Главная страница


Книги:

Б.Н.Клоссовский, Циркуляция крови в мозгу (1951)

Словарь
медицинских терминов

- 0 5 A H M T А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Я

Глава  X. ВИДЫ СМЕРТИ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ ЖИВОТНЫХ И МЕТОДЫ ОБРАБОТКИ   СОСУДИСТО КАПИЛЛЯРНОЙ   СЕТИ   МОЗГА (описание собственной методики импрегнации  сосудисто-капиллярной сети мозга)

Выше уже указывалось, что внутримозговые сосуды отвечают суже
нием или расширением на целый ряд воздействий. Исходя из этого,
необходимо установить, настолько картина сосудисто-капиллярной сети
мозга после смерти животного является эквивалентной тому состоянию
ее, которое длительно существовало в мозгу перед смертью и было
вызвано экспериментальным путем.                

Для решения последнего вопроса большое, если не решающее, значение имеет вид смерти животного и последующая гистологическая обработка материала.

Существует много разнообразных способов умерщвления животных после окончания опыта. Животное умерщвляют наркозом, электрическим током, перерезкой спинного мозга под продолговатым, удушением. используют введение в сердце формальдегида, декапитацию и другие способы.

Рассмотрим, хотя бы кратко, то состояние сосудисто-капиллярной сети мозга, которое имеет место при некоторых из перечисленных способах умерщвления животных.

На рис. 150 и 151 показана капиллярная сеть краевой извилины у нормальной взрослой кошки и кошки того же возраста, погибшей во время наркотизации (применялся обычный «кошачий» наркоз — 1 часть спирта, 2 части эфира, 3 части хлороформа). Как видно, смерть от наркоза вызывает отчетливое изменение состояния капиллярной сети мозга и выражается в значительном равномерном уменьшении просвета составляющих ее капилляров. Последовательная регистрация состояния сосудистой сети мягкой мозговой оболочки в случаях смерти животного от наркоза позволила нам проследить, насколько велики изменения диаметра сосудов, наступающие в этих условиях (Б. Н. Клосовский, Е. Н. Космарская, 1950). В этом можно убедиться при сравнении микрофотографии (рис. 152, а), сделанной с сосудов мягкой мозговой оболочки кошки, находившейся в слабом наркозе, с микрофотографией (рис. 152, е), снятой через 6 минут после смерти животного. Эти микрофотографии с достаточной очевидностью показывают, насколько далеко от действительности состояние сосудистой сети мягкой мозговой оболочки, наблюдающееся в случае смерти от наркоза.

 


Рис.   150.  Капиллярная  сеть   мозгового  вещества  нормальной  взрослой  кошки,  убитой

декапитацией.

Импрегнация   по   методу   Б.   Н.   Клосонского.   Увеличение   400.

Рис.   151.   Капиллярная   сеть   мозга   кошки,   погибшей   от   наркоза. Импрегнация   по  методу  Б.   Н.  Клосовского.  Увеличение  400.

 


Рис.  152. Изменение сосудистой сети мягкой мозговой оболочки при смерти от наркоза.

а — артерии    и    вены   мягкой    мозговой   оболочки    во   время   сна   кошки   и   состоянии

слабого   наркоза;   б — через   20   секунд  после   добавления   наркоза.

 


Рис. 152. Изменение сосудистой сети мягкой мозговой оболочки при смерти от наркоза.

в — через   25   секунд   после   остановки   дыхания;   г— артерии   и   вены   через   1   минуту

10  секунд  после  остановки  дыхания.

 


Рис. 152. Изменение сосудистой сети мягкой мозговой оболочки при смерти от наркоза. д — сосуды   мягкой   мозговой , оболочки   через    3   минуты    40   секунд    после    остановки

дыхания;  е — сосуды  через  6  минут  после  остановки  дыхания. Фото  через   «окно»   в  черепе с  помощью  капилляроскопа.   Увеличение  60.

 


Рис.   153.  Капиллярная сеть мозгового вещества после перерезки спинного мозга  под

продолговатым.

