Главная страница


Книги:

Р.Крафт-Эбинг, Половая психопатия (1909)

Словарь
медицинских терминов

- 0 5 A H M T А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Я

24. БОЛЕЗНЕННЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ ПОЛОВОЙ ЖИЗНИ В СУДЕБНОМ ОТНОШЕНИИ

У всех культурных наций лицо, совершившее преступление против нравственности, преследуется законом. Так как охрана нравственности и потомства является одним из самых существенных условий существования государства и общества, то государство должно делать все возможное для защиты нравственности и для борьбы с чувственностью. Но борьба эта неравная, ибо только известная часть половых извращений может быть преследуема судом; кроме того, в борьбе с таким могущественным природным инстинктом можно вообще сделать не так уж много при помощи наказания. Наконец, по самой природе своей половые преступления таковы, что только часть их доходит до сведения властей. Общественное мнение приходит на помощь властям в том смысле, что считает подобного рода преступления обесчещивающими.

Уголовная статистика обнаруживает тот печальный факт, что в современном культурном обществе половые преступления непрерывно учащаются; в особенности это заметно по отношению к преступлениям против малолетних (до 14 лет).

Уже Каспер (Klinische Novellen) в начале 60-х гг. обратил внимание на этот печальный факт. В качестве судебного врача (в Берлине) ему пришлось за время с 1842 по 1851 г. исследовать только 52 случая преступлений против нравственности; а с 1852 по 1861 г. было уже 138 случаев таких преступлений, совершенных против малолетних и взрослых лиц женского пола.

Согласно «Comptes rendus de la justice criminelle en France» в 1826—1840  гг. преступления против нравственности составляли только 20 % всех преступлений против личности, а с 1856 по 1860 г. уже 53 %. Из них преступления, совершенные против детей, составляли в 1826—1830 гг. только 1/11 часть всех процессов, а в 1856—1860 гг. уже 1/3.

По Франции Ёттинген («Moralstatistik») сообщает следующие данные: в 1826 г. 136 процессов по поводу изнасилования детей, а 4 1867 г. — 805.

Моро («Aberrations du sens genesique») определяет число процессов, возбужденных по поводу противонравственных преступлений против детей, для 1872 г. в 682, для 1876 г. — в 875.

В Англии число таких преступлений, дошедших до суда, было в 1830—1834  гг. 167, в 1851—1855 гг. — 1395.

В Пруссии, по Ёттингену, число сексуальных проступков возросло с 1855  по 1869 г. в отношении 325:925, а число сексуальных преступлений — в отношении 1477:2945. Ортлофф («Die strafbaren Handlungen») также находит значительное увеличение противонравственных преступлений по отношению к детям моложе 14 лет.

Интересную статистику противонравственных преступлений, бывших предметом разбирательства во французских судах за время 1860—1892 гг., дает Туано (Attentats aux moeurs et perversions du sens genital, Paris, 1898). В то время как общая половая преступность во Франции, видимо, уменьшается (в 1860 г. 830 случаев, то есть 2,3 случая на 100 тыс. жителей; в 1892  г. только 679, то есть 1,7 случая на 100 тыс. жителей), относительное количество преступлений против детей, напротив, возрастает: в 1860 г. соотношение числа преступлений против взрослых и против детей было 180:650 (1:3,6), а в 1892 г. — 78:601 (1:7,7); в 1885 г. преступления против детей достигали максимума (1:9,5).

Моралисты усматривают во всех этих печальных фактах не более как признак общего упадка нравственности и высказываются иногда в том смысле, что отчасти виновата в этом та мягкость, которую проявляет современное законодательство в наказании сексуальных преступлений, подвергавшихся в прошлом столетии гораздо более тяжелым карам.

Врач, исследующий это явление, приходит, напротив, к тому выводу, что оно зависит от все возрастающей в современном культурном обществе нервозности. Представители последних поколений являются нередко невропатическими субъектами с повышенной возбудимостью половой сферы, с наклонностью к половым излишествам; ослабление половой способности при одновременном сохранении похотливости приводит их к половым извращениям. Немалую роль в этих дегенеративных процессах современной культурной жизни играет алкоголизм, понижающий этический и интеллектуальный уровень самих пьяниц и их потомства и действующий в то же время возбуждающим образом на их половую сферу.

Относительное возрастание числа противонравственных преступлений, совершенных над детьми, объясняется, по моему мнению, все усиливающимся физическим упадком (импотенция) и психическим вырождением взрослого населения.

