Главная страница


Книги:

В.Н.Мясищев, Личность и неврозы (1960)

Словарь
медицинских терминов

- 0 5 A H M T А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Я

ПРОБЛЕМА ЛИЧНОСТИ И СОВЕТСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Только в обществе, в котором человек и человеческая личность фактически представляют высшую ценность, в котором признание ценности человека является не декларацией, скрывающей пренебрежение к личности человека, а реальным фактом, только в таком обществе имеются широчайшие возможности для подлинного развития личности и создаются побудительные силы и предпосылки для ее научного изучения.

Это общество — общество социалистическое, которое освободило человека от капиталистической кабалы и придало ему подлинное человеческое достоинство. Это — советское социалистическое общество, в основу которого положена высокая идея подлинного гуманизма. Оно обеспечивает возможности всестороннего развития личности и подлинно научного освещения проблемы личности, тогда как капиталистическое общество душит личность, а его наука и философия не могут не извращать понимания этой важнейшей проблемы истории общественного развития и психологии.

В полярных тенденциях, с одной стороны, отрицания личности и массового обезличения трудящихся в капиталистическом обществе, с другой стороны, культа «единственного», «сверхчеловека», культа индивидуалистического «я», личности собственника, буржуа, отчетливо сказались классовые тенденции и противоречия структуры капиталистического общества, построенного на принципе «все для единиц и ничего для масс».

Социалистическая практика обеспечивает величайший расцвет личности как своеобразной творческой индивидуальности, выявляет и развивает творческую инициативу, способствует всестороннему развитию личности трудящегося человека.

Известно, что марксизм-ленинизм объясняет сущность чело-нсческой личности природой общественных отношений. Труды основоположников исторического материализма и научного социализма позволили объяснить природу личности и как субъекта сознательной деятельности. Вопрос о роли сознания, о значении теории, о роли идей в общественно-историческом процессе разработан, как всем хорошо известно, В. И. Лениным.

Система социализма является системой советского гуманизма. Лишь на основе этой системы возможно подлинно научное психологическое познание личности.

Известные слова «кадры решают все», требование бережного выращивания кадров, требование ликвидации обезлички должны являться не только лозунгом для нашей практики, но и принципом нашей исследовательской работы.

Пора и в психологической науке строить теорию и практику не на основе безличной психики или психических процессов, а исходя из понятия личности, правильно разрешая вопрос о том, что такое личность в психологическом смысле, каковы закономерности ее развития, динамики, структуры, процесса реализации отношений и свойств личности и всех ее возможностей в объективной деятельности. И здесь надо преодолеть ряд неправильных представлений еще не изжитых полностью даже у нас, несмотря на высокие достижения нашей науки.

Основным и исходным для понятия личности и вытекающей отсюда системы понимания личности в психологии является гениальное положение К. Маркса о том, что сущность человека есть совокупность общественных отношений. Последовательная реализация этого положения должна не только составлять существенную задачу построения концепции личности, но и явиться предпосылкой перестройки всей системы психологии. В связи с этим мы и встали на путь этой перестройки, и, нам кажется, современная советская психология все более и более направляется по этому пути. Важнейшим положением является то, что личность — не только результат общественных отношений, но и активный субъект, деятельность которого выражает его взаимоотношения с людьми, а эти общественные отношения формируют все иные его отношения с внешней действительностью. Исторически обусловленное развитие человеческих отношений, их изменчивость в процессе развития с неизбежностью требуют исторических позиций, исторических критериев в понимании и освещении проблемы личности.

Личность как результат общественно-исторического развития является одним из объектов реального мира. Находясь в объективной причинной зависимости от всей действительности, она, вместе с тем, является субъектом, сознательно и активно относящимся к окружающему. Являясь объектом и результатом общественных отношений, личность является субъектом этих отношений.

Историко-материалистическое понимание является единственно научным пониманием личности и ее отношений. В силу этого и отношения человека рассматриваются как возникающие, оформляющиеся, развивающиеся и распадающиеся в процессе его жизни, его общественного бытия. Они являются наиболее динамичными продуктами его жизни, его опыта. Поэтому изучение человека в его отношениях в наибольшей степени удовлетворяет требованиям генетического, динамического, исторического понимания личности.