а — импрегнация   сосудисто-капиллярной   сети   мозга   по   методу   Клосовского   (увеличение   340);   б — окраска  по   методу   Зроса.   Увеличение   150.

 


При сопоставлении состояния капиллярной сети мозга и состояния сосудистой сети  в  мягкой  мозговой  оболочке  после смерти  животного с состоянием той и другой до опыта можно видеть, что изменения сосудов значительно больше выражены в мягкой мозговой оболочке. Это обстоятельство находит свое объяснение в том, что расположение   сосудов   в мягкой мозговой оболочке и внутри мозга не одно и то же.   В   мягкой мозговой оболочке сосуды лежат свободно в петлях соединительной ткани, а большие сосуды — в субарахноидальном пространстве. Сосуды связаны с  мозговым  веществом  только отходящими   от   них   радиальными артериями  и обладают возможностью изменить свой просвет в  значительно  больших пределах, чем  сосуды    и    капилляры   внутри   мозга. Последние находятся в окружении нервной ткани и тесно связаны с ней, благодаря чему просвет их зависит от состояния всего  мозгового вещества в целом.

На рис. 153, а, б представлена капиллярная сеть мозгового вещества собаки, убитой перерезкой «спинного мозга под, продолговатым. При рассмотрении микрофотографии, снятой с препарата мозга, обработанного по методу Эроса, можно видеть, что участки, содержащие заполненные кровью сосуды, чередуются с участками, в которых капилляры не содержат крови. Соответственно этому при обработке мозга той же собаки предложенным нами методом импрегнации сосудистой стенки серебром можно убедиться в крайней неравномерности просвета капилляров, формирующих сеть в мозговом веществе. Заполненным кровью капиллярам на рис. 153, б соответствуют более широкие капилляры на рис. 153, а, капиллярам, не содержащим крови, на рис. 152, б — суженные капилляры на рис. 153, а.

Описанное распределение крови и просвет мозговых капилляров отчетливо указывают на зависимость диаметра мозговых капилляров от посмертных перемещений крови в мозгу. Перемещение крови в мозговых сосудах неизбежно должно иметь место потому, что после перерезки спинного мозга вплоть до остановки деятельности сердца кровь по сонным и частично по позвоночным артериям поступает в мозг. Благодаря этому на состоянии кровенаполнения мозговых капилляров отражаются-все посмертные явления.

Другими словами, количество крови в мозговых капиллярах и просвет их будут различными в зависимости от силы и продолжительности судорог, агональных сокращений сердца и т. д.

Рассмотрим    другой    вид    умерщвления    животного—смерть    от задушения.

При удушении животного, например, сдавленней дыхательного горла, оно погибает не мгновенно, а через несколько минут. Но до смерти животное производит ряд огромных мышечных напряжений, сердечная деятельность его резко повышается. Происходит перераспределение крови в организме за счет сужения сосудов в одних областях и расширения в других; значительное расширение сосудов наблюдается в мозгу,   где-оно распространяется на все   сосуды   к   капилляры.   Благодаря   этому сглаживаются всякие неравномерности в просвете сосудов и капилляров, существовавшие даже длительно до задушения.

Необходимо также отметить, что при задушении резко повышается внутричерепное давление и происходит расширение всей сосудисто-капиллярной сети. После остановки сердечной деятельности повышенное внутричерепное давление спадает, и кровь в значительном количестве уходит из мозга, подчиняясь простым гемодинамичеоиим законам. Ясно, что при таком перемещении крови нельзя ожидать со стороны сосудов мозга какого-либо отражении функциональных состояний, существовавших у животного до смерти.

Как можно было видеть, характер смерти животного накладывает вполне определенный отпечаток на состояние капиллярной сети в мозгу. После предварительного рассмотрения влияния различных способов умерщвления животных на просвет капилляров мозгового вещества мы в наших опытах остановились на декапитации.

Мгновенная декапитация молодых животных, как правило, происходила без предварительной наркотизации. В тех же случаях, когда декапитация производилась взрослому, крупному по размерам животному, всегда вводилось небольшое количество наркоза для устранения влияния эмоциональных факторов в момент смерти животного.

