) Конечно, нервные заболевания, сопровождаемые дрожанием и в значительной степени клинически в нем выражающиеся, сохраняют присущие этому движению свойства и при осложнении их душевным расстройством; сюда принадлежит, напр., базедова болезнь, дрожательный паралич (paralysis agitanis), рассеянный склероз с его интенционным дрожанием, paramyoclonus multiplex с его клоническими мышечными сокращениями. Дрожание наблюдается в веках, в языке, в конечностях; наблюдается общее дрожание тела, наблюдаются волоконцевые, фибриллярные сокращения или подергивания в мышцах лица, туловища, конечностей, известные также под названием фибриллярного дрожания. Дрожание далеко не всегда бывает достаточно характерным для болезненной формы, при которой оно встречается; наименее характерно дрожание век, наиболее характерно и наиболее изучено дрожание верхних конечностей, особенно пальцев. Дрожание истеричных, будучи, как и другие симптомы истерии, психогенного происхождения, отличается полиморфным характером, разнообразием и может представлять различные, незаметные переходы от дрожания пальцев к дрожанию целых членов и ритмическим движениям. Дрожание неврастеников и психастеников — мелкое, мало характерное дрожание; близко к нему стоит дрожание при контузионном травматизме и контузионных и травматических психозах. Более типичным представляется дрожание при алкогольных психозах, при прогрессивном параличе помешанных и при старческих психозах.

 

<…нет страниц 404, 405…>

 

головного мозга; они свойственны также функциональным и неочаговым заболеваниям. Так, они обнаруживаются у истеричных больных 569), чаще всего проявляясь в форме истерического мутизма; происхождение их при истерии психогенное. Расстройства сенсорного характера, непонимание речи, сопровождающееся обычно и непониманием значения и неузнаванием окружающих предметов, неумением назвать их надлежащим образом, вследствие невозникновения соответствующих словесных символов (асимволия)570), наблюдается при острых астенических и инфекционных психозах (amentia), протекающих с помрачением сознания и бессвязностью; аналогичное явление отмечено при delirium tremens.

Резкие нарушения часто представляет речь эпилептиков, особенно страдающих частыми судорожными припадками, нередко в связи с явлениями интеллектуальной слабости; она может быть медленной, с растянутым произношением слов, скандированной, с паузами, заикающейся, шепотной; наблюдаются случаи афазии, иногда развивающейся в связи с припадками571). Бернштейн*) отмечает речевое расстройство у падучных, характеризуемое им термином oligophasia; явление развивается с значительным постоянством при эпилептическом помрачении сознания и заключается в неузнавании предметов и невозможности назвать их присущим им наименованием; восстановление указанных нарушений происходит не одновременно: предметы узнаются, но подобрать для них подходящее название больной еще не может; в его понятии не находится необходимых словесных выражений, так как в это время их слишком мало в его распоряжении; отсюда название олигофазии; это состояние автор сравнивает с процессом точного перевода с родного языка на иностранный, когда в распоряжении переводчика не имеется достаточного запаса необходимых слов, ради приискания которых ему все время приходится обращаться к помощи словаря.

Шепелявая, лепечущая речь инфантильного характера, кроме случаев идиотии и умственного недоразвития, встречается в качестве преходящего явления у истеричных и у больных ранним слабоумием, преимущественно, в его гебефренической разновидности.

Характерное расстройство речи наблюдается у больных прогрессивным параличом502) 572); помимо нарушений афазического и парафазического типа, помимо нарушений, обусловливаемых свойственными этим больным недочетами памяти, вследствие которых необходимые слова и выражения не приходят или не сразу приходят им в голову, и речь утрачивает плавный характер, становится прерывистой и заикающейся, у них обнаруживается ряд нарушений дизартрических, зависящих от поражения артикуляционного речевого аппарата и болезненного изменения фонации. Голос становится глухим, утрачивает свою звучность, исчезают его модуляции и тонкие оттенки, речь теряет свою выразительность; даже наблюдаются случаи афонии; голос дрожит, иногда бывают резкие колебания силы звука; часто речь замедлена; утрачивается отчетливость и внятность речи; особенно страдает речь, если больной волнуется и старается говорить быстро, торопливо; местами пропускаются слоги, местами они удваиваются или даже утраиваются (логоклония); больной, встречая затруднение в свободном произношении слов, спотыкается на слогах; главное затруднение представляют многосложные слова с повторяющимися одинаковыми или сходными слогами и те части слов, в которых сгруппировано подряд несколько согласных букв и буквы р и л. Заставляя больных произносить такие слова, как «страшное кораблекрушение», «электричество», «эксцентриситет», «университет», «артиллерийская бригада», повторяя их по несколько раз, рельефно обнаруживают указанное расстройство речи. Речь представляется очень сложным психонервным актом, требующим для удовлетворительного выполнения совершенства и гармонии психических процессов и всего артикуляционного аппарата; нарушения в той и другой области немедленно отражаются на речи больных; расстройство речи при прогрессивном параличе, являясь следствием поражения нормальных, функций и душевной деятельности, и артикуляционного аппарата, представляется болезненным симптомом смешанного происхождения. Большое влияние на речь больных, страдающих органическими формами душевных болезней, оказывают апоплектиформные и апоплектические инсульты, нарушающие двигательную способность языка и лицевых мышц; обыкновенно способность речи вслед за инсультом совершенно исчезает на время и только постепенно восстанавливается; сначала артикуляция речи настолько затруднена, что больной издает нечленораздельные звуки, и понять их невозможно; лишь с течением времени артикуляция улучшается, далеко не всегда достигая прежнего совершенства: Liebmann и Еdеl**) обращают внимание на невнятность речи при старческом слабоумии и на малопонятное бормотание, наблюдаемое у этих больных.