Высшая степень развития личности и ее отношений определяется уровнем сознательного отношения к окружающему и самосознанием как сознательным отношением к самому себе. Сознание представляет высшую ступень развития психики; отражая действительность, оно одновременно является мощной динамической силой, определяющей деятельность, поведение и переживания человека.

Исходя из определения сознания как высшей ступени развития психики, мы должны прийти к выводу, что психология личности и ее отношений является по преимуществу психологией сознания. Поэтому психология личности и ее отношений является антиподом новейшей реакционной буржуазной психологии бессознательного, типичным выразителем которой является психология Фрейда. Мы понимаем сознание как субъективное отражение объективной действительности конкретной исторически-классовой личностью.

Для психологии, все еще не изжившей до конца ни функционализма, ни формализма, чрезвычайно важным является также вопрос о целостности сознания. При изучении личности это обеспечивается исследованием психической деятельности, как выражения единой личности во всех ее многообразных отношениях. Отношение нельзя сделать ни безличным, ни частичным. Отношение есть всегда выражение личности в целом, оно личностно и целостно Но в го же самое время ясно, что отношение всегда имеет предмет, поэтому оно неизбежно и содержательно. Следовательно, психология личности и ее отношений не может стать формальной. Правильно развиваемая, она имеет все предпосылки для успешного разрешения проблем в соответствии с принципом содержательной, а не формальной целостности.

Наконец, существенно то, что выражением личности и ее отношений является прежде всего практическое действие.

В чем раскрывается подлинное лицо человека? Не всегда оно раскрывается в словах, но всегда в делах. Мерой отношения человека является его поступок и тем в большей степени, чем более трудной (внешне или внутренне) является задача, которую ему приходится решать, или препятствия, которые ему приходится преодолевать.

Изложенное позволяет прийти к выводу, что психология личности, основанная на принципе отношений, реализует требования исторического,  материалистического, динамического, генетического, целостного изучения личности и психической деятельности.

Критика старых и реализация новых позиций должны повлечь за собой изменения в системе освещения психологических понятий и в методах исследования. Возникает вопрос: с чего же надо начинать психологические исследования — с изучения ли личности в целом или же процессов и функций? Есть весьма авторитетные психологи, которые считают, что нужно заканчивать психологические исследования проблемой личности. Мы же считаем, что надо начинать с проблемы личности, и тогда мы не на словах, а на деле сохраним принцип личности в изложении всего материала психологии.

Реорганизация наших исследований дальше заключается в том, что основным критерием выбора условий и приемов исследования является значение их содержания для субъекта — личности. Личность наиболее полно раскрывается в том; что для нее наиболее важно, значимо, к чему она наиболее сильно и настойчиво стремится: она наиболее ярко выражается в критические моменты, когда решаются жизненно важные для нее вопросы. Личность проявляется и познается в том, каковы мотивы и цели ее деятельности, определяющие уровень и состояние ее психических процессов. Только при этом функциональная характеристика личности становится научной и жизненной, поскольку лишь в единстве с содержанием и отношениями может быть понята динамика психических процессов.

Если эти кардинальные вопросы психологии личности могут быть освещены полностью только на основе всей истории жизни личности, то значит история личности является основным методом и материалом для ее изучения.

Отсюда, далее, вытекает требование- исходить в психологических исследованиях из понятия личности в ее конкретных отношениях, а не из ее абстрактных свойств и отдельных психических функций. Так как личность — совокупность общественных отношений, то, естественно, центральной задачей является изучение человека в его отношениях с коллективом, в его трудовой деятельности, в его отношении к труду.

Такая постановка вопроса определяет переход от пассивной созерцательности к активному экспериментальному вмешательству при изучении человеческой личности. Так как техника эксперимента требует весьма искусственных условий, например, при исследовании биотоков мозга — одного из новейших достижений науки и техники в области психоневрологических исследований, то анализ такого искусственного эксперимента правилен только в меру правильности учета его значения для исследуемого человека. Вместе с тем это значит, что экспериментальное изучение психики от сложного процесса мышления до такого простого акта, как реакция на укол, будет правильной только тогда, когда учитывается процесс деятельности в целом с отношением исследуемого к данной экспериментальной ситуации и экспериментальной задаче.

