Главная страница


Книги:

Л.Я.Якобзон, Онанизм у мужчины и женщины (1928)

Словарь
медицинских терминов

- 0 5 A H M T А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Я

14. Профилактика

 

Один из выдающихся знатоков вопросов пола, Хавелок Эллис, в своей монографии об аутоэротизме почти нечего не говорит о профилактике и лечении онанизма и мотивирует это следующим образом: "Ни в какой другой сфере человеческой деятельности столь бесконечное количество дидактического морализирования не покоится на таком слабом фактическом основании. Почти во всех других областях жизни мы, по крайней мере, пытаемся сначала сами научиться, и лишь затем уже учить. В области же вопросов пола мы довольствуемся самым малым и самым неопределённым минимумом знаний, часто поразительно отсталых, обычно же ненадёжных". Поэтому Х. Эллис считает необходимым подчеркнуть, что "прежде, чем мы сможем с уверенностью говорить о лечении или предупреждении этих явлений, нам необходимо знать об их распространении, этиологии и симптоматологии гораздо больше, чем мы знаем теперь. Если мы желаем, чтобы наша работа была успешной, то мы должны приступить к делу с тем же спокойствием и осторожностью, как при серьёзном изучении всякой другой области".

Всё это, бесспорно, справедливо, но жизнь не ждёт. Нельзя откладывать предупреждение онанизма и лечение его до более глубокого и всестороннего изучения всего вопроса в совокупности.

По остроумному замечанию Робинзона, следовало бы начинать профилактику онанизма с наследственности, так как у родителей‑невротиков рождаются дети‑невротики, а невротическая наследственность является видным этиологическим фактором, предрасполагающим к онанизму. Но так как не в нашей власти подбирать родителей для будущего ребёнка, то мы можем принимать профилактические меры лишь в отношении самого ребёнка.

Главную роль в предупреждении онанизма играет заботливый уход за ребёнком, начиная с раннего детства, причём лица, ухаживающие за ребёнком, должны были бы почаще вспоминать о возможности дурного влияния на половую сферу ребёнка. Так, например, бесспорно полезно закаливать ребёнка холодными обтираниями, обмываниями губкою, прохладными общими ваннами. Горячие же ванны вредны детям, помимо общих соображений, ещё и потому, что они стимулируют половое влечение у взрослых и у детей. От многих пациентов обоего пола мне приходилось слышать, что первый онанистический акт они совершили в тёплой ванне.

При уходе за детьми надо избегать прикосновения к половым органам, чтобы не вызывать у детей этим приятных ощущений, которые затем могут повторяться ими уже произвольно. Об этом надо помнить в случаях применения у ребёнка той или иной лечебной манипуляции. Так, например, по И.В. Троицкому, систематическое промывание влагалища у девочек при вульвовагините, производимое через мягкий катетер с обратно идущею под большим давлением струёю жидкости, предрасполагает к появлению у девочек привычки онанировать пальцем или каким‑либо посторонним предметом. В доказательство сказанного Троицкий ссылается на то, что ему много раз приходилось слышать от матерей не только об отсутствии протеста у девочки против промывания влагалища, но и о полной готовности подвергнуться операции лишний раз. Всякий поймёт, говорит он, что это значит…

Большое значение имеет одежда. Шерстяное бельё может раздражать половые органы. Одежда должна быть свободною, так как нередко узкие панталончики, врезываясь своими краями в половые части, даёт повод к развитию онанизма у детей обоего пола, но в особенности у мальчиков.

Боковые карманы в брюках у мальчиков и юношей облегчают во всякое время прикосновение рук к половым частям, что, до известной степени, может служить одною из причин, вызывающих или поддерживающих эрекцию. Затем мальчики продолжают таким же образам онанировать. Нередко мальчики делают для этой цели отверстие в кармане. Значительно целесообразнее в этом отношении прежний покрой брюк, сохранившийся ещё у матросов, т.е. без разреза спереди и без боковых карманов.

Для поддержания штанов необходимо пользоваться подтяжками, а не стягивать живот ремнём, так как ремень, надавливает на брюшные внутренности, сдавливает при посредстве их большие венозные стволы. По Лесгафту, это может вызвать довольно значительное расширение вен семенного канатика, даже с уменьшением соответствующего яичка до половины. В первых периодах своего развития это страдание сопровождается обыкновенно половым возбуждением, что легко может содействовать появлению онанизма.

Далее, необходимо, чтобы штаны изготавливались из возможно более лёгкого материала.