Дрожащей и спотыкающейся представляется речь хронических алкоголиков, которую в некоторых случаях можно смешать с речью больных прогрессивным параличом; при остром отравлении алкоголем нарушается не только связность и плавность речи, но вследствие нарушения иннервационных процессов и правильности координации речевая артикуляция страдает настолько сильно, что иногда отравившиеся алкоголем не бывают в состоянии произнести внятно и отчетливо самых простых и несложных слов.

Выше уже было упомянуто об афонии паретического происхождения, наблюдаемой при прогрессивном параличе; у больных, находящихся в состоянии маниакального возбуждения, много говорящих и кричащих, развивается сипота, доходящая до степени временной утраты голоса; афония встречается также при истерии, вследствие функционального паралича голосового аппарата.

Письмо или письменная речь душевно-больных очень часто подвергается различного рода болезненным нарушениям и особенностям по сравнению с нормой; об этих особенностях письма отчасти уже говорилось; следует также иметь в виду, что при органических заболеваниях центральной нервной системы, головного мозга, наблюдаются расстройства письма, характер которых обусловливается локализацией болезненного процесса, и аналогичные явлениям; так, встречается аграфия, параграфия; эти расстройства свойственны тем же заболеваниям, при которых развиваются афазические симптомы; подобно последним, аграфия и параграфия может развиваться не только при органических заболеваниях, но и при заболеваниях функционального происхождения, как истерия, а также при психозах с недостаточно изученной органической природой, инфекционных и токсических, как раннее слабоумие, острое бессмыслие или amentia, эпилептические психозы; большое значение для возникновения рассматриваемого явления имеет помрачение сознания. Кроме письма, как письменной речи, болезненному изменению подвергается почерк многих больных; после всего сказанного о наблюдаемых у них парезах, судорогах и дрожании, изменение почерка представляется явлением, логически и неизбежно вытекающим из наличности этих двигательных расстройств; однако часто расстройства почерка душевно-больных обусловливаются не чисто двигательными причинами, а подобно нарушениям речи вытекают из сочетания иннервационных нарушений с психическими; в большинстве случаев удается расчленить одни от других, но при рассмотрении их приходится касаться обеих сторон предмета.

Существующее у больных дрожание и паретические явления соответствующим образом отражаются на почерке — на его скорости, четкости, постоянстве и равномерности букв и нажимов, толщине штрихов, плавности линий; у здоровых людей почерк под влиянием утомления физической работой временно утрачивает свои свойства, становясь неравномерным и дрожащим, таким же он становится под влиянием волнения, тревоги, боязни; большее или меньшее дрожание почерка наблюдается и в случаях эссенциального дрожания; дрожащим часто представляется почерк неврастеников, психастеников, травматиков, обнаруживается некоторая неравномерность букв, иногда в зависимости от рассеянного внимания таких больных встречаются пропуски букв, даже слов, грамматические ошибки; особенно характерным свойством отличается почерк при прогрессивном параличе: он представляется дрожащим, неровным, с неравномерными нажимами, отражает атактичность движений больных, обнаруживаются, как и в речи, пропуски букв и слов, удвоение букв и лишние буквы, недописывание слов до конца; все эти явления выражены в соответствии с развитием болезни, ее физических и психических симптомов; в далеко зашедших случаях нельзя бывает разобрать написанного, наконец, вместо письма получаются лишь неправильные и лишенные словесного смысла штрихи. Однако, несмотря на всю характерность почерка больных прогрессивным параличом, в некоторых случаях он может быть смешан с почерком алкоголиков, который тоже бывает дрожащим и неровным, а при падении интеллекта или помрачении сознания больных также сопровождается пропусками букв и слов. Дрожащий почерк наблюдается при старческих психозах, а при достаточно выраженном слабоумии дело доходит до полной невозможности письма. Характерным свойством иногда отличается почерк имбециллов: с трудом выучившись писать, они не переходят на скоропись, а тщательно и терпеливо выводят буквы, каллиграфически их выписывая, как на уроке чистописания. Имбециллы, пользующиеся в случаях правостороннего паралича левой рукой, прибегают иногда к так называемому зеркальному письму, т. е., письму в обратном направлении, удобочитаемому при отражении его в зеркале; этим письмом пишут иногда левши и вообще люди при попытках писать левой рукой, но чаще прибегают к нему умственно отсталые левши577). Для изучения правильности движений при письме, нажимов и быстроты почерка Kraepelin573) предложил особый аппарат, записывающий в форме кривой движения, применяемые для начертания букв, цифр, и названный им Schriftwage — весы почерка. Хорошие образцы почерка душевно-больных приведены в работах Koster505), Rogues de Fursac506), Образцова 518); более подробные сведения удобнее сообщить при изложении курса частной патологии душевных болезней.

