Главная страница


Книги:

Р.Крафт-Эбинг, Половая психопатия (1909)

Словарь
медицинских терминов

- 0 5 A H M T А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Я
Поддержка проекта:

2-я ступень. Эвирация и дефеминация

Если превратное влечение продолжает прогрессировать, то дело может дойти до более глубоких и более длительных изменений психики личности. Развивающийся при этом процесс обозначается коротко термином эвирация (у женщин — дефеминация). У больного замечается глубокое изменение характера, в особенности его чувств и склонностей — в смысле развития женской личности. Он начинает и при половых сношениях чувствовать себя женщиной, обнаруживает большую склонность к пассивной половой деятельности и при известных обстоятельствах опускается до положения куртизанки. В этой стадии глубокого и длительного психосексуального перерождения больной ничем не отличается от (врожденного) урнинга (гомосексуалиста) самой высокой степени. Здесь уже исключена всякая возможность восстановления прежних психических и половых признаков личности.

Следующее наблюдение является классическим образчиком подобной длительной формы приобретенного полового извращения.

Наблюдение 133. Ш., 30 лет, врач, сообщил мне историю своей жизни и своей болезни, прося руководства и совета по поводу несомненной аномалии его половой жизни.

Следующие строки взяты почти дословно из его обширной автобиографии, которую мы только частью сократили.

«Я происхожу от здоровых родителей; в детстве был слабым ребенком, но благодаря хорошему уходу сносно развивался и хорошо учился в школе.

На 11-м году жизни школьный товарищ склонил меня к онанизму, которому я и стал предаваться с увлечением. До 15 лет учение давалось мне легко. Однако, из-за все более учащавшихся поллюций, моя трудоспособность стала понижаться, и я стал гораздо хуже учиться. Когда меня вызывал учитель, я становился неуверенным, угрюмым, застенчивым. Испуганный упадком своих способностей и понимая, что в этом виновата обильная потеря семени, я бросил онанизм, но одновременно с этим участились поллюции, так что иногда в одну ночь случалось 2—3 поллюции.

В отчаянии я стал переходить от одного врача к другому. Ни один из них не мог мне помочь.

Так как потеря семени все более и более увеличивала мою слабость и так как в то же время половая потребность все усиливалась, то я решился отправиться в дом терпимости. Но это не доставило мне удовлетворения, ибо, несмотря на то что вид обнаженной женщины вызывал во мне наслаждение, у меня не наступало ни оргазма, ни эрекции и даже ручные манипуляции со стороны девицы не могли вызвать эрекции.

Но как только я ушел из дома терпимости, половое чувство стало меня снова мучить и у меня наступили сильные поллюции. Мне было стыдно перед женщинами, и я больше не посещал домов терпимости. Так прошло около двух лет. Моя половая жизнь исчерпывалась поллюциями. Мое влечение к другому полу все более и более остывало. На 19-м году я поступил в университет. Меня более привлекал театр, и я хотел посвятить себя искусству. Но этому воспротивились мои родители. В столице мне приходилось время от времени вместе с товарищами посещать проституток. Я избегал этих похождений, ибо знал, что половой акт мне не удается. Я боялся, что друзья мои узнают о моей импотентности и поднимут меня на смех.

Однажды вечером в опере около меня сидел пожилой господин. Он стал любезничать со мной. Я от души смеялся над глуповатым стариком и отвечал на его шутки. Внезапно он схватил мой половой член, так что у меня тут же произошла эрекция. Я в испуге спросил его, что ему надо. Он стал мне объясняться в любви. Так как в клинике мне уже приходилось слышать о гермафродитах, то я решил, что имею дело именно с подобным экземпляром и из любопытства выразил желание посмотреть на его гениталии. Старик с радостью согласился и пошел со мною в туалет. Поскольку его пенис находился в состоянии такой сильной эрекции, то я в страхе удалился.

Господин этот стал меня преследовать и делать мне странные предложения, которые я не понимал и отвергал. Он не оставлял меня в покое. Я узнал тайну любви мужчины к мужчине, чувствовал, как это возбуждает мое сладострастие, однако я устоял против этой позорной (как мне тогда казалось) страсти и в ближайшие три года оставался от нее свободным. Неоднократно за это время я делал попытки к совокуплению с женщинами, но каждый раз неудачно. Точно так же бесплодны были мои старания избавиться от своего бессилия при помощи врачей.

Однажды, когда половое влечение стало меня снова мучить, я вспомнил слова старика, который говорил мне, что на бульваре имеется место, где сходятся мужчины, одержимые любовью к мужчинам.

После усиленной душевной борьбы я с трепещущим сердцем отправился туда и завел знакомство с одним блондином, который и совершил со мною половой акт. Первый шаг был сделан. Этот вид половой любви был как раз по мне. Наибольшее наслаждение я испытывал в объятиях сильного мужчины.