Детям, у которых замечена склонность к онанизму, но ночь можно надевать рубаху с длинными рукавами, которые должны быть так завязаны или сшиты, чтобы ребёнок не мог или касаться половых органов. В некоторых случаях рекомендуется надевать на детей длинные кальсоны, застёгивающиеся сзади.

Большое значение имеют, далее, условия, в которых ребёнок спит. Надо приучать детей спать с руками на одеяле. Фонзеагрив советует приучать детей с самого раннего детства спать с обеими сложенными руками под ухом: "Эта поза ребёнка естественна и не лишена грации, что хорошо известно художникам".

Полезно также использовать совет, который даёт Жан Жак Руссо в своём "Эмиле": "Не оставляйте молодого человека одного ни днём, ни ночью. Во всяком случае, спите в одной комнате с ним. Пусть он ложится в постель совсем сонный и пусть встаёт сразу после пробуждения".

Во избежание совращения детьми друг друга не следует допускать, чтобы несколько мальчиков или девочек спали в одной комнате без присмотра взрослого. Далее, ни при каких обстоятельствах недопустимо совместное спаньё двух лиц в одной постели, безразлично, двух ли детей или взрослого с ребёнком. Нельзя делать исключения в этом отношении даже для самых близких родственников: отца, матери, брата, сестры.

Ребёнок должен спать на довольно твёрдом матраце. Он не должен слишком тепло укрываться. Ему нельзя позволять валяться в постели.

Попутно отметим, что ещё Гиппократ рекомендовал спать в прохладном помещении.

Выше была речь о возможном влиянии пищи на склонность к онанизму. Здесь укажем лишь, что в тех случаях, где онанизм поддерживается усиленным половым влечением, можно было бы стремиться временно ослабить последнее, между прочим, и некоторым ограничением количества пищи. Наблюдения последних лет показали, что голод, бывший во многих местностях в связи с мировой войной, оказывал, по крайней мере, у женщин, резкое влияние на половую сферу. Недостаточное питание проявлялось у женщин, между прочим, в исчезновении полового влечения. Из других последствий наблюдается уменьшение регул или прекращение их. Иногда вместо них бывает периодическое выделение слизи из половых органов. Значительно замедляется или задерживается функция яичников, особенно созревание и выделение яиц. Понижается способность к зачатию.

Такие же наблюдения сделаны петербургскими врачами, в том числе и мною, над населением Петербурга в голодные 1918‑1920 годы. Что касается мужского населения Петербурга, то из опроса пациентов я вынес совершенно определённое впечатление об угнетающем влиянии недостаточного питания на половое влечение.

По общему признанию врачей, выдающуюся роль в профилактике онанизма принадлежит физическим упражнениям. Ещё Десландес указывал, что "онанизм реже встречается у таких детей, которые бурно предаются играм, требующим много движений и усилий, чем у тех, у которых чувства и разум растут от деятельности, которую сидячая жизнь не позволяет использовать другим путём. Половая зрелость, эта эмансипация органов воспроизведения, запаздывает не менее, чем на 2‑3 года, у субъектов, которые отдыхают лишь ровно столько, сколько нужно, чтобы прошла усталость, по сравнению с теми, кто упражняется лишь постольку, сколько хочется, чтобы доставить себе удовольствие после отдыха".

И современная медицина считает, что физические упражнения всякого рода противодействуют усиленному притоку крови к половым органам и способствуют равномерному распределению её по организму, благодаря чему ослабляется и подавляется слишком раннее пробуждение полового чувства. К таким упражнениям относятся, прежде всего, ходьба, далее, гимнастика и спорт во всех его видах, причём следует иметь ввиду, кроме непосредственного физического влияния всех этих упражнений на организм, также и влияние их на душу. Как вполне справедливо отмечает Задгер, "каждый спорт приносит людям облегчение. Непреодолимое желание путешествовать, страстная любовь к природе – только сопутствующие моменты, эмблемы, которыми украшает себя просто радость упоения грубой, мышечной силой. Если бы все виды спорта были бы запрещены, как увеличилось бы количество преступлений! Спорт не только оздоровляет наше тело, но он очищает нашу душу от моральных осадков. Вот почему мы испытываем возвышающее чувство после долгой прогулки. Мы чувствуем себя такими чистыми, настолько выше мелочей повседневной жизни, довольными собою и окружающими, как никогда. Мы тогда предупредительны к ближним. Любезность кажется тогда нам вполне понятной".

Такое же влияние оказывают на детей подвижные игры. Горячий поборник физического воспитания, покойный П.Ф. Лесгафт считал, что последовательно и умело проводимые игры скорее всего приучают ребёнка владеть собою, приучают его сосредотачивать внимание на своём деле.