Проделанные опыты позволили установить, что этот вид умерщвления у нормального животного всегда дает одну и ту же картину сосудисто-капиллярной сети мозга. Кроме того; декапитация всегда одним и тем же образом отражает состояние капиллярной сети мозгового вещества, вызванное перед смертью животного экспериментальным путем (отек, анемию, асфиксию и т. д.).

Таким образом, мгновенная декапитация устраняет в наибольшей степени возможность перемещения крови в сосудах вследствие отсутствия при данном роде смерти атонального периода. Вместе с тем она ставит мозг всех экспериментальных животных в одни и те же условия асфиксии, продолжающейся в течение 5—6 минут с момента декапитации до момента гибели нервных клеток. В пределах одного и того же мозга асфиксия в ранной мере распространяется на все отделы мозгового вещества и имеет своим следствием незначительное расширение всей сосудисто-калпиллярной сети мозга в целом. Расширение сосудистого русла в свою очередь приводит к удержанию значительной части крови, находившейся б момент смерти в сосудах мозга, благодаря чему при дакапитации не наблюдается истечения крови из мозговых отделов перерезанных сосудов.

Исследуя в нашей лаборатории изменения сосудисто-капиллярной сети спинного мозга в случаях декапитации различных животных, М. Е. Афанасьев отметил, что состояние сети в этом отделе центральной нервной системы значительно отличается от состояния ее в головном мозгу.

Капиллярная сеть головного мозга нормального животного после мгновенной декапитации характеризуется равномерностью просвета составляющих ее капилляров. В опийном мозгу, напротив, капилляры отличаются крайним разнообразием диаметров. Капиллярная сеть здесь включает в свой состав как расширенные, так и заметно суженные по сравнению с нормой капилляры.

Следует отметить также существование на всех уровнях спинного мозга кровоизлияний типа per diapedesis, никогда не наблюдающихся при декапитации  в головном мозгу. Неравномерность диаметра капилляров, так же как и наличие кровоизлияний, объясняется тем, что в сосудистой сети продолговатого мозга происходит значительное перераспределение крови вследствие постепенного замедления сердечной деятельности и атональных сокращений мышц туловища и конечностей.

Особенно важно, чтобы декапитация была мгновенной и производилась острым инструментам. Известно, что перерезка спинного моега острым скальпелем вызывает повышение сухожильных рефлексов, перерезка же тупым инструментом - угасание их (Лапимоний и др.).

Отсюда ясно, что мгновенная декапитация не производит   резкого

 


Рис.   154.  Капиллярная    сеть    мозгового    вещества

нормальной собаки.

Импрегнация    по    методу    Б.   Н.   Клосовсвого.    Увеличение 340.

Рис.   155.   Капиллярная    сеть     мозгового   вещества после   нескольких   попыток   декапитировать   животное (собака).

Импрегнация   по   методу   Б.   Н.    Клосовского.   Увеличение 340.


 


травмирующего действия, тогда как неудачное отделение головы после нескольких попыток будет иметь своим следствием перемещение крови в сосудах мозга. Соответственно с этим сосуды мозгового вещества будут обнаруживать неравномерность просвета.

Справедливость оказанного подтверждается при сравнении микрофотографий (рис. 154 и 155) между собой. На рис. 154 представлена капиллярная сеть собаки, убитой мгновенной дакапитацией, а на рис. 155 показана капиллярная сеть в той же извилине серого вещества у собаки, убитой после нескольких попыток. При сопоставлении характера капиллярной сети на этих рисунках видно, что в случае мгновенной декапита-ции капиллярная сеть Сформирована из капилляров одинакового диаметра, в то время как при условии повторных попыток отделения головы капилляры характеризуются неравномерностью диаметров, значительное количество их резко сужено.

Вторым моментам, необходимым для решения доставленных вопросов, как уже указывалось, является выбор соответствующих методик, выявляющих сосудистую сеть мозга.

Остановимся кратко на имеющихся способах получения сосудистой сети мозга.