Наблюдаемые у душевно-больных расстройства чувствительности могут быть периферического, спинномозгового и черепно-мозгового происхождения; они выражаются в виде гиперэстезий, анэестезий и парэстезий, поверхностных и глубоких. Периферические расстройства являются или случайным осложнением болезни, или развиваются, как следствие общей причины, вызвавшей заболевание периферических нервов и одновременно головного мозга, результатом чего явилось душевное расстройство. Самые разнообразные поражения чувствительности периферического происхождения встречаются при полиневритических психозах, обусловленных токсическими причинами, как алкоголь и различного рода инфекции (брюшной тиф, дизентерия, инфлуэнца). Больные испытывают боли, ощущение бегания мурашек, онемения конечностей; характерное ощущение зуда и ползания насекомых под кожей встречается при хроническом отравлении кокаином; естественно, что парэстезии служат богатым источником бредовых идей, а иногда и бредовых поступков больных; так, больные заявляют, что в их конечности вложены раскаленные железные полосы, что их ноги превратились в стеклянные; одна больная заявляла, что она беременна жеребенком; больной послушник, страдавший расстройством мышечного чувства, получил болезненное представление, что он может летать, и выскочил в окно; один кокаинист изрезал себе кожу перочинным ножом, желая извлечь ползавших в ней, по его мнению, паразитов*); один из наблюдавшихся мною больных прогрессивным параличом, страдавший в то же бремя болевыми ощущениями в области живота, заявлял, что в его желудке находятся лягушки, и производил звуки, напоминавшие кваканье, с целью извлечь их оттуда; подобных примеров можно привести немало. Спинномозгововые нарушения чувствительности обнаруживаются при сочетании спинной сухотки с душевным расстройством, с прогрессивным параличом; они наблюдаются при сочетании сифилиса мозга с одновременным развитием специфического поражения в спинном мозгу. Естественно, что расстройства чувствительности свойственны и органическим поражениям головного мозга и что в своем развитии и течении они подчиняются общим неврологическим законам, а в истолковании больных могут служить источником бредовых идей, напр., больной, страдающий гемиплегией, сопровождающейся анэстезией пораженной половины тела, заявил однажды, что он постоянно носит на себе второго человека. Расстройства чувствительности свойственны не только органическим душевным заболеваниям, они с известным постоянством наблюдаются и при других психозах, не будучи явлением органического происхождения, а обусловливаясь причинами психического порядка. Так, самые разнородные парэстезии, гиперестезии и анэстезии наблюдаются при истерическом и травматическом психоневрозе; они распространяются на все виды кожной и глубокой чувствительности, следуя характерному для истерии «ампутационному» типу, очерчиваясь резкими границами и соответствуя по своему распространению не областям кожной иннервации, а членам тела или их частям. При неврастенических и психастенических состояниях особенно часто встречаются гиперэстезии и парэстезии, понижение чувствительности им не свойственно. Известно, что при сильно выраженных аффектах понижается восприятие болевых ощущений; так, нередко в пылу боя раненые не сразу замечают свое ранение; это обусловливается сильной концентрацией внимания в определенном направлении, для изменения которого полученный болевой раздражитель оказывается недостаточным, обнаруживая свое действие лишь по истечении некоторого времени; бывают случаи, что в аффективном состоянии люди проходят или даже пробегают большие расстояния, не испытывая усталости; тем более бывают выражены расстройства кожномышечных восприятий при патологических аффектах; так, в состоянии аффекта тоски при маниакально-депрессивном психозе и при других душевных заболеваниях больные наносят себе иногда тяжелые увечья, не обнаруживая при этом болевого ощущения. Кожномышечные ощущения представляются пониженными в состояниях ступора, как меланхолического, так и кататонического; такие больные реагируют обычно лишь на сильные раздражения, при чем реакция кататоников нередко носит неожиданно бурный характер; в подобных случаях следует различать затруднительность и даже невозможность для скованного психически больного проявить двигательную реакцию на раздражение даже им воспринимаемое, пока оно не достигло известной предельной величины. Коматозные состояния сопровождаются отсутствием кожной чувствительности; так, во время эпилептической комы не удается вызвать реакции на самые сильные кожные раздражения. Обычное явление представляет понижение кожной и глубокой чувствительности при прогрессивном параличе 576-576а), независимо от апоплектиформных явлений, развивающихся при этой болезни; это изменение чувствительности бывает выражено неравномерно и нерезко, и в получаемых при исследовании результатах несомненно имеет значение расстройство внимания и слабоумие больных. Малую чувствительность к боли приходится наблюдать у идиотов и умственно отсталых. Как паралитики, так и идиоты часто наносят себе значительные повреждения, расцарапывают кожу, не обнаруживая болевой реакции. Болевая чувствительность понижается при алкогольной интоксикации, преимущественно, острого характера. Конечно, парэстезии, гиперэстезии и анэстезии психического происхождения также являются одним из источников бреда душевно-больных; так, параноики обычно связывают различные испытываемые ими ощущения с влиянием на них преследующих их лиц; влияние это достигается, по их мнению, или посредством специально изобретаемых приборов, или просто подмешиванием яда в пищу; так, один из наших больных связывал испытываемые им ощущения с отравлением его «радиоактивной урановой рудой», которую обширные шайки преследовавших его лиц вывезли из Парижа от М-me Кюри; анэстезии могут служить источником бредовых заявлений об отсутствии членов тела, напр., головы; парэстезии в области половых органов дают основание бредовым заявлениям о покушении на нравственность больных, о бесстыдном манипулировании над их половыми органами, производимом какими-то лицами, а иногда даже служат основанием для определенного обвинения больными врачей в покушении на нравственность.