Мы говорили до сих пор о профилактическом значении физического ухода за детьми. Не меньшее, если не большее значение для профилактики онанизма имеет нравственное воспитание детей. В первую очередь здесь следует стремиться к ограждению детской души от неподходящих впечатлений. Мы предлагаем здесь слово Ж.Ж. Руссо:

"Я знаю только одно средство для того, чтобы сохранить детям их невинность. Это – чтобы все, окружающие их, уважали и любили её. Без этого вся осторожность, которую стараются здесь применить, рано или поздно оказывается бесплодною. Улыбка, подмигивание, неосторожный жест говорят детям всё, что хотели от них скрыть. Чтобы узнать это, им достаточно видеть, что от них это хотели скрыть.

Из всех врагов, которые могут атаковать молодого человека, самый опасный и единственный, которого нельзя устранить, – он сам. Но этот враг опасен лишь по нашей вине, ибо чувства пробуждается только от воображения. Их потребность – вовсе не физическая потребность. Неверно, будто это – действительная потребность. Если никогда похотливый сюжет не бросался нам в глаза, если бы ни разу нечестная мысль не пришла нам в голову, то, может быть, мы бы никогда не почувствовали эту так называемую потребность, и мы бы оставались целомудренными, без искушений, без усилий и без заслуг. Не знаю, какое глухое брожение вызывают в крови молодёжи некоторые положения и некоторые зрелища без того, чтобы она умела сама разобраться в причине этого первого беспокойства, которое не легко успокоить и которое не замедляет возродиться вновь. Отшельник, воспитанный в пустыне, без книг, без просвещения и без женщин, умер бы там девственником, какого бы возраста он ни достиг".

Родителям следует помнить, что соответствующим примером можно оказать гораздо больше влияния на ребёнка, чем прекрасными наставлениями, хотя бы ежедневно повторяемыми, но ежедневно опровергаемыми всем тем, что ребёнок наблюдает. Не даром Л.Н. Толстой остроумно, хотя и зло, определяет педагогику как науку о том, как воспитывать детей хорошо, живя самим дурно.

Домашняя обстановка нередко является первоначальным источником онанизма. Как известно, дети даже в раннем возрасте испытывают неопределённую потребность всё узнавать. Они с жадностью хватаются за всё, что может дать им сильное ощущение. Поэтому разумные родители стараются не вести при детях разговоров, которые могли бы направить их на такие предметы, знакомство с которыми является для них преждевременным.

К сожалению, об этом помнят не все и не всегда. Нередко взрослые несколько не сдерживаются в словах и поступках в присутствии детей, так как предполагают, если ребёнок очень мал, что он ничего не поймёт, а если ребёнок постарше, что он будто бы и без того всё знает и потому незачем его стесняться. Некоторым людям доставляет даже особое удовольствие вести безнравственные разговоры при детях. Когда их за это упрекают, то они оправдываются тем, что дети будто бы ничего не понимают. Это мнение, безусловно, ошибочно. Дети, в силу присущей им наблюдательности, – к сожалению, с годами она нередко исчезает, может быть в зависимости от нынешней постанови образования, – замечают очень многое из того, что от них скрывают. Они замечают всякое выражение лица и глаз у взрослых и истолковывают его так, как им подсказывает их чутьё, а нередко и возбуждённая фантазия.

Особенно резко это сказывается, разумеется, во всём, что так или иначе связано с половым чувством. Раз поразившая ребёнка картина или сцена, не понятая им вначале, не оказывая, по‑видимому, никакого прямого, развращающего на него влияния, по мере увеличения его сведений относительно половых функций всё ярче и рельефнее восстанавливается в его памяти, сильнее возбуждает его воображение, усиливает половое влечение и часто служит причиною онанизма или раннего совокупления.

Между детьми нервными, с повышенной восприимчивостью, есть много онанистов, перед глазами которых, по их собственному признанию, постоянно воспроизводится какая‑либо сцена или картина, виденная ими много лет назад и давшая первый толчок к раннему и болезненному развитию полового чувства (Тарновский).

Такое же влияние оказывает действие книг возбуждающего содержания, некоторые театральные представления, живы картины, детские балы и т.д.

