Главная страница


Книги:

М.А.Захарченко, Курс нервных болезней (1930)

Словарь
медицинских терминов

- 0 5 A H M T А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Я

МНОЖЕСТВЕННЫЙ СКЛЕРОЗ. SCLEROSIS MULTIPLEX S. DISSEM1NATA

 

Анатомическая сущность этой болезни заключается в образовании особых очагов, так называемых бляшек, в разных отделах нервной системы.

Такая бляшка может локализоваться в спинном мозгу, и тогда в клинике болезни будут преобладать спинальные симптомы, известные вам по изучению миэлита. Она может расположиться где-нибудь в мозговом стволе и дать картину стволовых заболеваний. Она может развиться в мозжечке или головном мозгу, и в результате этого возникнут картины мозжечковых или церебральных процессов.

Наконец установлено, что поражаться могут и периферические нервы, давая симптомы невритов.

Таких бляшек чаще всего бывает не одна, а несколько, и вследствие этого картина болезни может стать особенно сложной.

В результате всего этого говорить о клинической картине множественного склероза как о чем-то едином нельзя: здесь дело идет о многих различных картинах, дело идет о различных типах болезни. клиническая картина.

1. Спинальный тип. Если бляшка разовьется в спинном мозгу, то она, говоря вообще, даст картину поперечного миелита. Разовьются, стало быть, параплегия, параанестезия и расстройства тазовых органов. От уровня расположения бляшки будут зависеть высота анестезии и распределение параличей, т. е. окажутся ли парализованными только нижние конечности или же все четыре конечности. В случае поражения одной половины спинного мозга, вы встретите знакомую вам картину паралича Броун-Секара.

Если бляшка заденет и серое вещество на уровне утолщений — шейного или поясничного, то вы можете наблюдать, наряду с симптомами центрального паралича, еще и признаки паралича периферического, т. е. атрофии, понижение тонуса, исчезание сухожильных рефлексов.

Все эти схемы осуществляются на практике более или менее полно — в зависимости от частоты случая. Но в общем можно заметить в сочетании этих.симптомов ряд особенностей, которые повторяются с довольно большой правильностью. Это станет вам понятнее, если я разберу те подвиды спинального типа, которые наблюдаются при множественном склерозе, так же как при обычном миэлите.

Основным можно считать такой случай, когда бляшка локализуется в дорзальном отделе спинного мозга.

Обычно дело идет о человеке молодого или среднего возраста; чаще это мужчина, так как женщины заболевают очти в два раза реже.

Из анамнеза вы можете узнать, например, следующее.

Уже сравнительно давно пациент стал замечать у себя быструю утомляемость в ногах, на которую он сначала не обращал внимания. Затем однажды у него развилась слабость в одной ноге, и он слег в постель.

От постельного содержания и кое-какого лечения эта слабость прошла, и наступило почти полное выздоровление. При настойчивом расспросе больной добавит, что все-таки некоторое ослабление одной ноги осталось, но очень незначительное. В таком состоянии он приступил к своим обычным занятиям и на некоторое время забыл об этом случае. Но спустя полгода он снова заметил у себя ухудшение: опять появилась утомляемость в ногах, которая постепенно наросла до степени нижнего парапареза.

Если пациент поступит под ваше наблюдение в этой стадии болезни, то вы найдете у него следующее.

Во-первых, будет наблюдаться нижний парапарез обычного спинального типа, т. е. спастические явления в ногах, повышение мышечного тонуса, повышение сухожильных рефлексов и наличность одного или нескольких патологических рефлексов.

Здесь вы встретитесь с первой особенностью, отличающей множественный склероз от обычного миэлита. Чаще всего параличи сравнительно долго не особенно сильно выражены — не переступают границы парезов, легких или средней степени. Только через много времени после начала болезни формируется тяжелая параплегия.

Расстройства чувствительности в виде параанестезии чаще всего также окажутся налицо, хотя в меньшинстве случаев их может и не быть.

