Главная страница


Книги:

В.Н.Мясищев, Личность и неврозы (1960)

Словарь
медицинских терминов

- 0 5 A H M T А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Я

Особенности психологии отношений

Экспериментальная психология за рубежом претерпела в процессе развития значительные изменения, особенно на протяжении последнего полувека. Однако эти сдвиги, отражающие и неудовлетворенность современным положением психологии и различные попытки по-новому ставить и решать вопросы, не могли дать продуктивных результатов, так как основывались на порочной методологии — идеализме и метафизике.

Только в трудах советских психологов на основе марксистско-ленинской методологии осуществлена коренная перестройка позиций.

Наши работы ставят задачу осветить основные проблемы психологии отношений (требований, стремлений, потребностей, интересов, оценок, долга). Вместе с тем они влекут за собой известную перестройку системы психологии в связи с проблемой личности и ее отношений.

В работах ведущих современных советских психологов (Ананьев, Леонтьев, Лурия, Теплов, Смирнов и др.) признание значения этой стороны обнаруживается все более и более отчетливо, хотя и в различной форме. Это побуждает нас к некоторому подытоживанию нашего психологического опыта и взглядов и, следовательно, к формулировке позиций психологии отношений в ряде кардинальных проблем общей психологии.

Одной из таких основных проблем является, как известно, проблема материальных основ психики и, в частности, физиологического понимания психической деятельности. Реализация материалистических   позиции   треоует   выяснения   материальном основы не только элементарных, но и сложнейших этапов психи ческого развития.

Изложению этого вопроса необходимо предпослать характеристику общих позиций психологии отношений, в противоположность традиционной психологии.

В психологическом плане отношения человека представляют собою субъективную, внутреннюю индивидуально-избирательную сторону его многообразных связей с различными сторонами действительности и со всей действительностью в целом. Развиваясь во взаимодействии, т. е. в связи с окружающим, психика не может быть правильно изучена без всестороннего освещения этой связи.

Всякая деятельность человека, в том числе его сознательная деятельность, представляет процесс,  реализующий во взаимодействии с действительностью  его возможности.  Психические личностные отношения человека (потребности, интересы, идеалы) являются внутренним потенциалом его деятельности, переживаний и поведения. Процессы психической деятельности, их течение, активность, функциональная характеристика отражаются в отношениях личности к задаче, процессу и условиям деятельности.    Высшая ступень психического развития человека — его сознание — есть наиболее сложное, наиболее совершенное, исторически обусловленное отношение его к действительности. Характер человека, как индивидуальность в его действиях и переживаниях, неразрывно связан с своеобразием человека в его избирательном сознательном отношении к окружающему.

Таковы самые общие формулировки основных психологических понятий с позиций психологии отношений. Мы не можем сейчас развивать этих формулировок, но они позволяют отчетливо представить различие позиций традиционной психологии и психологии отношений. Это отличие наших позиций от любого направления буржуазной психологии определяется историко-ма-териалистическими основами советской психологии.

В противоположность замкнутому рассмотрению «субъекта в себе» и изоляции его психики от окружающей среды в интроспективной психологии психология в нашем понимании связывает субъекта с объективной действительностью, а это делает психику доступной научному, объективному изучению.

Психика, однако, не сводится к внешним действиям и поступкам, к внешней деятельности, как у бихевиористов, но раскрывает в действиях субъекта единство внешней и внутренней его деятельности.

В противоположность механическому анализу и элементарности (лучше сказать элементности) традиционной психологии рассматриваемая с нашей точки зрения психика целостна, но не в смысле вербальных лозунгов, а в том смысле, что отношения поиимания не как часть, или сторона, как элемент, а как интегральная «позиция» личности в целом.

Функционализм психологии более позднего периода, в принципе отвергаемый у нас, все же до сих пор реально сохраняется в таких оперативных психологических единицах, как понятия памяти, внимания и т. п. В трактовке этих понятий обычно функционализм не встречает достаточной критики и не подчиняется принципу целостности и содержательности. Формалистические тенденции далеко не изжиты в психологии.

Буржуазная «целостная» психология, решая одну сторону проблемы, остается на позициях бессодержательности и формализма. Изучение личности в связи с окружающим, в отношении к нему представляет неизбежно единство целостности и содержательности.

Вместе с тем психология, не преодолев до конца своих функционально-формальных пережитков, не может стать последовательно и до конца динамичной. В понятии психической функции коренятся прикрытые пережитки учения о способностях и абстрактного психического «механизма». Психология отношений выражает подлинную динамику личности, меняющей позиции под влиянием меняющейся ситуации, или сохраняющей их вопреки изменению требований этой ситуации, или обеспечивающей внешнюю неизменность за счет динамической перестройки и мобилизации внутренних ресурсов.

Современная буржуазная психология притязает на «динамизм», но этот динамизм процессуальный, а не личностный; он неполно представляьт развитие процессов, не выражает содержательной динамики личности и ее целеустремленной деятельности. Это вместе с тем динамизм формально-абстрактный, а не конкретно-исторический. Достаточно указать на так называемую «динамику личности» известного психолога К. Левина.

Идея целесообразности в окончательном счете приводит некоторых представителей современных направлений психологии (Вильям Штерн, Адлер) к идеализму, телеологизму, к мистике гилозоизма, не говоря о том, что их содержание тю сути однообразно, статично, а потому формально. Таково чувство общности и чувство неполноценности у Адлера, такова личность в персонализме В. Штерна как функциональный комплекс склонностей, способностей и готовностей. У других психологов эта целеустремленность, связанная с учением о влечениях и потребностях, регрессирует или к биологизму влечений, как у Фрейда, или остается на уровне довольно старого биогенетического или описательного идеалистического понимания (Клапаред, Катц, Шиманский).