В стремлении оградить ребёнка от вредных для него впечатлений не следует, однако, доходить до крайностей. Нельзя не согласиться с Маляревским, что если бы мы желали отстранить от ребёнка всё, что может влиять нежелательном образом на его воображение, то нам пришлось бы его поставить вне времени и пространства, так как на каждом шагу встречаются явления, которые могут навести ребёнка на мысли о половой жизни и т.д. Вдобавок, мы рисковали бы, что ребёнок, выйдя из таких искусственных условий и встретившись в жизни с явлениями, которые от него тщательно устраняли, будет подавлен их совокупностью. Притом ведь нигде дети не изолированы так от всех соблазнов, как в закрытых учебных заведениях, и, тем не менее, нигде онанизм и другие пороки не принимают таких размеров, как именно в этих учреждениях.

Устранение нравственно развращающих влияний большею частью мало помогает делу, так как корень зла лежит, собственно, в слабости телесного строения юноши, во влияниях, действующих главным образом на тело, а не на душу. Поэтому необходимо стремиться к укреплению и закаливанию тела, к вызову способности его противодействовать всем вредным влияниям, а это достигается путём правильной постановки всего жизненного строя, путём гигиены и целесообразного воспитания. Со стороны санитарной должен быть установлен в учебном заведении правильный, отвечающий современным требованиям науки школьно‑гигиенический надзор. Со стороны же педагогической должно быть установлено разумное, гармоническое воспитание, преследующее общеобразовательные, а не специальные какие‑либо цели.

Мы должны соответственным физическим уходам отнять у ребёнка возможность предаваться онанизму. Мы должны занять его психику так, чтобы его бьющая через край энергия получила новое направление.

Врачи и педагоги должны иметь в виду, что наша душевная энергия подлежит закону сохранения энергии. Подобно физической энергии, она может переходить в тысячу разнообразных форм. Громадная потребность в труде может перейти в бурную сексуальность, затаённое, подавленное стремление к свободе – в страстный спорт. Этот факт даёт нам правильный путь к излечению болезненных инстинктов у детей. Он даёт нам самим оружие против наших самых сильных и самых опасных врагов, которые гнездятся в тёмных глубинах бессознательности (Штекель).

Во врачебно‑педагогической литературе ещё не решён вопрос о том, кто собственно должен воспитывать ребёнка – семья или школа. По мнению одних, при современной сложности воспитания трудно и несправедливо требовать от родителей, кроме исполнения прямой обязанности – содержания семьи – ещё и умения воспитывать детей. Следовательно, и борьба с онанизмом должна быть возложена на школу, как ни учреждение, в задачи которого входит всестороннее изучение, как самого ребёнка, так и методов для выработки из него полезного и здорового члена общества. А потому и поднимаемый за последнее время вопрос о том, должна ли школа только обучать или обучать и воспитывать, следует решить в пользу воспитания и обучения (Маляревский).

Другие авторы считают школу непригодной для этого дела. Так, например, по Вирениусу, "школа поставлена так, что не может брать на себя ни борьбу с половой распущенностью, ни задачу вообще нравственного воспитания. Вся санитарная обстановка школы носит угнетающий характер и потому каждый учащийся с первого года поступления в школу начинает страдать особым, специфическим расстройством тела, преимущественно же нервной системы, выражающимся в общем понижении жизнедеятельности и в душевной неуравновешенности".

Мне думается, что никакого разногласия здесь быть не должно. И семья, и школа должны посильно стремиться к предупреждению онанизма. И семья, и школа должны стремиться к тому, чтобы укрепить душу и тело ребёнка, пробудить в ребёнке его способности и дарования, облагородить его чувства, развить в нём высшие интересы и, что особенно важно, укрепить его волю. Как мы увидим ниже, укрепление воли является главным средством лечения онанизма.

Нам приходится здесь коснуться вопроса о совместном обучении детей обоего пола с точки зрения профилактики онанизма. Противники совместного обучения (коэдукации) допускают возможность полового возбуждения при совместных занятиях детей разного пола. Напротив, сторонники его считают, что постоянное общение, сидение на одной скамье, ежедневные встречи, беседы – все эти условия не возбуждают полового чувства, а скорее сдерживают его в естественных, нормальных границах и, таким образом, являются одной из мер предупреждения онанизма.

Во время продолжительной поездке по Америке Молль расспрашивал целый ряд врачей, священников, учителей и родителей о влиянии совместного обучения, и все они подтвердили половую воздержанность людей, воспитывающихся совместно с девушками.