Распространенным методом изучения сосудисто-капиллярной сети мозга является инъекция ее различными массами. В качестве инъициру-емых веществ могут быть использованы самые разнообразные массы и краски. Введение в сосудистое русло так называемых затвердевающих масс при последующей коррозии мозгового вещества позволяет получить слепки сосудов. В случае контрастности вводимых масс возможно изучение сосудистой сети мозга при помощи рентгенограмм.

Производится инъекция сосудисто-капиллярной сети мозга растворами различного рода красящих веществ. Некоторые из них, например, chlorosol sky blue, окрашивают содержащуюся в сосудах плазму крови, а также стенку сосудов, что позволяет выявить ее структурные особенности. Используется также инъекция сосудов мозга раствором туши. Во всех этих случаях изучение сосудисто-капиллярной сети мозга может быть предпринято как на больших кусках мозга (просветленного особыми способами), так и на гистологических срезах.

Обладая рядом преимуществ, метод инъекций, однако, имеет и существенные недостатки. Главнейшие из них заключаются в том, что для инъекции всегда требуется свежий, не фиксированный мозг, располагающийся в закрытом черепе, или по крайней мере в твердой мозговой оболочке. Совершенная инъекция, предпринимаемая с целью выявить всю сосудисто-капиллярную сеть мозга, требует тщательного выбора инъицируемой жидкости и силы давления при введении ее в сосудистое русло.

Необходимость соблюдения этих предосторожностей делает метод инъекции совершенным лишь в руках ограниченного круга опытных в этой области исследователей. Использование этого метода недостаточно опытными экспериментаторами часто приводит к представлению сосудистой сети мозга, не соответствующему действительности.

Большие трудности при использовании этого метода с особой отчетливостью выступают при попытках представить состояние сосудистой сети мозга до смерти по тем картинам, гистологическое или рентгенографическое изображение которых подлежит рассмотрению после инъекции.

В самом деле, слишком большая сила .инъекции может иметь своим следствием искусственное расширение сосудов и капилляров или даже раскрытие временно закрытых капилляров. Безусловно, это не может не исказить истинное состояние сосудисто-капиллярной сети мозга, существовавшее к моменту смерти. Напротив, при уменьшении силы инъекции будет наблюдаться частичное заполнение сосудистой сети мозга, в результате чего участии мозгового вещества, содержавшие суженные сосуды, могут оказаться совсем неинъицированными. Мы, со своей стороны, можем указать, что просвет капилляров на препаратах мозга, инъицированных какой-либо массой или краской, всегда меньше, чем просвет их на препаратах, обработанных методом импрегнации сосудистой стенки.

Усилие, прилагаемое экспериментатором при инъекции, может значительно сгладить или далее полностью затушевать те различия в диаметре капилляров в различных участках мозга, которые могли характеризовать их в силу того или иного физиологического состояния перед смертью. И с этой точки зрения требуют проверки результаты тех работ, авторы которых пытались установить отличие физиологических состояний, вызванных во время опыта в различных отдачах мозга, с помощью метода инъекции (см., например, работы Тзанга, 1936 и 1940 гг.).

Указанный метод непригоден также для выявления полностью закрытых и атрофирующихся капилляров. Ограничено применение этого метода и при экспериментальной работе с животной молодью. Сосудисто-капиллярная сеть мовга в своем развитии проходит длительный период диференцировки, прежде чем достигает того оформления, которое мы наблюдаем в мозгу взрослого человека и животных. У животных до 2—21/2 месяцев постнатальной жизни в отдельных участках мозга можно еще обнаружить строящиеся капилляры. Эти строящиеся капилляры, так же как и не полностью канализированные капилляры, врастающие в кору на начальных этапах развития и формирования сосудистой сети мозга, не могут быть выявлены с помощью метода инъекции.

Ограниченными возможностями использования метода инъекции, а также большими техническими трудностями и вытекающими отсюда ошибками толкования нужно объяснить длительный литературный спор относительно строения сосудистой сети головного мозгa. Только погрешности этого метода могли так длительно удерживать представления об артериях мозга как конечных в анатомическом смысле. Лишь усовершенствование метода инъекции дало возможность получить сосудисто-капиллярную сеть мозга такой, какая она есть в действительности, т. е. в виде непрерывной сети, расположенной в трех плоскостях.