В пользу этого говорит тот факт, открытый еще Тардье и подтвержденный затем Бруарделем и Бернаром, что преступления против детей встречаются несравненно чаще в городах (в особенности в больших), а против взрослых (главным образом изнасилование) — в сельских местностях.

Затем статистические данные, приводимые Тардье и Бруарделем, показывают, что вместе с увеличением возраста преступников растет и процент противонравственных преступлений против детей, что чем старше преступник, тем моложе его жертва, и что старики совершают противонравственные преступления уже исключительно над детьми; все это подтверждает наше предположение, что половая импотенция наряду с потерей нравственного чувства (старческое слабоумие) являются главными причинами в происхождении этих ужасных преступлений. То, что в совершении сексуальных преступлений нередко играют важную роль невропатические и даже психопатические условия, в достаточной мере видно из предыдущего нашего изложения. Это выдвигает перед нами вопрос о вменяемости многих из тех субъектов, которые обвиняются в совершении противонравственных преступлений.

Неоспоримая заслуга психиатрии заключается в том, что она изучила и доказала наличие психической болезни во многих случаях чудовищных, парадоксальных половых актов.

Но этими результатами психопатологического исследования юриспруденция — в лице ее законодательных и судебных органов — до сих пор воспользовалась очень мало. Становясь, таким образом, в противоречие с медициной, она постоянно рискует обвинить и подвергнуть наказанию таких людей, которые с научной точки зрения должны быть признаны неответственными за свои поступки.

Из-за такого поверхностного отношения к преступлениям, глубоко подрывающим общественные интересы и общественное благо, юстиция часто возвращает обществу какого-нибудь опаснейшего преступника, убийцу, зверя в человеческом образе, после того как он отбыл наложенное на него наказание, между тем как научным исследованием может быть установлено, что преступник представляет собой человека с врожденной психической и половой дегенерацией и, следовательно, вполне невменяемого и что этот человек должен быть не наказываем, а обезврежен удалением из общества на всю жизнь.

Если юстиция будет иметь в виду не преступника, а преступление, то ей всегда угрожает опасность нарушения важнейших интересов общества (общественная нравственность и общественная безопасность) и индивида (честь).

Нет другой области уголовного права, где совместная работа судьи и врачебного эксперта была бы так необходима, как область сексуальных преступлений. Только антрополого-клиническое исследование проливает свет на этого рода преступления.

Вид преступления сам по себе никогда не бывает достаточен для того, чтобы уверенно решить, имеет ли здесь место психопатический акт, или преступление вмещается в физиологические рамки психической жизни.

Извращенное действие не означает еще извращения чувства. По крайней мере, самые чудовищные извращенные действия полового характера встречаются иногда у вполне здоровых в психическом отношении людей. Но извращение чувства должно рассматриваться как явление безусловно патологическое. Доказательством этому служит процесс возникновения тех условий, из которых развивается это извращение, и тот факт, что оно является одним из проявлений общего невропатического или психопатического состояния.

Важное значение имеет состав преступления, но и он позволяет только делать предположения, ибо одно и то же половое действие в зависимости, например, от того, совершено ли оно эпилептиком, паралитиком или психически здоровым человеком, обнаруживает разнообразные черты и различные особенности.

Периодическое возвращение поступка при тождественных условиях и импульсивность в его совершении должны возбуждать серьезное подозрение относительно его патологического характера. Окончательное решение вопроса возможно лишь при нахождении психологических мотивов поступка (ненормальность представлений и чувств) и при сведении этой ненормальности к первоисточнику — к общему невропсихопатическому состоянию субъекта, то есть либо к остановке психического развития, либо к состоянию психического вырождения, либо к психозу.

При изучении мотивов отдельных поступков эксперты могут руководствоваться теми наблюдениями, которые изложены в этой книге в главах, посвященных общей и частной патологии.

Факты, необходимые для решения вопроса, идет ли речь о простой безнравственности или о психопатическом состоянии, могут быть получены лишь при судебно-медицинском обследовании, при подробном, строго научном изучении всей личности, ее анамнеза и настоящего состояния как в клиническом, так и в антропологическом отношении.

Очень важно установление врожденной аномалии половой жизни, для чего необходимо исследовать наличие состояния психического вырождения. Приобретенная аномалия может быть признана патологической тогда, когда ее удается свести к невро- или психопатическому состоянию.

На практике здесь прежде всего приходится думать о паралитическом слабоумии и эпилепсии. Центр тяжести вопроса о вменяемости лежит в том, чтобы доказать у обвиняемого в совершении полового преступления наличие психопатического состояния.

Такое доказательство, безусловно, необходимо для того, чтобы избежать опасности оправдания простой безнравственности под флагом. болезни.