Многие думают, что при совместном воспитании скорее возможны половые злоупотребления. Но с сексуально‑педагогической точки зрения достаточно чревато опасностями и раздельное воспитание. Кроме того, девушке можно гораздо лучше привить умение отстоять себя и свою невинность не тогда, когда её боязливо охраняют от всякого мужского взгляда, а скорее тогда, когда общество мужчин является для неё обычным и естественным. Притом трудно сказать, когда раньше пробуждается половая жизнь – при совместном или раздельном воспитании полов. По‑видимому, нет большой разницы в наступлении половой зрелости при совместном или раздельном воспитании.

Я считаю, что совместное обучение может давать благотворные результаты лишь при том условии, если его начинают с самого раннего детства, как это и делают в тех культурных странах, где оно введено, как, например, в Северной Америке, Швейцарии. Бельгии и др. Если же совместное обучение вводится насильственным порядком в школах, где обучаются дети разного возраста, уже привыкшие к обучению лишь с детьми своего пола, то это может создать в школе нежелательную атмосферу ухаживаний, флирта и т.д. Происходящее отсюда возбуждение полового чувства может находить выход в онанизме.

Как показала анкета по вопросу о совместном обучении и воспитании, произведенная в 1919 году комиссией по вопросу сексуального воспитания среди педагогического мира Петрограда, на этой последней точке стоит большинство современных педагогов. Подавляющее большинство полученных ответов (94%) оказалось за совместное обучение, но при непременном условии, чтобы совместное обучение начиналось с самого раннего школьного возраста и проводилось, таким образом, постепенно и через более старшие возрасты.

Одною из основных задач профилактики онанизма является предупреждение возможности совращения детьми друг друга. В связи с этим возникает вопрос об изоляции детей, уже занимающихся онанизмом, от детей, ему ещё не предающихся. Я не могу, однако, согласиться с Троицким, который считает, что дети, "занимающиеся онанизмом или производящие гомосексуальные или гетеросексуальные общения с другими, должны быть немедленно изолированы и подвергнуты строгому, неусыпному контролю близких лиц, умелых, опытных гувернёров или гувернанток, преданных делу учителей и учительниц". Принимая во внимание широкое распространение онанизма, пришлось бы, с этой точки зрения, закрыть все школы, так как ведь в каждом классе имеется немало детей, занимающихся онанизмом в одиночку, а быть может и вдвоём.

Другие авторы относятся к разбираемому вопросу значительно сдержаннее. Так, Форель рекомендует обращать внимание на детей, рано созревающих в половом отношении и имеющих задатки гомосексуальности. По выражению Фореля, эти дети часто подобны волку в овчарне и вызывают настоящие заразные очаги в школах и в особенности в интернатах.

В. Тарновский и Маляревский рекомендуют изолировать детей, болезненно предрасположенных, с усиленным, рано появившимся половым стремлением, которое они удовлетворяют путём упорного онанизма с беззастенчивостью, нередко свойственною подобным детям, обнаруживающим вообще притупление нравственного чувства. Такой пример всегда гибельно действует на остальных, здоровых детей и юношей, преждевременно возбуждая в них половое чувство и приучая их к онанизму.

Среди мер предупреждения онанизма видное место принадлежит половому просвещению детей, т.е. теоретическому ознакомлению их с половой жизнью и с вредом онанизма. Ещё в 80‑х годах прошлого века В. Тарновский находил, что распространение точных, научных сведений о половом отправлении и болезнях, с ним связанных, составляет наиболее могущественное средство предотвращения порочных привычек и половых излишеств.

Незнание представляет собою самую благоприятную почву для развития онанизма. Правильные сведения о половой жизни внушают детям отвращение к нечистому в этой области со всеми проистекающими отсюда последствиями для них самих, для тех лиц, с которыми им придётся соединить свою жизнь, и для их потомства. Впрочем, у субъектов, предрасположенных дефективной наследственностью к патологической возбудимости, можно опасаться последствий преждевременного полового просвещения. Но надо при этом иметь в виду, что если преждевременное просвещение может быть опасно, то следует также опасаться и преждевременных сюрпризов (Фере).

На этой же точке стоит Оппенгейм. Он считает, что лишь знающего и преосвященного можно предохранить от онанизма и полового заражения. Во всяком случае, лишь тот, кто получил ясное представление о печальных последствиях этих явлений, лучше всего будет знать, как защищать себя, и будет стараться это делать. Таким образом, по мнению этого учёного, наш долг перед мальчиками и юношами – прежде всего, своевременно и как можно раньше ознакомить их с опасностями, сопряжёнными с удовлетворением полового влечения. "Но, указывая на опасности, трудно не говорить и о самом половом удовлетворении" (Оппенгейм).