Таким образом, подводя итога рассмотрению пригодности метода инъекции для получения сосудистой сети мозга, можно сказать, что при соблюдении необходимых условий этот метод позволяет производить изучение анатомии сосудов мозга. Это значит, что при инъекции можно проследить характер сосудистой сети в том или другом участке мозга, соотношение между артериями и венами, способ ветвления тех и других (да и то с известным учетом той же силы инъекции), наличие или отсутствие анастомозов между сосудами.

Что же касается возможности отражения физиологических особенностей состояния сосудистой сети мозга животного, вызванных перед его смертью экспериментальным путем, то нужно указать на ограниченность применения метода инъекции для этой цели в силу почти полной не-адэкватности картин, получаемых после нее.

Следовательно, и в наше время гистологические методы окраски или импрегнации сосудистой сети имеют решающее значение при получении картины сосудистой сети, соответствующей (эквивалентной) действительному состоянию ее к моменту смерти животного.

Как уже указывалось, инъекция сосудов мозга различными веществами допускает лишь ограниченное суждение даже в таком чисто анатомическом вопросе, каким является вопрос об артериальном или венозном характере сосудов мозга, в зависимости от того, каким образом отходят боковые ветви от этих сосудов.

Известно, что классификация сосудов мозга на артерии и вены, предложенная Пфайфером (исследователем, чрезвычайно опытным в деле инъекции и изучения сосудов мозга), на основании особенностей ветвления их впоследствии была отвергнута. Необходимо было прибегнуть к гистологическому методу выявления стенки мозговых сосудов (М. Э. Мандельштамм, 1936; Кэмпбелл, 1938). чтобы показать ошибочность представлений Пфайфера и убедиться, что артерии Пфайфера по существу являются венами, а вены — артериями.

Немало попыток было сделано для получения сосудистой сети мозга с помощью гистологической обработки срезов фиксированного мозга.

Не останавливаясь на методах выявления различных элементов мозгового вещества и только попутно выявляющих сосуды, мы переходим к краткому перечислению методов, целью которых является специальное обнаружение тем или другим способом исключительно сосудов мозга.

Прежде всего укажем на метод прижизненной окраски, предложенный Кэмпбеллом (1938). Животному под наркозом в вену нижней конечности инъицируется 14% chiorosol sky blue, растворенная в дестиллиро-ванной воде. Введение краски продолжается вплоть до смерти животного, которая обычно наступает через 10—15 минут после начала инъекции. В течение всего этого времени кровь вместе с краской проходит в мозг и окрашивает стенки сосудов, а также содержащуюся в сосудах плазму, которую частично замещает.

Достоинство этого метода заключается в том, что он дает возможность составить представление о количестве капилляров в мозгу, открытых к моменту смерти животного. Кроме того, он дает возможность сравнительной оценки диаметра капилляров в различных участках мозга, так как в каждый данный момент и момент смерти все капилляры мозга находятся в одних и тех же условиях асфиксии определенной степени. Ограниченность использования этого метода заключается в том, что его можно применять лишь на лабораторных животных.

Наибольшее количество методов выявления мозговых сосудов основано на окраске бензидином красных кровяных шариков, оставшихся в сосудах после смерти животного или человека. Все эти методы с многочисленными модификациями [Пиквортс, 1934—1937; Сьестранд (Sjo-strand), 1934; Кэмпбелл, Александер и Путнем, 1938; Дохерти, Шу и Александер (Doherty, Shu, Alexander), 1938, и т. д.] дают возможность получения сосудистых образцов мозга на нормальном и патологическом материале человека и животных.

Однако, значительно расширяя по сравнению с методом инъекции представления о строении и функциональном состоянии сосудистой сети мозга, эти методы имеют и свои недостатки. Главнейший из них заключается в том, что эти методы все же в основном являются количественными, т. е. дают возможность судить о количестве заполненных к моменту смерти сосудов и капилляров.