Научное, историческое понимание потребностей и других сторон личности, развитое в учении марксизма-ленинизма, в корне отрицает идеализм и метафизику буржуазной психологии личности.

Необходимость исторического подхода существует для всякого исследования, поскольку каждое явление действительности вытекает из предыдущего и, следовательно, имеет свою конкретную историю.

Исторический процесс приобретает тем большую динамику, чем более опыт поколений дополняется опытом индивидов каждого нового поколения. Но история приобретает свой основной общественно-человеческий смысл, когда опыт поколений и индивидов накопляется и, передаваясь в конденсированной форме, ускоряет движение вперед, реорганизует развитие каждого поколения. Огромная, реорганизующая даже физиологическую сто рону процесса развития, созревания и формирования, роль этого общественно-исторического опыта должна быть положена в основу изучения и понимания закономерностей человеческо.1 психики, поведения и деятельности.

Культурно-историческая психология (Дильтей, Шпрангер) представляет собой реакционную концепцию объективного идеализма в психологии, в которой резко выражены черты расистской буржуазной идеологии. Еще и до сих пор окончательное преодоление гегельянских исторически-идеалистических позиций в конкретно-реальном, а не вербальном плане, представляется актуальной задачей психологии.

Разрешение этой задачи тесно связано и с реализацией другой основной психологической задачи. В данном случае речь должна будет идти также не о принципиальном и вербальном признании материальных основ психического и не о том, чтобы использовать огромный материалистический Опыт психологии, от которого не отказывались ни сторонники теории параллелизма, ни сторонники теории психофизического тождества и взаимодействия. Речь будет идти о том, чтобы правильно связать физиологию с пониманием психических процессов как продукта общественно-исторического развития, чтобы попытаться понять с точки зрения физиологии мозга высшие, поздние и актуальные моменты общественно-исторически обусловленного психического развития.

Психология не может и не должна пассивно ждать и применять по аналогии в своих целях достижения физиологии нервной системы; она должна не только адресовать к ней свои запросы, но и стать на путь активного объединения психологического и физиологического исследования и анализа, на путь психофизиологического эксперимента.  Психология будет становиться по длинно и содержательно диалектико-материалистическои по мере того, как физиологи будут осваивать онтогенетические и исторн ческие позиции. Это значит, прежде всего, что физиология должна раскрывать специфически человеческие особенности  деятельности мозга и всего организма и, проследив их путь в процессе игольной эволюции, наметить схему понимания физиоло-i ическои динамики в процессе общественно-исторического раз-пития человека. Это вместе с тем значит, что мы должны подняться над системой понятий экспериментальной зоофизиологии, от которой мы отталкиваемся и положениями которой мы пишемся, но на уровне которой мы не можем остановиться и ею vдoвлeтвopитьcя.

В связи с поставленной в данной статье проблемой, речь будет пдти о попытке физиологического подхода к проблеме психологии отношений.

Более конкретное изучение материальной базы психического у человека до сего времени ограничивалось проблемами психологической периферии (психосенсорики, психомоторики, выражения эмоций, локализации функций преимущественно сенсорного и моторного характера, включая соответственные компоненты речи). Но, оставаясь на уровне более элементарных и парциальных функций, психология почти не касалась материальных основ более сложной, интегральной высшей нервной деятельности. Нет надобности говорить, что психология, освещающая материальную сторону лишь части процессов, какой бы ни была ее принципиальная база, реально является лишь частично материалистической.

Формулируя, таким образом, задачи физиологического объяснения, мы, конечно, сознаем, что еще далеки от более или менее конкретного ответа на вопросы. Но важна и ориентировка поисков. Теоретический запрос организует поиски, поиски дают опыт, который и представляет конкретный эмпирический материал для превращения гипотезы в обоснованную теорию. Блестящие идеи Сеченова о рефлексах головного мозга были гипотетическим построением. В опытах Павлова, Бехтерева и многих позднейших исследователей они выросли в блестящую теорию.

Психология отношений, выражая перестройку позиций психологии, вместе с тем адресует к физиологии ряд вопросов и требований, стимулирующих развитие той нервной физиологии человека, на подступах к которой мы сейчас находимся.

ПСИХОЛОГИЯ ОТНОШЕНИЙ И ФИЗИОЛОГИЯ МОЗГА
Проблемы и позиции физиологии



Современная медицина:

Оглавление:

Обложка

Особенности психологии отношений


Поиск по сайту:



Скачать медицинские книги
в формате DJVU

Цитата:

Естественно-историческое миросозерцание не принимает приведенных взглядов, рассматривая галлюцинации, как результат нарушенной душевной деятельности; содержание галлюцинаций не дается откуда-то извне, не является для переживающего галлюцинацию новым, незнакомым, но черпается из психического запаса человека; неожиданным и новым для галлюцинирующего может представиться самый феномен и те сочетания представлений, которые в его содержании обнаруживаются.

Медликбез:

Народная медицина: чем лучше традиционной?
—•—
Как быстро справиться с простудой
—•—
Как вылечить почки народными средствами
—•—


Врач - философ; ведь нет большой разницы между мудростью и медициной.
Гиппократ


Медицинская классика