У возбужденных больных при остро протекающих душевных заболеваниях, как маниакальная фаза маниакально - депрессивного психоза, острое бессмыслие, острый бред, а также при психодвигательном обострении длительных и хронических болезней, как, напр., прогрессивный паралич, больные иногда испытывают чувство жара, что заставляет их сбрасывать одежду, оставаясь голыми; пониженная чувствительность к низкой температуре внешней среды свойственна больным с пониженной болевой и тактильной восприимчивостью, как истеричные, меланхолики, кататоники, прогрессивные паралитики, идиоты, умственно отсталые.

При душевных болезнях наблюдаются также болевые ощущения; эти ощущения не представляются характерными для душевных заболеваний вообще, но при некоторых из них они бывают выражены с значительным постоянством. Так, в продромальном периоде различных психозов встречаются головные боли, то тупые, граничащие с ощущением тяжести в голове, то острые и невыносимые; головные боли наблюдаются при прогрессивном параличе, остром бреде, а особенно при мозговом сифилисе; головные боли свойственны эпилептикам, у которых они нередко протекают в виде тяжелых приступов мигрени; они бывают и у истеричных больных (clavus hystericus). Боли естественным образом развиваются в случаях поражения периферической нервной системы и в случаях сочетания душевного заболевания со спинномозговым, напр., с tabes dorsalis, при чем время от времени больные переживают различные спинносухоточные кризы. Свойственная меланхолическим состояниям предсердечная тоска в числе других ощущений (гл. XXIII) выражается болевыми ощущениями в области сердца и груди; иногда при этом болевые ощущения распространяются и на область живота и даже нижних конечностей (anxietas tibiarum); невралгические ощущения вообще встречаются в меланхолических состояниях нередко; они проявляются также в ступорозных состояниях кататоников*); невралгии, соединенные с парэстезиями, нередко наблюдаются при параноидных формах душевных расстройств.

Душевнобольным присущи и болезненные расстройства со стороны органов чувств — зрения, слуха, обоняния, вкуса; они могут проявляться в направлении обострения, усиления и извращения восприятия этих органов. Концентрическое сужение поля зрения, гемианопсия, преходящая дисхроматопсия, амблиопия и амауроз и нек. др. зрительные расстройства свойственны истерии; приблизительно аналогичные явления бывают у эпилептиков перед судорожными приступами и особенно после них; сужение поля зрения наблюдается при хроническом алкоголизме и при белой горячке584). Как явление органического происхождения, нарушения зрения наблюдаются при мозговом сифилисе; они отмечены также при прогрессивном параличе: здесь сужение поля зрения встречается с значительным постоянством и имеет характер сегментоподобных выпадений, его границы отличаются зубчатым, неправильным, изломанным видом; эти изменения находятся в связи с атрофическим процессом в зрительных нервах, который бывает выражен с различной степенью интенсивности, начиная от ничтожных, почти неуловимых изменений до совершенно отчетливой и резкой атрофии578); весьма вероятно, что при исследовании больных прогрессивным параличом нарушение внимания и отвлекаемость их отражаются на получаемых результатах. Характерные изменения глазного дна наблюдаются при семейной амауротической идиотии (Тay-Sachs): зрительные сосочки бледны, a macula lutea голубовато-белого цвета с красновато-коричневым пятном посредине 582-583). У душевнобольных наблюдаются также случаи повышенной восприимчивости сетчатки к действию света, чаще это встречается при истерии, психастении, при эпилепсии в связи с приступами болезни; иногда больные, находящиеся в состоянии психодвигательного возбуждения (маниакально-депрессивный психоз, прогрессивный паралич, острый бред) не переносят света, вследствие чего приходится затемнять помещение, в котором они находятся.