Половое удовлетворение заключалось во взаимной мастурбации. Иногда в поцелуях пениса друг у друга3. Мне было тогда 23 года. Сидение рядом с другими студентами во время лекций действовало на меня сильно возбуждающим образом, так что я не мог следить за словами лектора. В том же году у меня завязалась с одним 34-летним торговцем настоящая любовная связь. Мы жили как муж и жена. X. играл роль мужа и все более и более влюблялся в меня. Я уступал ему, но время от времени и я становился мужем. С течением времени я пресытился им, стал изменять ему, а он ревновал меня. Между нами начали разыгрываться ужасные сцены, потом наступало примирение, и наконец дело дошло до разрыва. (Впоследствии этот торговец сошел с ума и кончил жизнь самоубийством.)

Я завязывал обширные знакомства, влюблялся в самых обыкновенных людей. Я предпочитал мужчин с большой бородой, высокого роста и средних лет — таких, которые были способны играть активную роль.

У меня сделался проктит. Профессор полагал, что это. от усидчивой работы перед экзаменами. Образовалась фистула, потребовалась операция, но все это не излечило меня от моего влечения пассивно служить другим. Я сделался врачом и поселился в провинциальном городе, где мне пришлось вести монашеский образ жизни.

У меня появилась склонность вращаться в дамском обществе; дамы меня охотно принимали, находя, что я далеко не так односторонен, как большинство мужчин, и что я интересуюсь туалетами и обычными женскими разговорами. При всем том я чувствовал себя очень несчастным и одиноким.

К счастью, я познакомился в этом городе с одним мужчиной, который испытывал те же чувства, что и я. Некоторое время я был удовлетворен. Когда этот человек уехал, наступил период отчаяния и меланхолии; часто посещали меня мысли о самоубийстве.

Так как я дольше не мог оставаться в этом городке, то сделался военным врачом в большом городе. Здесь я снова ожил, стал делать знакомства и иногда по 2, по 3 в день. Никогда я не любил мальчиков или юношей, но всегда только зрелых мужчин. Мысль, что я могу когда-либо попасть в руки полиции, казалась мне ужасной. Это, однако, не могло удержать меня от удовлетворения моей страсти.

Через несколько месяцев я влюбился в одного 40-летнего чиновника. Я был ему верен в продолжение целого года. Мы жили как пара влюбленных. Я был женой, и мой возлюбленный меня положительно баловал. Однажды я был переведен в один маленький городок. Мы были безутешны. Всю последнюю ночь мы провели в объятиях и поцелуях'.

В Т. я был бесконечно несчастен, несмотря на то что я нашел там несколько «сестер». Я не мог забыть своего возлюбленного. Для того чтобы удовлетворить свою глубокую страсть, я прибегал к помощи солдат. За деньги они соглашались на все, но они оставались холодными, и я не испытывал с ними никакого наслаждения. Мне удалось наконец снова перевестись в столицу. Здесь возникла новая любовная связь, омраченная ревностью, так как возлюбленный охотно проводил время в обществе «сестер», был легкомыслен и кокетлив. Мы разошлись.

Я был безгранично несчастен и обрадовался переводу, чтобы уехать в другой город. Одинокий, безутешный сижу я теперь в С. Я приспособил для своих целей двух пехотинцев, но это по-прежнему не дает мне удовлетворительного результата. Когда же я снова узнаю истинную любовь?!

Я выше среднего роста, хорошо развит, но имею несколько поблекший вид, так что когда я хочу нравиться, то прибегаю к помощи косметики. По осанке, походке, голосу я произвожу впечатление мужчины. Физически я чувствую себя молодым, как юноша в 20 лет. Я люблю театр и вообще искусство. На сцене мое внимание приковывают к себе актрисы; я замечаю и критикую всякое их движение и каждую складку на их платье.

В обществе мужчин я чувствую себя застенчивым, робким, в обществе себе подобных я шаловлив, шутлив; если мужчина мне нравится, я бываю ласковым, как кошка. Если у меня нет любви, то я впадаю в меланхолию, которая, однако, исчезает при первых ласках красивого мужчины. В остальном я отличаюсь легкомыслием и честолюбием. Профессия моя меня не удовлетворяет. Мужские занятия мне несимпатичны. Охотнее всего я читаю романы, хожу в театр и  т. д. У меня мягкий, чувствительный нрав, я вспыльчив, обидчив, нервен. От неожиданного стука я весь начинаю трястись и должен употребить усилия, чтобы не закричать».

Эпикриз. Описанный случай принадлежит, несомненно, к приобретенному половому извращению, ибо первоначально половые ощущения и половое влечение были направлены на женский пол. Неврастения развилась здесь на почве мастурбации и вызвала, в свою очередь, ослабление эрекционного центра и относительную импотенцию. Вследствие этого — при вполне сохранившемся половом влечении происходит постепенное охлаждение влечения к женщинам. Приобретенное извращение носило в данном случае характер болезни, так как уже первое соприкосновение с лицом собственного пола образует адекватное раздражение эрекционного центра. Извращение полового чувства имеет очень выраженный характер. Вначале пациент во время полового акта еще чувствует себя в роли мужчины, но затем все более и более развивается стремление к такого рода удовлетворению полового чувства, какое имеет место у прирожденного урнинга.