Надо стараться, чтобы у детей никогда не появлялась мысль, что хотят сделать для них из фактов половой жизни большую тайну, чем из всего другого, что ещё недоступно их пониманию. Для того, чтобы достигнуть этого, необходимо рассматривать всё, относящееся к полу, так же, как и всё остальное, что заслуживает знания. Задачей школы является, прежде всего – не уклоняться от упоминания половых тем, касаться главных факторов продолжения рода при изучении мира животных и тотчас же подчёркивать, что человек в своей организации разделяет всё существенное с высшими животными. Если, затем, домашние условия этому не противодействуют, то будет часто случаться то, что однажды пришлось Фрейду слышать в детской, когда мальчик говорил со своей младшей сестрёнкой: "как ты можешь думать, что аист приносит маленьких детей? Ты, ведь, знаешь, что человек млекопитающее, и разве ты думаешь, что аист приносит детёнышей другим млекопитающим?"

Любопытство ребёнка никогда не достигнет высшей степени, если оно будет удовлетворяться соответствующим образом на всякой ступени учения. Разъяснение о специфически человеческих условиях половой жизни и указание на социальное значение половой жизни можно было бы тогда давать в конце обучения в народной школе (и до поступления в среднюю школу), следовательно, не позднее 10‑летнего возраста. Наконец, время конфирмации особенно удобно для того, чтобы изложить ребёнку, уже ознакомленному со всем, что касается тела, нравственные обязанности, которые связаны с выполнением влечения (Фрейд).

Далее, возникает вопрос о том, в каком возрасте следует знакомить детей с вопросами пола. Некоторые авторы находят, что следует предпочесть более раннее ознакомление с этим вопросом более позднему. Напротив, Нотхафт решительно протестует против того, чтобы в школе предостерегали от онанизма детей, которые ещё не онанировали. "Это было бы так же нелепо, – говорит он, – как если бы методическое, незаметное просвещение шаг за шагом было преподнесено в форме торжественного напутствия, однократного, внезапного посвящения. Неужели писатели, которые рекомендуют нечто подобное, забыли своё собственное детство? Ведь все мы, будучи мальчиками, перелазали в соседский сад и таскали кислые, недозрелые яблоки, разрывая при этом штаны, хотя дома нам предлагали лучшие плоды. А почему? Потому что – запретный плод. Тайком, в клозете учебного заведения, поздно ночью, мы тянули из трубок отвратительный табак, хотя нас тошнило от него, а между тем, будучи студентами, не курили и третьей части его. Почему? Потому что – запретный плод. Точно также ребёнок, когда учителя или родители говорят ему, чтобы он не онанировал, что этого нельзя делать, а особенно, когда ему говорят, с другой стороны, что это очень приятно и похожее на то, что делают родители, то раньше или позже любопытный ребёнок пойдёт на "великое открытие". Но раз ребёнок онанирует, то никакие добрые советы ему не помогут, а того, кто этого не делает, они, наверное, погубят, тогда как без советов он, быть может, никогда не подумал бы об этом или, во всяком случае, напал бы на эту мысль гораздо позднее. Таким образом, мы достигнем только того, что тайные грешники будут вербовать ещё более юный контингент, чем теперь, и что если у горстки детей мы уменьшим влечение к онанизму, то тем более эта привычка укоренится у массы детей" (Нотхафт).

Молль находит, что биология и физиология размножения, т.е. все объективные явления размножения, должны быть сообщены в раннем детстве, тогда как предостережения против онанизма должны быть сделаны в среднем между 13 и 14 годами жизни ребёнка. Я считаю, что говорить о вреде онанизма, притом в самой мягкой форме, указывая на нежелательность этого явления, на возможные вред его и т.д., следует лишь таким детям, относительно которых имеется довольно веское подозрение в том, что они усердно онанируют.

И, по мнению Калмыковой, может появиться опасение, не послужит ли затрагивание, обсуждение различных вопросов и явлений, связанных с половою жизнью, прежде всего к вреду, так как будет привлекать к нему внимание, следовательно, служить поводом к тому первому возбуждению, которое, прежде всего, желательно довести до минимума. Опасение это совершенно основательно, и при таком общении нужны большая осторожность, много душевного такта, чтобы знать, о чём, когда и с кем говорить. Но рядом с этим опасением в нашем сознании должно стоять убеждение, что волнующие вопросы ежедневно вкривь и вкось затрагиваются в детях жизнью, что всякое другое знание доставляется им жизнью в полном изобилии. "И да сохранит нас Бог, – говорит она, – при таком общении с воспитываемыми ото лжи, от слов пустых, от морализирования, иначе всё пропало, и дети наши отнесутся к нам с тем же чувством презрения, которое испытывает Гамлет, когда он говорит: «Видишь ли, какую ничтожную вещь ты из меня делаешь? Ты хочешь играть на мне, ты хочешь проникнуть в тайны моего сердца, ты хочешь испытать меня от низшей до высочайшей ноты. Вот в этом маленьком инструменте (флейте) много гармонии, прекрасный голос – и ты не можешь заставить говорить его. Чёрт возьми, думаешь ли ты, что на мне легче играть, чем на флейте? Назови меня каким угодно инструментом – ты можешь меня расстроить, но не играть на мне»[36].