Окраска эритроцитов без окраски плазмы сосуда искажает представление об истинной величине просвета его. Это с особой отчетливостью выступает в тех случаях, когда сосуды мозга содержат мало крови и при окраске эритроцитов последние располагаются в виде редких цепочек. Такого рода «пунктирное» расположение эритроцитов безусловно создает неправильное представление о сужении сосуда, хотя, наряду с малым количеством эритроцитов, в сосуде и капилляре может содержаться достаточное количество плазмы и действительный просвет сосуда будет шире полученного на препарате. Это положение находит свое подтверждение на препаратах, приготовленных из патологического материала, когда окрашивается и патологически измененная стенка сосуда. На этих препаратах отчетливо видно, что подлинный просвет сосуда намного превышает просвет его, если о нем судить лишь по количеству содержащихся в нем эритроцитов.

В заключение упомянем о методе, предложенном Экштейном (Eckstein, 1935), заключающемся в предварительной инъекции сосудистой системы мозга кровью с последующей окраской ее каким-либо из методов выявления остаточной крови.

В ряде работ, предпринятых нами и сотрудниками нашей лаборатории, по изучению сосудистой сети при различных физиологических и патологических состояниях мозга, вызванных у животного эксперимен тальным путем, мы подошли к решению интересовавших нас вопросов применением целого ряда методов выявления сосудов мозгового вещества.

Метод получения коррозионных препаратов сосудистой сети мозга, налитой полиметилметакрилатом, использованный в уже упоминавшейся работе Е. В. Капустиной, оказался эффективным лишь при изучении анатомического распределения сосудов в мягкой мозговой оболочке.

Для изучения сосудистой сети мозгового вещества мы использовали метод прижизненной инъекции по Кэмпбеллу, метод окраски остаточной крови по Эросу, предложенную нами методику серебряной импрегнации сосудистой стенки и метод Масона.

Метод Эроса (1941), употреблявшийся нами для выявления крови, оставшейся в сосудисто-капиллярной сети мозга после смерти животного, сводится к окраске эритроцитов кислым фуксином. Обладая недостатками всех методов подобного рода, этот метод имеет в то же время и ряд преимуществ, заключающихся в следующем:

1)          он пригоден для работы на материале различной длительности формалиновой  фиксации — от самой  свежей  до  фиксации,  продолжавшейся годы;

2)          допускает работу  на  замороженных,  целлоидиновых  и парафиновых срезах;

3)    основное преимущество этого метода (как было показано в наших уже опубликованных работах)    заключается в том,    что
окраска кислым фуксином до известной степени отражает функциональное  состояние  мозгового  вещества,  вызванное  у  животного  перед его
смертью.

Особенно отчетливо это выявляется в тех случаях, когда в мозгу имеются те или другие изменения, связанные с нарушением водного обмена.

При окраске кислым фуксином мозга нормального животного, убитого декапитацией, выявляются все сосуды, содержащие красные кровяные шарики. Сосуды располагаются на совершенно бесцветном фоне, причем ни один элемент нервной ткани фуксином не окрашивается. Другая картина наблюдается в случаях окраски мозга животного, убитого декапитацией после предварительно экспериментально вызванного отека мозга.

В этом случае сродство к кислому фуксину обнаруживают не только эритроциты, но и основная парапластическая субстанция, красящаяся тем интенсивнее, чем более изменено ее химическое состояние в сторону закисления. В основной субстанции обнаруживается окрашенная зернистость, которая возможно и обусловливает окрашивание парапластиче-ского вещества

При сильно выраженных отечных состояниях мозговой ткани, подтверждаемых и другими гистологическими методами, окрашиваются нервные клетки, нервные волокна в белом веществе, а также стенка сосуда и отчасти плазма, содержащаяся в нем. Таким образом, применение этого метода позволяет судить не только о количестве заполненных кровью сосудов, но в определенных случаях и о физиологическом состоянии мозгового вещества перед смертью животного. Этот метод оказался также чрезвычайно удобным для выявления кровоизлияний различной давности.