Эвирация делает пассивную роль и пассивную педерастию приятной для больного. Это накладывает отпечаток на весь его характер, который становится женским. Пациент предпочитает женское общество, чувствует все больше и больше склонность к женским занятиям, начинает даже прибегать к косметике, для того чтобы казаться более привлекательным и иметь «успех».

Приведенные выше положения относительно приобретенного превратного полового влечения и эвирации находят себе интересное подтверждение в следующих этнологических данных.

Уже у Геродота мы находим описание одной странной болезни, которая очень часто встречается у скифов. Болезнь заключалась в том, что мужчины становились женственными по характеру, надевали женские платья, занимались женскими работами и даже в смысле внешности приобретали женские черты.

Для объяснения этого «скифского помешательства» Геродот приводит следующий миф: богиня Венера, разгневавшись на скифов, которые разрушили ее храм в Аскалоне, превратила осквернителей храма и их мужское потомство в женщин.

Гиппократ, не веривший в сверхъестественные болезни, полагал, что здесь непосредственной причиной является импотенция, но происхождение этой последней он объясняет неправильно, думая, что она является следствием распространенного у скифов обычая лечить болезни, возникавшие от продолжительной верховой езды, кровопусканием из вен околоушной области. Гиппократ думал, что эти вены имеют очень большое значение для сохранения половой способности и что надрез их ведет к импотенции. Так как скифы считали импотенцию божьим наказанием и смотрели на нее как на неизлечимую болезнь, то импотенты надевали женское платье и жили как женщины среди женщин.

Примечательно, что, по Клапроту (Reise in den Kaukasus. Berlin, 1812. V. S. 285) и Хотомскому, еще в настоящее время импотенция составляет частое явление у татар, как результат верховой езды на неоседланной лошади. То же самое наблюдается на западном материке у племен апачей и навахо, которые почти никогда не ходят пешком, необыкновенно злоупотребляя верховой ездой. Эти племена отличаются малыми размерами половых органов, мало выраженным половым влечением и слабой половой способностью. То, что неумеренная верховая езда вредна для половых органов, знали уже Шпренгель, Лаллеман и Нистен.

В высшей степени интересные наблюдения такого же рода сделал Хэммонд в Новой Мексике у индейцев пуэбло, потомков ацтеков.

Они воспитывают у себя так называемых мухерадо, по одному на каждый род. Эти мухерадо используются для весенних религиозных церемоний, представляющих собой настоящие оргии, в которых педерастия играет значительную роль.

На роль мухерадо выбирают по возможности сильного мужчину, которого усиленно мастурбируют и заставляют много ездить верхом. Постепенно у него развивается раздражительная слабость половых органов в такой сильной степени, что во время езды у него происходят обильнейшие семяизлияния. Это состояние раздражения переходит в паралитическую импотенцию. Половой член и яички атрофируются, борода выпадает, голос теряет глубину, телесная сила и энергия уменьшаются.

Склонность и характер становятся женскими. Мухерадо теряет свое положение мужчины, перенимает женские манеры и нравы и начинает жить в обществе женщин. В то же время из религиозных соображений его окружают почетом. По всей вероятности, знатные пуэбло пользуются им вне времени празднеств для педерастии.

Хэммонд имел случай исследовать двух мухерадо. Одному из них было 35  лет; мухерадо он был уже 7 лет. До того он был вполне мужчиной и обладал половой способностью, как все. Постепенно у него развилась атрофия яичек и члена; он утратил половое влечение и способность к эрекции. Одеждой и видом он не отличался от женщин, между которыми и встретили его.

Волос в лобковой области у него не было, член был сморщенный, мошонка вялая, отвисшая, яички сморщены до минимальных размеров и совершенно нечувствительны к давлению.

У него были большие груди, как у беременной, и он уверял, что вскормил уже несколько младенцев, матери которых умерли.

Другой мухерадо, 36 лет, находился в этом состоянии 10 лет и, обладая теми же особенностями, не имел только сильно развитых грудей. Как и у предыдущего, у него был высокий и тонкий голос и тучное тело.

1-я ступень. Простое извращение полового чувства
3-я ступень. Стадия перехода к параноидальному сексуальному превращению



Современная медицина:



Поиск по сайту:



Скачать медицинские книги
в формате DJVU

Цитата:

Серая спайка и прилежащие к ней основания задних рогов являются, как вы помните, крупным этапом на пути чувствующих систем. Возле клеток основания заднего рога оканчивается первый нейрон проводников болевой и термической чувствительности, а от этих клеток начинается 2-й нейрон. Он пересекает серую спайку для того, чтобы перейти на другую сторону и подняться кверху.

Медликбез:

Народная медицина: чем лучше традиционной?
—•—
Как быстро справиться с простудой
—•—
Как вылечить почки народными средствами
—•—


Врач - философ; ведь нет большой разницы между мудростью и медициной.
Гиппократ


Медицинская классика