Из марксистско-ленинского принципа единства теории и практики следует, что решающим методом исследования является метод практической переделки, перевоспитания личности. Психологическое обоснование практики, реализующее теорию психологии в педагогическом руководстве, в психотерапии, в организации труда и т. п., не может не опираться на понятие личности с сознательным отношением человека к его жизни, к труду, к его переживаниям и т. д.

Зарубежная психология в своих педагогических экскурсах опиралась больше на понятия функций и навыков. В области же психотерапевтической практики, которая нередко вторгалась и в педагогическую область, исходным являлось понятие инстинктов— сексуального и самозащиты. За границей это понятие инстинкта широко проникло во все области общественной практики (педагогика, медицина, право, искусство).

Наши лучшие педагоги — Добролюбов, Ушинский, Макаренко и др. давно отбросили эти бесплодные, а еще чаще вредные учения формальной и биологической психологии и встали на путь работы над личностью и ее сознанием. Но только теперь советские психологи, изучая психологию личности и ее отношений в духе марксистского понимания человека, могут двигаться вперед в своей творческой работе. Плодотворность этого направления уже сказалась в изучении вопросов самосознания и оценки у проф. Ананьева у. его сотрудников, в изучении вопросов мотивации и осмысленного усвоения — у проф. Леонтьева, в исследовании взаимоотношений в коллективе — у проф. Шнирмана и т. д.

В основу системы терапии неврозов нами положен принцип сознательной перестройки нарушенных функций формированием новых отношений. Как известно, психотерапия является не только главнейшим методом лечения неврозов, но и одним из существенных средств в системе лечения внутренних болезней, применяясь в различных формах и сочетаниях внушения, гипноза, убеждения, отвлечения, ободрения, разъяснения. Наша советская психотерапия для достижения своей лечебной цели опирается в понимании патогенеза болезни и борьбы с ней не на биологизированную мистику учения об инстинктах и бессознательном, как это делает псевдонаучная, точнее антинаучная психотерапия Западной Европы и Америки, но на мощную значимость сознательных отношений личности. Неправильное отношение личности и даже к своей болезни оказывает крайне неблагоприятное действие на ее течение, вызывая ипохондрическую мнительность, страх, упадок духа. Рациональная психотерапия, опираясь на сознание личности, переделывает ее отношения к людям, к себе, к своей болезни и, нормализуя эти отношения, восстанавливает нервное здоровье и нормальную деятельность организма.

Нужно ли говорить о том, что в области психологии и рационализации труда чудовищная эксплуатация и безработица за рубежом исключают вопрос о личности, об индивидуальном выборе, о личных склонностях. И если мы обратимся к «чудесам» капиталистической рационализации, к тейлоризму и фордизму, то мы увидим, что это есть система такой «рационализации» труда, которая превращает человеческую личность в аппарат наиболее совершенного и дешевого управления машинами и выжимает из этого аппарата наряду с его производственными возможностями все его жизненные силы.

У нас коммунистическое отношение к труду, личная инициатива рабочего, умноженная на высокий уровень технической культуры, творят чудеса. Давая обществу плоды высокой продуктивности, этот труд максимально содействует развитию и удовлетворению потребностей и самого производителя и общества вследствие единства личного и общественного в социалистическом обществе.

Какая же психологическая теория созвучна этой практике организации труда, этим условиям труда при социалистическом строительстве? Это — психология личности и ее сознательных отношений.

Зарубежные концепции имеют ряд направлений, которые также занимаются проблемой личности, но все они характеризуются тем, что теория и практика капиталистического общества не могут и не хотят понять закономерностей развития общества и потому не могут правильно осветить проблемы личности как продукта общественного развития.

Высоко оценивая бесспорные достижения советской науки о психике, мы не должны переоценивать этих достижений. Поэтому, признавая большие успехи советской психологии, нужно, однако, указать на ее основной недостаток. Сформировав свои принципиальные позиции на основе учения марксизма-ленинизма, советская психология не насытила еще в достаточной мере свои правильные методологические позиции конкретным содержанием и недостаточно связала их с социалистической практикой. Поэтому у нас еще много декларативного, априорного, еще недостаточен конкретный анализ фактического материала, много еще положений, практически не проверенных.