Для устранения недостатков и дополнения описанных методов и обычных методов гистологической обработки, употреблявшихся нами (окраска гематоксилин-эозином, методы Ниссля, Кахаля, Гортега, Мас-сона и др.), нами была разработана специальная методика.

Предложенный нами метод выявления сосудисто-капиллярной сети мозга в кратких чертах заключается в следующем.

При температуре, равной 14—17°. мозг вынимается из черепа де-капитированного животного через 2 часа после смерти. При более высокой комнатной температуре вскрытие делается через 1/2—1 час. Во время вскрытия принимаются все меры предосторожности для избежания сдав-ления мозга. В банке с формалином мозг кладется на вату. Соотношения между объемом формалина и объемом мозга приблизительно равняются 1 : 5. На следующий день формалин обязательно меняется. После пятидневной фиксации мозг разрезается на куски в желаемой плоскости, обычно не толще 1 см. Формалин при этом снова меняется. Разведение формалина должно быть различным в зависимости от вида и возраста животного (от 5 до 10%). Фиксация производится при температуре 17—20° в банках с доступом воздуха.

Для импрегнации сосудисто-капиллярной сети берутся куски мозга толщиной в 1 см через одно или оба полушария головного мозга, через зесь мозжечок, варолиев мост или весь продолговатый мозг. В течение двух суток взятые куски промываются в проточной воде, а затем еще сутки в дестиллированной воде, которая меняется через 3—5 часов.

В дальнейшем материал переносится в раствор 2%  двухромовокислого   каЛИЯ   (на 100 см3 этого раствора прибавляется1 см2 40% формалина). В указанных растворах кусочек мозга остается в продолжение 2—3 дней. Раствор каждый день меняется. Затем куски мозга помещаются в 2% раствор двухромовокислого калия, в котором они находятся также 2—3 дня.

Как и предыдущий, этот раствор ежедневно меняется. При проведении материала через тот и другой растворы необходимо держать банки в полной темноте и несколько приоткрывать их для доступа воздуха. После проведения в двухромовокислом калии кусочки мозга в течение 1 часа промываются в дестиллированной воде и помещаются в 3—4% раствор азотнокислого серебра. В последнем они лежат на рассеянном свету в полузакрытых банках.

Дальше следует обычная заливка в целлоидин (в темноте), производимая очень медленно, во избежание разрывов сосудов и капилляров в мозгу. Залитые в целлоидин куски мозга режутся толщиной по 150—300 м, тщательно просветляются и накрываются покровным стеклом. В результате на белом или слегка желтоватом фоне оказывается импрегнированной только сосудисто-капиллярная сеть мозга. Препараты хранятся в полной темноте.

При дефектах проводки фон может стать слабо или густо коричневым, поверхностные слои коры могут быть забиты кристаллами серебра, импрегнация сосудистой сети будет только местами. При уменьшении процента серебра и несоблюдении указанных условий проводки, наряду с сосудами, возможна импрегнация нервных клеток с их отростками, астроцитов, олигодендроглии, а иногда и гортеговской глии.

Нужно отметить, что предлагаемая нами методика пригодна лишь для выявления сосудисто-капиллярной сети головного и спинного мозга. Ввиду иного химического состава капилляров в других органах и тканях они не импрегнируются.

Как можно было видеть, в основу данной методики были положены принципы уже существующих импрегнационных методик. Известно, что на так называемых неудачных препаратах, обработанных серебром для импрегнации или только нервных клеток, или только какой-либо формы глии, местами можно видеть импрегнированными только капилляры.

Первой нашей задачей при выработке импрегнационной методики, выявляющей только капилляры мозга, было установление тех условий, которые необходимо было внести в существующие уже методики для того, чтобы импрегнировать только капилляры.

Второй задачей было добиться импрегнации капилляров не на отдельных срезах, а импрегнации целых кусков мозга для получения непрерывных серий срезов. Наконец, нужно было выработать метод, пригодный для работы с мозгом после обычной формалиновой фиксации. Это было необходимо для того, чтобы из одного и того же мозга можно было получить не только препараты с сосудисто-капиллярной сетью, но и препараты, обработанные другими методиками, выявляющими нервные клетки, волокна и глиозную ткань.