Я вынужден оставить в стороне вопрос о том, как именно следует вести половое просвещение детей. По этому предмету имеется на русском языке целый ряд оригинальных и переводных произведений. Мы назовём здесь некоторые из них: Н. Жаринцова, "Объяснение полового вопроса детям"; Окер‑Блом, "Что рассказывал дядя‑доктор мальчику‑племяннику"; М. Лишневская, "Половое воспитание детей"; Буш, "Долой сказки об аистах"; Зиберт, "Книга для родителей" и др. Критический обзор некоторых из этих сочинений см. Громбах, "То, о чём не говорят" (о так называемом половом воспитании), Москва, 1909 г .

Я настаиваю на индивидуальном характере полового просвещения. Если опасно в этих вопросах возбуждать индивидуальное любопытство, то ещё опаснее возбуждать коллективное любопытство. Школа может сделать предметом преподавания биологические данные, в особенности касающиеся мира животных и растений, но школа никоим образом не должна брать на себя обязанность предупреждать 12‑летних девочек и 14‑летних мальчиков об опасностях онанизма. Подобные разъяснения может взять на себя исключительно такое лицо, которое приобрело полное доверие ребёнка и серьёзно изучило его индивидуальные особенности.

Для того чтобы познакомиться с отношением самой молодёжи к вопросу о половом просвещении и профилактике онанизма, мы приведём здесь некоторые взгляды, высказанные в обширном письме ученика старших классов одной из германских гимназий, помещённом в органе "Германского Общества борьбы с половыми болезнями".

По мнению анонимного автора, книги об онанизме действуют иногда на молодёжь не успокаивающим, а наоборот, возбуждающим образом. Имеются сообщения о случаях, где юноши онанировали, имея перед собою книгу о вреде онанизма. Автор письма считает несравненно более полезным устное ознакомление подростков с вопросом об онанизме.

Автор письма категорически высказывается против специальных уроков, посвящённых половому просвещению, так как внимание юношей было бы до крайности напряжено в ожидании сообщения им большой тайны. Лучше было бы, по его мнению, говорить об этом вскользь на уроках естественной истории или родного языка. Но главная задача по ознакомлению детей с половым вопросом лежит, по мнению автора письма, не в школе, а на родителях.

Когда советуют учащимся не читать того или другого беллетристического произведения, как "неподходящего", то нередко такой совет лишь разжигает интерес к запретной книге. Найдя её, ученик читает её с повышенным интересом, особенно эротические сцены, из‑за которых ему было запрещено читать данную книгу.

Само собою разумеется, что следует избегать какого бы то ни было застращивание детей вредными последствиями онанизма. Далее, советы, имеющие исключительно целью предохранение и не выясняющие сущности дела, никогда не достигают цели. Ещё более неудачными оказываются наставления, если они подкрепляются указаниями на такие последствия, которые в действительности встречаются не постоянно, а наблюдаются редко, как исключения. "Намеренное преувеличение болезненных явлений, следующих за нарушением какой‑либо предохранительной меры, совершенно разрушают веру не только в данное предостережение, но и во все подобные предложения. Напротив, если болезненные изменения, развивающиеся вслед за известным нарушение, изложены в строгой последовательности, то наступление малейшего из сказанных отклонений лучше всяких слов убеждает в целесообразности данного совета. Вот почему застращивание угрожающими последствиями, несогласными с истиною, развивая болезненный страх у боязливых, нервных юношей, проходят бесследно для здоровых, которые ежедневным опытом и примером близких и старших убеждаются в ложности предсказанных бедствий" (Тарновский).

Запугивание вредными последствиями онанизма иногда даже приводят онаниста к убеждению, что он уже погиб, и потому ему не стоит дальше себя беречь. Так было в нижеследующем случае из моей практики, касающемся инженера, 33 лет.