Между тем, уже в настоящее время для целей материалистического понимания личности исключительное значение имеют новейшие конкретные психофизиологические исследования. Эти исследования устанавливают особую роль коры головного мозга как исторического продукта и физиологического уровня высших индивидуальных личностных форм поведения. Привлекался для этого и сравнительно-биологический и экспериментально-физиологический материал. Но пока еще имеется ряд недостатков в психологических исследованиях, и большинство их проистекает из формализма.

Большой опыт войны, давший много случаев ранений мозга, новая техника (электроэнцефалография) дали богатый опытный материал, который, освещенный с позиций интегрального и содержательного понимания, позволяет прийти к выводу, что при целостности организма ведущим звеном материального субстрата личности является кора головного мозга. Индивидуальное сознательное отношение к объективной действительности и самосознание, как основные свойства личности, невозможны без сохранности тех систем в мозговой коре, которые, будучи тесно связаны с речью и действием, являются физиологической основой личности. В этом смысле можно условно сказать, что кора голои-ного мозга является органом личности, органом психических отношений. Избирательное личное отношение может быть обнаружено (как мы показываем в других работах) в материальном изменении биотоков мозга и даже биоэлектрических показателей с кожной поверхности. Это, конечно, не значит, что отношения заключаются только в этих физиологических особенностях и к ним сводятся. Это значит лишь, что они являются динамическими симптомами или одной из проекций отношения, проекцией в области электрофизиологических изменений организма.

Материалистическое понимание здесь нераздельно смыкается с историческим, но историческое исследование в области психофизиологии еще только прокладывает пути. Изучением личности в процессе индивидуального развития занимаются психологи уже давно. Однако впервые подлинно генетическое изучение было осуществлено, как действительное изучение процесса развития с момента рождения, Бехтеревым со Щеловановым и продолжено Фигуриным и Денисовой. Но оно касалось самых ранни фаз развития личности и не ставило проблемы личности в собственном смысле этого слова. Поэтому в плане индивидуального развития эта проблема, хотя и ясно поставлена, но для решения ее требуется более тесная связь принципиальных позиций и конкретного фактического материала. Основными моментами здесь являются:

1)                                          выделение себя из окружающего, образование «я» и «не-я», расчленение «я» в предметной действительности;

2)                                           формирование   избирательных   устойчивых   реакций на окружающее, которые постепенно поднимаются до уровня сознательных отношений;

3)                                          возникновение и развитие инициативности в деятельности как осуществление самостоятельных и перспективных «волевых» действий, преодолевающих непосредственные побуждения и препятствия сперва во внешней, а потом и во внутренней действительности и являющихся основой внутренней личностной организации переживаний и поведения.

Психология располагает немалым материалом, который еще недостаточно освещен под этим углом зрения и нуждается в специальном изложении.

Общественно-историческое понимание личности требует своего творческого развития в психологии. Мало сказать, что человек представляет продукт исторического развития, надо показать особенности психологии личности на разных этапах ее индивидуального развития в связи с социально-историческими эпохами. Такое понимание личности явится основой будущей исторической психологии, решение проблем которой становится сейчас очередной задачей. В рамках этой психологии только и возможно конкретное решение вопроса об особенностях психического развития личности в различные эпохи. Только этот анализ позволит создать конкретно-историческую концепцию развития личности и ее психических свойств.

Если мы будем анализировать развитие психики в связи с эпохой, в связи с классовой борьбой и всей динамикой исторического процесса, то увидим, что не только личность человека зависит от классовой принадлежности, но что и психика представителей одного и того же класса изменяется в ходе общественного развития.

Изучая развитие личности, ее интересов, потребностей, вкусов, стремлений, взглядов на протяжении последнего столетия, мы видим, что психология представителей разных классов (рабочий, буржуа) претерпела за этот промежуток времени большие изменения. В начале прошлого века рабочий был еще полукрестьянином, потом он становится пролетарием с еще темным общественным сознанием, потом — революционным борцом; в советском обществе, благодаря политике партии, он становится сознательным строителем социалистического общества. Буржуа эпохи французской революции в период возвышения третьего сословия точно так же психологически существенным образом отличается от капиталиста-империалиста XX в..