Понижение слуховых восприятий может наблюдаться при истерии и травматическом психоневрозе, при чем понижение слуха достигает в некоторых случаях полной глухоты на оба или на одно ухо; то же явление встречается при фокусных органических поражениях головного мозга, частью слух понижается при прогрессивном параличе и старческих психозах; хронический алкоголизм также может вызвать падение слуха в связи с развивающимся невритическим процессом. У истеричных, психастеников, маниакальных больных, галлюцинантов нередко наблюдается обострение слуховых восприятий; такие больные очень живо реагируют на слуховые раздражения, вызывающие у них чисто болевые ощущения; у истеричных слуховые раздражения могут вызвать судорожный приступ; иногда сами больные заявляют, что впечатления их так обострены, нервы их натянуты, как струны, каждое ощущение болезненно (маниакальное состояние); шум и звон в ушах, пульсация могут сопровождаться возникновением слуховых иллюзий.

Расстройства обоняния и вкуса, в смысле обострения, понижения и извращения соответствующих восприятий, также встречаются при душевных болезнях, особенно при истерических психозах; возникающие в связи с этим расстройством иллюзии и галлюцинаторно-бредовые явления вызывают различные заявления и жалобы больных; обоняние и вкус расстраиваются и при органических заболеваниях; так, по наблюдениям некоторых авторов579), расстройство обоняния и вкуса — симптом довольно обычный при прогрессивном параличе; особенно часто расстройство обоняния и вкуса наблюдается у эпилептиков; чаще расстраивается вкус, чем обоняние; в большинстве случаев расстройство носит частичный характер, находится в видимой связи с частотой и силой падучных приступов и по своему распространению захватывает около 60% исследованных больных 580-581). Понижение вкуса и обоняния, а иногда и извращение вкусовых и обонятельных восприятий отмечено у алкоголиков584).

Состояние рефлексов при душевных болезнях представляется весьма различным: они могут быть повышенными, пониженными, неравномерными, отсутствующими; это относится ко всем видам рефлекторной возбудимости — к слизистым, кожным, сухожильным, мышечным, смешанным рефлексам и к рефлексам, вызываемым специальными раздражителями, как, напр., свет. Изменение слизистых рефлексов свойственно истерии, а следовательно, и более глубоким душевным расстройствам, связанным с нею; естественно, что эти рефлексы поражаются и в зависимости от нарушения их рефлекторных дуг при других заболеваниях функционального, органического, токсического происхождения; так, они отсутствуют наряду с общей анэстезией при эпилептическом приступе, во время эпилептической комы; они нарушаются в зависимости, напр., от невритического процесса у алкоголиков, захватывающего соответствующие области, в зависимости от органических очаговых поражений с соответствующей локализацией, напр., при распространении гуммозного процесса на ядра тройничного нерва; кожные рефлексы не имеют существенного распознавательного значения при душевных болезнях, они понижаются до исчезновения во время эпилептической комы, при органических гемиплегиях брюшные рефлексы обычно отсутствуют на стороне поражения. Из сухожильных рефлексов наибольшее распознавательное значение принадлежит коленным и ахилловым рефлексам; при этом не столь важное значение имеет повышение этих рефлексов, обычно наблюдаемое при истерии, неврастении, маниакально-депрессивном психозе и других заболеваниях, связанных с повышенной возбудимостью нервной системы, сколько их понижение, неравномерность и отсутствие; сухожильные рефлексы временно исчезают при эпилептической коме, при чем этому исчезновению иногда предшествует повышение их, наблюдаемое непосредственно за судорогами; неравномерное повышение рефлексов и неравномерное состояние их вообще наблюдается при прогрессивном параличе и при других органических поражениях мозга; при сочетании прогрессивного паралича со спинной сухоткой эти рефлексы в большинстве случаев исчезают; понятно, что при органических гемиплегиях у душевно-больных, как и при банальных гемиплегиях, могут наблюдаться клонусы стопы, коленной чашки и рефлекс Вabinski'ого; понижение и исчезновение сухожильных рефлексов свойственно также комбинациям душевного расстройства с невритами. Параллельно повышению общей рефлекторной возбудимости содержится и мышечная возбудимость, выражающаяся в развитии пучковатых сокращений при механическом раздражении мышцы; у кататоников, находящихся в каталептоидном состоянии, ударом молоточка по точкам лицевого нерва нередко удается вызвать сокращение мимических мышц лица, подобно признаку Chvostek'a при тетании; это же явление в резко выраженной форме однажды мне пришлось наблюдать при множественном поражении нервов сифилитическим ядом.