После длительного ряда исследований удалось выработать импретнационную методику с таким раствором серебра и такой предварительной обработкой мозговой ткани, чтобы можно было импрегнировать только одну капиллярную сеть мозга с артериями и венами.

Достоинства этого метода состоят в том, что для использования его не требуется специальной фиксации материала и возможна обработка мозга после обычной формалиновой фиксации. Но лучшие препараты получаются после фиксации в 5—6% формалине. Помимо того, для обработки предложенным нами методом могут быть использованы не только куски мозга новорожденных и взрослых животных и человека, но и мозг эмбрионов и даже целые эмбрионы.

Огромное преимущество метода импрегнации заключается в том, что серебрение сосудистой стенки дает возможность получить всю сосудистую сеть в целом, независимо от наполнения ее кровью и от степени расширения или сужения составляющих ее капилляров. Как свидетельствуют представленные в этой работе микрофотографии (рис. 86, 87, 88, 92, 94, 153 я т. д.), метод импрегнации выявляет расширенные, суженные, частично или полностью закрытые и даже строящиеся капилляры. Непрерывные серии срезов, из которых каждый имеет толщину 150—300 м, приготовленные из импрегнированных участков мозга, позволяют получить весьма точные данные относительно тонкого строения капиллярной сети мозга и таким образом составить представление о функционировании ее перед смертью животного. Наконец, нужно отметить широкие возможности фотографической документации с импрегнационных препаратов. В то же время эти возможности весьма ограничены при употреблении методов Эроса и Кэмпбелла, допускающих получение отчетливых фотографий лишь при плотном заполнении сосудов кровью и при отсутствии закрашивания парапластического вещества.

Последним обстоятельством и объясняется то, что основная масса микрофотографий, приведенных в данной работе, снята именно с импрегнированных препаратов, приготовленных по методу Клосовского.

Однако, как и каждый метод, метод импрегнации имеет свои недостатки. Важнейший из них состоит в невозможности изучать тонкую структуру сосудистой стенки, импрегнированной серебром. К недостаткам его может быть отнесена также тщательность проводки материала и длительность ее для мозга взрослого животного и человека.

Все сказанное выше и побудило нас вести постоянную корреляцию полученных нашим методом данных другими методами гистологической обработки экспериментального материала.

Таким образом, разработав описанный выше метод импрегнации, позволявший выявлять сосудисто-капиллярную сеть мозга полностью и дополнив его другими методами гистологической обработки, мы получили возможность изучать физиологическое состояние мозга в более широких пределах, чем это могли сделать другие исследователи. Результаты исследований, ведущихся в этом направлении, будут изложены в специальном труде.

Глава   IX. РЕАКЦИИ  СОСУДОВ МЯГКОЙ МОЗГОВОЙ ОБОЛОЧКИ ГИ   СОСУДОВ   ВНУТРИ   МОЗГА  НА   НЕРВНЫЕ   И   ГУМОРАЛЬНЫЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ
Глава  XI. СООТНОШЕНИЯ  МЕЖДУ  НЕРВНЫМИ   КЛЕТКАМИ И  КАПИЛЛЯРАМИ



Современная медицина:

Оглавление:

Обложка



Поиск по сайту:



Скачать медицинские книги
в формате DJVU

Цитата:

Остаются мелочи клинической картины, которые можно только перечислить: отеки ног как проявление вазомоторных расстройств, усиленная потливость или, наоборот, сухость кожи, трофические расстройства Последние также носят сравнительно невинный характер, вроде неправильного роста ногтей, истончения кожи, аномалии роста волос и т. n. Но в этой области мелочей есть один признак, который имеет громадное значение и часто даже решает вопрос о жизни и смерти больного; это известный уже вам пролежень.

Медликбез:

Народная медицина: чем лучше традиционной?
—•—
Как быстро справиться с простудой
—•—
Как вылечить почки народными средствами
—•—


Врач - философ; ведь нет большой разницы между мудростью и медициной.
Гиппократ


Медицинская классика