В целостной, исторически изменяющейся личности, включенной в систему общественных отношений, меняются прежде всего ее личностные отношения, и при кажущейся неизменности абстрактно взятых функций меняется вся структура, вся динамика, все содержание личности.

В вопросе о структуре личности за рубежом распространено механистическое учение о послойной структуре, причем ядром личности считаются влечения и инстинкты, на которые наслаиваются психические аппараты и функции и комплекс психического «я», над этим — самый внешний слой идейных устремлений, этических мотивов и переживаний. Не говоря о том, что процесс развития заключается не в наслаивании, а в новообразованиях с перестройкой ранее существовавшего, само понятие «глубокого» в личности заключается не в том, что оно аналогично или гомологично более низким ступеням филогенеза, но в том, что наиболее глубоко коренится в истории личности.

Вопрос структуры — это, далее, соотношение содержательных тенденций; они, реализуясь в различных видах деятельности, связанных с условиями жизни соответственного историческою момента, вытекают из основных отношений, т. е. стремлений, требований, принципов и потребностей. Например, в доминировании различных по содержанию и характеру потребностей — физиологических, житейски-бытовых, личных, общественных, идейных — сказывается структура личности. Однако структура более отчетливо обнаруживается в относительной определяющей роли отдельных потребностей. Еще более характерным оказывается интегральное соотношение основных тенденций личности, которое позволяет говорить о гармоничности, цельности, единстве или двойственности, расщепленности, отсутствии единства личности.

Наибольшего, пожалуй, внимания заслуживает во-прос о том, какие именно тенденции в их согласованности или конфликте образуют цельную или раздвоенную личность. Здесь легко заметить две пары основных категорий полярных тенденций, различно соотносящихся на разных этапах исторического развития: первая пара — тенденции индивидуально-личного или коллективно-общественного характера, вторая пара — тенденции идейно-морального и инстинктивно-физиологического характера. Психология личности далекого прошлого нам почти неизвестна, но можно думать, что в период античной древности эти противоположности существовали во внешних тенденциях, но внутренне, по-видимому, не были доступны рефлексии и не были ясно осознаны.

По мере развития общества, основанного на принципе частной собственности, формируется индивидуальное сознание и все более гипертрофируется индивидуально-частное в ущерб коллективному, общественному.

Параллельно этому в современном капиталистическом обществе этика регрессирует до полного отрицания этических норм: моральный нигилизм сочетается с распущенностью. Напротив, формирование нового социалистического сознания связано с преодолением противоречий между личным и общественным — в новом социалистическом сознании индивидуальная и социальная тенденции образуют единство. Вырабатывается новая этика, характерная для соответствия идеологии и реальной действительности. Для социалистического общества характерно формирование нового индивидуального сознания с преодолением в нем пережитков капитализма, сказывающихся в тех или иных индивидуалистических тенденциях.

Разумеется, мы говорим лишь о некоторых, хотя и существенных, но схематически взятых моментах, из которых вытекают в качестве следствия существенные критерии типологии и классификации личностей.

Прежде всего это — критерий соотношений компонентов индивидуалистической и коллективистической направленности. В тесной связи с этим стоят основные структурные качества личности: цельность и внутренняя последовательность или противоречивость, организованность или неорганизованность. Важнейшая категория качеств личности связана с конкретным уровнем сознательности отношений и возможностью преобразования, развития, подъема личности на новую, более высокую ступень.

Индивидуально различная степень развития многосторонних способностей человека находит свое отражение в типе деятельности. Однако лишь в условиях социализма это отражение полно и адекватно раскрывает личность, так как только социализм дает возможность полного и внутренне свободного развития способностей непосредственно в деятельности, освобожденной от эксплуатации.

Наконец, в отношении динамики нервно-психической реактивности человека, которая представляет то, что издавна называется «темпераментом», надо подчеркнуть, "что проявления «темперамента» не могут быть правильно оценены без учета жизненных отношений личности. Опосредованность темперамента отношениями проявляется не только в обузданности или необузданности, возбудимости и уравновешенности в рамках нормальной психики, но и в том, что темперамент раскрывается в области наиболее значимых для человека отношений, именно тех, которые становятся свойствами характера личности.