Психопатические состояния, делающие преступника невменяемым, могут вести к преступлениям против нравственности при следующих обстоятельствах:

1. Нормальное, хотя, может быть, и повышенное половое влечение не встречает противодействия со стороны нравственных и правовых представлений, потому что: а) либо эти представления не были усвоены с самого начала (врожденные состояния психической слабости); б) либо они были потеряны (приобретенные состояния психической слабости).

2. Половое влечение повышено (состояние психической экзальтации) и в то же время сознание затемнено и психический механизм слишком расстроен, чтобы могли действовать задерживающие представления, хотя таковые и имеются.

3. Половое влечение извращено (состояние психической дегенерации). Одновременно оно может быть повышено и непреодолимо по своей силе.

Те случаи сексуальных преступлений, которые не стоят в связи с каким-нибудь психическим дефектом, состоянием вырождения или болезнью, не могут рассчитывать на оправдание ссылкой на невменяемость.

Во многих случаях вместо болезненно-психического состояния мы находим невроз — местный или общий. Так как между неврозом и психозом существует ряд незаметных переходов, так как и при неврозе элементарные психические расстройства встречаются довольно часто, а при глубоком извращении половой жизни даже всегда и невротические расстройства, как, например, импотенция, раздражительная слабость и т. д., могут оказать известное влияние на инкриминируемый субъекту поступок, то справедливый суд независимо от того, насколько влияет на вменяемость преступника наличие психического дефекта или болезни, должен признать в самом неврозе смягчающее вину обстоятельство.

Юрист-практик не может — по различным соображениям — приглашать судебного врача для психиатрической экспертизы во всех случаях сексуальных преступлений.

Когда именно он должен это делать, должно быть, конечно, предоставлено его совести и его усмотрению. Следующие факты, однако, должны навести на мысль, что в данном случае возможна патологическая подкладка преступления.

Преступником является старик. Сексуальное преступление совершено публично, с поразительным цинизмом. Способ полового удовлетворения отличается нелепостью (эксгибиционизм), или жестокостью (нанесение увечий, убийство в порыве сладострастия), или извращенностью (некрофилия и пр.).

Как показывает опыт, различные сексуальные акты изнасилование, растление, педерастия, лесбиянство, скотоложство могут иметь психопатологическую основу.

При убийстве в порыве сладострастия, поскольку целью преступления является не само по себе убийство, а также при осквернении трупов психопатическое состояние весьма вероятно.

Точно так же очень вероятным кажется патологическая подкладка в случаях эксгибиционизма и взаимного онанизма. Онанирование другого, равно как и пассивный онанизм, могут встречаться при старческом слабоумии, при извращенном половом ощущении, но и просто у развратников.

Куннилингус и феллация (введение пениса в рот женщины) до сих пор во всех без исключения случаях имели психопатологический характер.

Эти отвратительные сексуальные приемы встречаются, по-видимому, почти исключительно у развратников, пресыщенных в естественных половых отправлениях и страдающих в то же время ослаблением потенции. Сношение с женщиной через задний проход2, кажется, не имеет психопатического характера и практикуется низко стоящими в нравственном отношении мужьями во избежание деторождения, а также пресыщенными циниками в их внебрачных половых сношениях.

Ввиду практической важности вопроса необходимо, чтобы сексуальные поступки, определяемые законодателем как наказуемые преступления, были изучены со специальной судебно-медицинской точки зрения. Это имеет то значение, что психопатологические поступки, иногда совершенно аналогичные, будучи освещены надлежащим образом, могут оказаться еще в пределах нормальной психологии.

Паранойя
25. НАРУШЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННОЙ НРАВСТВЕННОСТИ В ФОРМЕ ЭКСГИБИЦИЛНИЗМА



Современная медицина:



Поиск по сайту:



Скачать медицинские книги
в формате DJVU

Цитата:

Ступорозные состояния должны быть рассматриваемы, как состояния торможения; принимая во внимание терминологию И. П. Павлова, их нужно отнести к внутреннему торможению; конечно, этот вид торможения у душевно-больных является болезненным торможением; соответственно указанным разновидностям ступорозных состояний и имея в виду их особенности, следует различать болезненное торможение эмоциональное (меланхолический ступор), галлюцинаторное и кататоническое или схизофреническое.

Медликбез:

Народная медицина: чем лучше традиционной?
—•—
Как быстро справиться с простудой
—•—
Как вылечить почки народными средствами
—•—


Врач - философ; ведь нет большой разницы между мудростью и медициной.
Гиппократ


Медицинская классика