Исследователями было обращено внимание на распознавательное значение при душевных болезнях мышечного валика, являющегося выражением идиомышечной возбудимости; проще всего и лучше всего мышечный валик получается при поколачивании перкуссионным молоточком по области большой грудной мышцы или по двуглавой мышце плеча; также он хорошо получается при выскальзывании двуглавой мышцы из сжимающих ее пальцев исследователя при согнутом приблизительно под прямым углом положении предплечия; в периоде возмужалости, от 13—16 лет, мышечный валик представляет нормальное явление; по исследованиям Бернштейна мышечный валик является одним из характерных признаков для эпилепсии и эпилептических психозов, для прогрессивного паралича, раннего слабоумия и алкогольных психозов; наличность его даже может служить одним из опорных пунктов для дифференциального распознавания между указанными заболеваниями и другими — между эпилепсией и истерией, между прогрессивным параличом и неврастенией и старческим слабоумием, между ранним слабоумием и острым бессмыслием, между параноидной формой раннего слабоумия и параноей585); однако, этот вопрос не разрешается так просто и несомненно, так как дальнейшие исследования586) показали, что мышечный валик в резко выраженной форме наблюдается в 73,8 % при самых разнообразных заболеваниях, при чем степень его выраженности находится, по-видимому, в обратном отношении к состоянию питания больного; мышечный валик является реакцией на состояние истощения и интоксикации мышечной ткани; сколько-нибудь прочным опорным признаком для дифференциального распознавания пока он быть не может, и к этому его значению необходимо относиться с большой осторожностью.

Изменения электрической возбудимости нервов и мышц при душевных болезнях вообще имеют малое значение, за исключением тех случаев, когда они вызываются специальными поражениями центральной и периферической нервной системы, характеризующими область нервных болезней, как церебральные фокусные поражения, спинномозговые и периферические; из более характерных наблюдений над общим изменением электрической возбудимости нервов и мышц при душевных болезнях можно упомянуть отмеченное Lenzi587) понижение фарадической и гальванической нервно-мышечной возбудимости при прогрессивном параличе, не отличающееся, однако, строгим постоянством.

Важное значение для распознавания имеет состояние зрачковой иннервации и зрачковой реакции. У здоровых людей зрачки в громадном большинстве случаев равномерны, им свойственна ширина, колеблющаяся под влиянием различных внешних и внутренних раздражений; они шире у детей и живее реагируют в детском и юношеском возрасте, нежели у взрослых и пожилых людей; к старости зрачки становятся уже, и реакция их постепенно утрачивает свою живость. Различают зрачковую реакцию на свет, аккомодацию и конвергенцию, на чувствительные, кожные, преимущественно, болевые раздражения, на раздражения психические; патологическая реакция может быть ослабленной, вялой, может отсутствовать, может быть усиленной или ускоренной; наблюдается парадоксальная реакция, когда вместо сужения зрачка наступает его расширение; зрачки могут быть стойко суженными (myosis), иногда до крайней степени расширенными (mydriasis), равномерными или неравномерными; в некоторых случаях наблюдается изменение формы зрачка, который вместо круглого становится удлиненным в одном из диаметров, эллиптическим или овальным, приобретает угловатые очертания, а иногда утрачивает свое центральное положение в радужной оболочке. Величина зрачков обусловливается иннервационным взаимоотношением нервов, суживающих (n. oculomotorius) и расширяющих (n. sympathicus) радужную оболочку. Изменение зрачковых рефлексов особенно важно для распознавания органических душевных заболеваний, и было время, когда состоянию зрачковых рефлексов придавалось патогномоническое значение; было время, когда, напр., с изменением реакции правого зрачка связывался меланхолический характер бреда, а с изменением левого — маниакальное возбуждение и бред величия (Austin)589) особое внимание состоянию зрачков начали уделять со времени открытия в 1869 году Argyll Robertson'ом его знаменитого симптома рефлекторной неподвижности зрачков на световые раздражители.