Поэтому важной задачей изучения личности в новых социалистических условиях оказывается не только выявление новых черт социалистической психики, но и вскрытие (в целях преодоления) пережитков капитализма в сознании.

Новая психология социалистического человека создается новыми условиями социалистического общества, которое ликвидировало уродующие человека противоречия. Эти противоречия капиталистического общества, определяющие особенности личности этого общества, множественны, хотя и органически связаны друг с другом. Сюда относятся противоречия между личным характером присвоения и общественным характером производства, между присвоением меновой стоимости и многосторонним отчуждением и обезличением человека, между общественной природой человека и бесчеловечностью отношений эксплуатирующих к эксплуатируемым, между идеологией и реальной жизнью. В социалистическом обществе этих противоречий нет.

В социалистическом обществе тем более последовательно формируется личность, чем более преодолеваются противоречия между новым и старым в развитии и чем больше ликвидируются пережитки капитализма в сознании. Нет возможности конкретно касаться здесь этих изменений, но разительное отличие новой психики от старой характеризуется тем, что даже самый смысл психологических понятий претерпевает резкие изменения. В новом обществе психологические свойства личности приобретают совершенно иное содержание, которое позволяет раскрыть возникающий облик нового человека и его психологию.

Единство личного и коллективного является характерной чертой социалистической личности. Эта черта в частности проявляется в том, что понятия «самолюбие», «гордость» приобретают у нас совсем другой смысл.

В спортивных соревнованиях на мировой арене даже зарубежная печать подчеркивает коллективизм наших спортсменов, отказывающихся от личных лавров в интересах коллективных достижений. Показательны у нас случаи, при которых соперники помогают друг другу в совершенствовании своих достижений. Высшим достижением передовиков труда в социалистическом обществе является не столько рекордная личная выработка, сколько вооружение новыми методами своих товарищей и увлечение их на борьбу за высокий уровень производственных достижений всего коллектива. Гордость за общее дело и удовлетворение собой как участником общего дела — новое содержание самолюбия. Обида нового человека за коллектив, тревога за общее дело являются в то же время глубоко личными переживаниями.

Цельность, как черта последовательного коллективиста, проявляется в полном соответствии принципа и действия, внешнего поведения и внутреннего отношения. Большевистская идейность, принципиальность, честность, прямота — черты нового человека социалистического общества, которые с ним тесно связаны. Беспринципность и перевес личных мотивов являются чертами, чуждыми психике нового человека.

Мы знаем, что человек, личность и его отношения испытываются и показывают свое истинное лицо в самые критические моменты жизни. Гражданин социалистической родины испытан в трагических перипетиях Великой Отечественной войны, которая показала нам лицо нового человека. В связи с этим нельзя не коснуться вопроса о страхе и бесстрашии.

Буржуазная психология, биологизируя эмоции в своих классовых интересах, учит, что страх есть самозащитный инстинкт. Говорилось также, что страх есть выражение психологии рабства, и буржуазные психологи прилагали немало усилий к тому, чтобы культивировать эту эмоцию. Возникает вопрос: существует лч в социалистическом сознании эта эмоция страха, природа которого нами понимается принципиально отлично в духе марксистского понимания человека? Нужно подчеркнуть в этой связи, что содержание понятия страха, боязни, тревоги радикально изменяется. Опыт войны показывает примеры массового героизма. Санитары, вынося с поля боя раненого товарища, боятся не успеть спасти его, не думая об угрозе их собственной жизни. Если связист несет свой передатчик на линию фронта под артиллерийским ураганным огнем и бросается на него при взрыве, чтобы прикрыть его от снарядов, он тоже боится, но не за себя, а за передатчик.

Дело в том, что у каждого человека непривычные и потрясающие впечатления вызывают испуг и страх; но несомненно, что сознание долга помогает ему пересилить этот страх. Это давно известно. То, о чем мы сейчас говорили, характеризует новое и тесно связано с социалистической направленностью сознания, с качеством личности, полностью сливающейся с делом, которому она служит.