"Я жил до 10 лет в деревне, затем жил в городе. Впервые вопросы половой жизни заинтересовали меня лет с 12‑13 и сразу же я попал в среду товарищей, где был сильно развит онанизм. Жил я тогда в общежитии при реальном училище, где нас помещалось до 60 человек. Дурной пример заражает в такой обстановке очень легко, тем более, что среди воспитателей не было ни одного, который старался бы проникнуть в эту сторону нашей жизни. Под влиянием любопытства и я с 14,5 лет стал тоже онанировать, совершенно не подозревая, что это – порок. Не предавался я этому пороку открыто только по привитой мне с детства стыдливости. Когда мне было 15,5 лет, случайно мне попала в руки книжка, где в самых мрачных красках описывались последствия этого порока. Книга эта произвела на меня сильное впечатление, настолько сильное, что я считал себя уже человеком погибшим, и потому не старался сдерживаться. При более хладнокровном и спокойном размышлении я находил свои страхи преувеличенными. Книга грозила, что порок вызывает немедленный подрыв в здоровье и способностях, а между тем я был здоровым, ловким мальчиком, и по своему умственному развитию и успехам в классе я был одним из первых среди товарищей и реальное училище я кончил первым учеником. Но, во всяком случае, душевное спокойствие моё нарушилось, и периоды бодрости сменялись периодами отчаяния. Моё состояние было тем хуже, что по природной своей скрытности я никогда никому не открывал своей тайны. С течением времени у меня уже создалась привычка к пороку, и отказаться от него было всё труднее и труднее. Ласки женщины я ещё не знал – к проституткам не прибегал из боязни заражения – и с женщиной впервые сошёлся, женившись 22 лет. Приблизительно за полгода до женитьбы я сумел себя побороть, и, казалось, навсегда освободился от порока".

Наряду с этим мне почти ежедневно приходится видеть людей, которые впервые из книг узнали о вреде онанизма и стали бороться с привычкой к нему. Этот факт уже сам по себе укрывает на необходимость ознакомления молодёжи обоего пола в устной форме и в печати с вредом онанизма.

В заключение считаем уместным привести здесь постановления, принятые в 1919 году Учёным Комитетом при научно‑медицинском отделе Комиссариата Народного Просвещения по вопросу о правильной постановке полового воспитания:

1. Половое воспитание, как таковое, неотделимо от общего воспитания.

2. Для правильной постановки этого вопроса необходимо ознакомление педагогического персонала с вопросами сексуального воспитания и просвещения.

3. Необходимо давать детям своевременно рациональные сведения по половому вопросу соответственно ходу их индивидуального развития.

4. На обязанности школьных врачей должно лежать своевременное ознакомление учащихся с вопросами половой гигиены.

5. На педагогическом персонале лежит обязанность следить за правильным моральным воспитанием учащихся (влияние товарищей, литературы и зрелищ).

6. Необходимо следить за правильным воспитанием нервной системы (с указанием на влияние на нервную систему алкоголя и курения).

7. Необходима в школе правильная постановка физического воспитания (игры, спорт, гимнастика и укрепление организма путём закаливания).

8. На педагогическом персонале лежит правильный подбор литературы, соответственно возрасту учащихся.

9. Особенно тщательного внимания требует постановка совместного обучения.

10. Интернат должен находиться под наблюдением опытных педагогов.

11. Весьма желательно, чтобы лишённые семейной обстановки дети помещались периодически в семейную обстановку учителей и воспитателей.

12. Необходимо немедленно создать инструкторские курсы по вопросам сексуального воспитания для педагогов и врачей.

13. Необходимо устройство лекций для родителей по вопросам общего воспитания с акцентированием особого внимания на вопросах сексуального воспитания.

 

13. Прогноз
15. Лечение



Современная медицина:



Поиск по сайту:



Скачать медицинские книги
в формате DJVU

Цитата:

Орибазиус, компилировавший греческие и римские медицинские работы, живший спустя два столетия после Галена, также упоминал о вижениях мозга, заметных на родничках новорожденных и у взрослых людей и животных с нарушением целости костей черепа. Причиной пульсаторных движений мозга Орибазиус считал дыхательные движения и ритм сердечных сокращений. После большого перерыва вопрос о движениях мозга вновь был поставлен на обсуждение Фаллопием (1562). Изучая мозг, этот ученый не обнаружил его пульсации.

Медликбез:

Народная медицина: чем лучше традиционной?
—•—
Как быстро справиться с простудой
—•—
Как вылечить почки народными средствами
—•—


Врач - философ; ведь нет большой разницы между мудростью и медициной.
Гиппократ


Медицинская классика