Неравномерность зрачков, сужение и расширение их, обоих или одного в неравной степени, вялость и отсутствие зрачковой, реакции, а также изменение формы зрачков чаще всего и обычно встречается при прогрессивном параличе, представляя характерное явление для этой формы болезни; изредка наблюдается здесь и парадоксальная реакция; по наблюдениям, произведенным над многими тысячами больных, неравномерность зрачков обнаруживается у 56 %, а вялость и отсутствие зрачковой реакции у 68 % больных прогрессивным параличом589); парадоксальная реакция принадлежит к числу редких, единичных явлений. Те же явления, но гораздо реже наблюдаются при других органических душевных расстройствах, как сифилитическое и артериосклеротическое поражение головного мозга, старческое слабоумие. Однако, неравномерность зрачков и вялость их реакции даже до ее отсутствия составляет не исключительную принадлежность органических психозов; в редких случаях неравномерные зрачки бывают даже у людей душевно-здоровых, в качестве прирожденного явления, в качестве такового же наблюдается и окоченелое состояние зрачков в зависимости, по-видимому, от заболеваний и аномалий развития, связанных с периодом внутриутробной жизни590). Дальнейшие исследования показали, что различные изменения зрачковых рефлексов до отсутствия зрачковой реакции включительно, встречаются также у идиотов и умственно отсталых, что вполне естественно, если принять во внимание, что недоразвитие нервной системы может последовать, как результат органических влияний в периоде внутриутробной жизни или в раннем возрасте (сифилис, инфекционные болезни, вызвавшие осложнения со стороны мозга и нервной системы вообще); в этих случаях наблюдается иногда и неравномерная величина зрачков. Неравномерность зрачков и вялость реакции при более точном и распространенном исследовании начали обнаруживать и при других душевных болезнях, не имеющих не только очаговых, фокусных поражений, но и разлитой органической основы; так, они были отмечены при остром и хроническом алкоголизме, при эпилепсии, остром бессмыслии, особенно при раннем слабоумии и кататонии и даже при истерии. Установлено, что падучный приступ характеризуется резким расширением зрачков и отсутствием их реакции на свет и другие раздражители; этот признак считается почти патогноманическим для дифференциального распознавания эпилепсии от истерии; однако, и к нему необходимо относиться с осторожностью, так как, правда, редко, но все-таки наблюдаются случаи, когда отсутствие зрачковой реакции обнаруживается во время судорожного приступа истерии591); при этом зрачки могут быть расширенными, но могут быть и узкими, чего не наблюдается при эпилепсии и что Bumke 592) об'ясняет, как вторичное явление, сопровождающее спазм внутренних глазных мышц, всегда при этом бывающий. За исключением органических поражений головного мозга, изменения величины зрачков и их световой реакции чаще всего встречаются при раннем слабоумии и кататонии; здесь приходится наблюдать неравномерность зрачков, их сужение, расширение с отсутствием световой реакции и изредка парадоксальную реакцию; изменение величины зрачков и их рефлекторной возбудимости обнаруживается приблизительно у 30 % больных593); расширение зрачков, соединенное с их рефлекторной неподвижностью, свойственно, главным образом, состояниям кататонического ступора 594-595), при котором удавалось отметить даже изменение конфигурации зрачка596).

Величина зрачков у здоровых и у больных, у которых их рефлекторная реакция не изменена, колеблется под влиянием света, аккомодации, конвергенции и психических раздражителей эмоционального свойства; сужение зрачков под влиянием света не сразу устанавливается в определенных размерах, а обыкновенно замечается ряд ритмических колебаний, особенно выступающих при широких зрачках; такая зрачковая реакция, которую я предлагаю называть пружинной реакцией, наблюдается с большей или меньшей отчетливостью при различных заболеваниях, бывает выражена с постоянством при травматическом психоневрозе; при узких зрачках и при вялой зрачковой реакции она исчезает.

Кроме разобранных изменений зрачковой реакции, существуют еще некоторые зрачковые симптомы и реакции, наблюдаемые у душевно-больных и отчасти вызываемые посредством особых приемов; сюда относится реакция при замыкании глазных щелей  (Lidschlussreaktion), психическая и нейротоническая реакция. Реакция при замыкании глазных щелей, описанная Westphаl'ем и Pilcz'ем, наблюдается при прогрессивном параличе; реакция заключается в искусственном изменении величины зрачков, достигаемом следующим образом: больной сильно зажмуривает веки и держит их некоторое время в таком состоянии; когда он открывает глаза, то зрачки оказываются более узкими, при чем более широкий зрачок может оказаться уже, чем другой, бывший до того более узким; реакция удается и при световой неподвижности зрачков; там, где световая реакция не утрачена, изменение взаимоотношения величины зрачков может достигаться сильным освещением более широкого зрачка 597-598).

Психическая реакция зрачков — реакция эмоциональная; она заключается в расширении зрачков под влиянием привлекающих внимание и интересующих вопросов и представлений, под влиянием переживаемых аффектов; она бывает живо выражена у детей, у молодых людей, неврастеников, истеричных, галлюцинантов; у здоровых людей приблизительно к 45 годам она ослабевает. Bumke 599-600) отметил понижение психической реакции вплоть до ее исчезновения у больных ранним слабоумием и вообще у слабоумных больных, как прогрессивные паралитики, идиоты, умственно отсталые, больные старческим слабоумием; при органических заболеваниях исследование психической реакции имеет смысл лишь для тех случаев, в которых зрачковая реакция вообще еще сохранилась; наблюдение Bumke было подтверждено и другими авторами 601-602) 605).