Можно привести примеры массовых героических подвигов во время Великой Отечественной войны. Тревога общественного человека, сознание им опасности, которая угрожает делу, ради которого он готов жертвовать своей жизнью, за успех которого он считает себя ответственным, —такова новая эмоция, которая не лишает человека его сознания, а обостряет сознание и повышает его действенность.

Наш современный общественно-психологический опыт насыщен примерами героического поведения. Героизм, естественно, связывается с бесстрашием. Однако лица, совершившие героические поступки, говорили, что они по временам испытывали страх, который они преодолевали. Но наиболее характерной нам представляется для выполнения героического подвига такая устремленность сознания человека к цели, поставленной перед ним его долгом, что он, захваченный этой целью, не столько не замечает, сколько не переживает ни ужаса, ни, казалось бы, непреодолимых трудностей задачи, которую он при этом разрешает.

Поразительная простота и скромность, свойственная героизму, вытекает из сознания огромности задачи и скромной оценки своей роли человеком при ее осуществлении. Поэтому герой как бы не сознает своего героического подвига, своего героизма. Спрашивая наших героев, испытывали ли они напряжение, когда совершали подвиги, испытывали ли они страх, заставляли ли себя преодолевать его, мы получали ответ, что главное для них заключалось не в том, а в сознании невозможности не выполнить той задачи, которая перед ними была поставлена.

Таким образом, особенности психики, которые проявлялись у каждого из наших героев — борцов за советское социалистическое строительство, за свою советскую социалистическую родину— с психологической неизбежностью вытекает из их в высоком смысле личного и в то же время самоотверженного отношения, из их сознательной преданности социалистической родине, социалистическому обществу и своему делу, характерных для личности нового человека.

Наконец, последнее, хотя может быть и самое главное — это психология нового отношения к труду.

В капиталистическом обществе лицемерная мораль провозглашала уважение к труду, но жизнь этого общества на деле учила презрению к труду. Только в социалистическом обществе труд, как основа существования отдельного человека и всего общества, становится высшей ценностью.

Основатели научного социализма говорили, что труд из печальной необходимости превратится в радостную потребность, и действительно в наши дни все более и более воплощается в психике нового человека великий идеал — «жить для того, чтобы трудиться», в котором заключается смысл жизни лучших людей. Новое отношение к труду создано советским общественным строем и стало движущей силой развития личности советского человека.

Говоря об этом новом трудовом сознании, необходимо подчеркнуть два важнейших момента: социально-психологический и психофизиологический. Личность находит свое наиболее полное выражение  и удовлетворение в трудовой  самоотверженности, принося все свои силы обществу При этом осуществляется един ство субъективного и объективного, индивидуального и социального. Эти психологические особенности отношения к труду, характерные для социалистической личности нового человека, мы встречаем все чаще в нашей жизни.

Примеров индивидуального героизма известно из истории далекого прошлого немало. Были герои, были самоотверженные труженики, но только тогда, когда родилось социалистическое сознание, героизм трудовой и воинский стал массовым, доказывая, что идеи действительно и действенно овладели сознанием масс и перестроили личность и динамику ее поведения. Это — хорошо известные социальные факты, которые встречаются только в социалистическом обществе. Это, вместе с тем, психологические факты, проявления новой психологии, которую мы можем изучать и в формировании которой мы участвуем. Это — тот этап исторической психологии, который представляет собой психологию социалистического советского человека.

ЛИЧНОСТЬ РЕБЕНКА-НЕВРОТИКА
ПСИХОЛОГИЯ ОТНОШЕНИЙ И ФИЗИОЛОГИЯ МОЗГА



Современная медицина:

Оглавление:

Обложка



Поиск по сайту:



Скачать медицинские книги
в формате DJVU

Цитата:

Он, однако, не отличает физиологических случаев от патологических, а среди патологических — случаи врожденного характера от случаев приобретенного характера. Некоторые подробности, относящиеся к случаям, несомненно, патологическим, вполне соответствуют тем наблюдениям, которые сделаны относительно мужчин-гомосексуалистов.

Медликбез:

Народная медицина: чем лучше традиционной?
—•—
Как быстро справиться с простудой
—•—
Как вылечить почки народными средствами
—•—


Врач - философ; ведь нет большой разницы между мудростью и медициной.
Гиппократ


Медицинская классика