Нормально реагирующий зрачек, сузившийся под влиянием того или другого раздражителя, тотчас же возвращается к своей величине; наблюдаются, однако, случаи, в которых эта обычная реакция оказывается нарушенной, и сократившийся под влиянием света, аккомодации или конвергенции зрачек сохраняет свою новую величину не только на несколько минут, но и на более продолжительное время; такую реакцию, наблюдаемую, преимущественно, при прогрессивном параличе и при других органических поражениях мозга (lues cerebri) Pilcz603) предложил называть нейротонической или тонической зрачковой реакцией; позднее эта реакция была отмечена и при других душевных расстройствах 604).

В случаях повышения общей рефлекторной возбудимости, напр., при неврастении, при маниакально-депрессивном психозе, может наблюдаться усиление или ускорение зрачковых рефлексов; особого внимания заслуживает бурная, «стреляющая» световая реакция**), говорит в пользу, распознавания слабоумия и против органического поражения мозга.

Происхождение изменения зрачковых реакций, наблюдаемых при различных душевных заболеваниях, различно; понятно, что причины окоченелости и вялости зрачковых рефлексов при прогрессивном параличе и изменения зрачковой реакции при истерии или эпилепсии далеко не тождественны. Эпилептическое расширение зрачков и их неподвижность об'ясняется общим судорожным состоянием, охватывающим область не только поперечной, но и гладкой мускулатуры 606-607), характеризующим падучный приступ, в развитии и наступлении которого главное значение имеет изменение кровообращения; изменение кровенаполнения черепно-мозговых сосудов играет в развитии этого симптома крупную роль; это вытекает из того обстоятельства, что расширение и неподвижность зрачков наблюдаются и в течение припадков petit mal, протекающих бессудорожно; отсутствие световой реакции суженных зрачков, наблюдаемое нередко во время истерических припадков, связывается с состоянием конвергенции, одновременно наступающим у этих больных; неподвижность зрачков в кататоническом ступоре также, по-видимому, следует связать с изменением внутричерепного и внутриглазного кровообращения, что находит подтверждение в общем изменении сосудистых реакций у кататоников. Blin593), посвятивший специальное исследование состоянию глаз при раннем слабоумии, полагает, что изменение зрачковой реакции при этой болезни обусловливается внутренними токсическими причинами, в связи с которыми наблюдается и нарушение внутриглазного кровообращения, столь частое при раннем слабоумии (до 62 % наблюдавшихся автором случаев). Иначе об'ясняются зрачковые явления при прогрессивном параличе, представляющем разлитое органическое поражение головного мозга; здесь вялость и отсутствие световой реакции обусловливается нарушением передачи светового рефлекса на суживающие зрачек ветви глазодвигательного нерва, вследствие перерыва рефлекторной дуги в четверохолмии; но зрачковые явления при прогрессивном параличе полиморфны: они об'ясняются не только указанной причиной, но могут находиться в зависимости от воспалительного процесса в оболочках головного мозга и от частичного атрофического процесса в зрительных нервах; не остаются без влияния и изменения кровообращения внутри глаза; величина и форма зрачка обусловливается иннервационным взаимоотношением волокон глазодвигательного и симпатического нервов; при развитии частичных парезов и параличей радужной оболочки получается изменение конфигурации зрачка и его эксцентрическое положение. В случаях сочетания спинной сухотки с прогрессивным параличом, обыкновенно осложняющим спинносухоточное поражение не одновременно с его началом, а значительно позднее, изменения зрачковой реакции зависит от поражения centrum cilio-spinale Budge; влияние поражения этого центра может сказываться и в случаях типического прогрессивного паралича, так как изменения в спинном мозгу обнаруживаются и при нем618).

Отсутствие психической, эмоциональной зрачковой реакции обусловливается понижением психических процессов, вследствие чего она и наблюдается в тех случаях, в которых имеются налицо признаки слабоумия.

При прогрессивном параличе часто развиваются изменения глазного дна, выражающиеся офталмоскопически более или менее резкой атрофией зрительных нервов, общим или сегментарным побледнением сосков; микроскопическое исследование обнаруживает явления папиллита и нейроретинита; конечно, и это поражение отражается на величине и реакции зрачков640).

 

 

XXIX. Расстройство сна у душевно-больных
XXXI. Расстройство секреторных функций — слезоотделения, потоотделения, слюноотделения, отделения желудочного сока



Современная медицина:

Оглавление:

Обложка



Поиск по сайту:



Скачать медицинские книги
в формате DJVU

Цитата:

Я указал, что симптомокомплекс спастической параплегии наблюдается и у взрослых, и притом иногда без всяких следов семейного характера. Такие картины рассматриваются некоторыми авторами как спорадические случаи с поздним началом, основной же группой, к которой они относятся, является фамильная спастическая параплегия.

Медликбез:

Народная медицина: чем лучше традиционной?
—•—
Как быстро справиться с простудой
—•—
Как вылечить почки народными средствами
—•—


Врач - философ; ведь нет большой разницы между мудростью и медициной.
Гиппократ


Медицинская классика