Но если вы их и найдете, то они все-таки будут заметно отличаться от того, что обычно наблюдается при поперечном миэлите. Так, прежде всего слабо развиты субъективные расстройства: нет, или почти нет, корешковых болей и парестезий, без которых не обходится ни один миэлит. Степень параанестезии очень невелика, — и верхняя ее граница бывает выражена очень не отчетливо, определяется с трудом.

Часто понижение чувствительности бывает выражено сильнее в периферических-отделах и постепенно ослабевает в направлении к центру.

Вообще основную черту в картине расстройств чувствительности можно определить так: здесь бросается в глаза несоответствие между степенью поражения двигательной сферы и сферы чувствующей — последняя обыкновенно бывает задета слабее.

Наконец если вы спросите больного о расстройствах тазовых органов — последних из триады спинальных симптомов, — то вы натолкнетесь еще на одну особенность множественного склероза.

Эти расстройства обычно не достигают той силы, как при поперечных миэлитах, они развиваются поздно и постепенно и долгое время носят рудиментарный характер. Они не кричат сами о себе, не угрожают жизни больного, их надо разыскивать, надо допытываться о них у пациентов.

Поразительно слабой окажется также наклонность к вазомоторным и трофическим расстройствам: пролежень, бич спинальных больных, вы встретите здесь редко, и только в последних стадиях болезни.

Я разобрал картину, которую дает бляшка в дорзальном отделе спинного мозга. Вы знаете из учения о миэлите, что поражение нижних отделов мозга налагает свой особый отпечаток на картину болезни. Применимо ли это положение к множественному склерозу?

Несомненно применимо, хотя соответствующие клинические варианты изучены еще мало.

Так, есть попытки выделить сакральную форму множественного склероза. Главными клиническими чертами этого типа являются расстройства тазовых органов, центры которых заложены преимущественно в крестцовом отделе. Это — недержание мочи и испражнений, расстройства со стороны половой сферы, иногда довольно причудливые, потеря анального рефлекса, анестезия вокруг заднего прохода; иногда утрата ахилловых рефлексов.

Теоретически, должна существовать еще люмбальная форма. Вероятно, и она существует, но отчетливых сведений о ней мы в настоящее время не имеем. Соответствующую клиническую картину можно построить только чисто теоретически. По общему смыслу наших сведений, при ней должны входить черты периферических параличей в нижнюю параплегию, так как клетки периферических нейронов для ног заложены между прочим и в поясничном отделе. В остальном, вероятно, дело должно идти о картине, известной вам до изучению миэлита.

Делались еще попытки выделить цервикальную форму, зависящую от образования бляшек в шейном отделе. то, что описывается под таким названием, представляет, вероятно, одну из возможных форм, — надо думать, не единственную. Здесь на первый план выставляют расстройства глубокой чувствительности — атаксию и расстройство стереогностического чувства. Дальше следуют легкие парезы центрального типа и слабые расстройства кожной чувствительности. Обращает на себя внимание наклонность к половинному поражению спинного мозга, соответственно чему в картине болезни можно подметить слабо выраженный тип паралича Броун-Секара. Вероятно, более подробное изучение обнаружит и основную черту цервикальных процессов — атрофические параличи в руках.

Кроме того при всех вообще спинальных формах очень часто наблюдается ранняя утрата брюшного рефлекса.

Симптому этому придается большое значение, и проверку его никогда не надо забывать.

Заканчивая описание спинальных форм, я резюмирую в нескольких словах все сказанное.

Если бы, встретившись с одной из спинальных форм множественного склероза, вы спросили себя, чем она отличается от обычного школьного случая миэлита, то ответить надо было бы так.

Очень длинен здесь период предвестников в виде большой утомляемости без выраженных параличей.

Не совсем обычно для миэлита течение приступами, которые отделены большими ремиссиями.

Большой продолжительности болезни часто не соответствует сравнительно слабая степень параличей.

Есть несоответствие между степенью поражения двигательной сферы и чувствующей — последняя затронута слабо.

Слабо выражены явления раздражения со стороны чувствующей сферы. Слабо поражены тазовые органы. Отсутствуют трофические расстройства.

Кроме того, выделив чисто спинальные явления, вы в большинстве случаев получите еще некоторый остаток, некоторые добавочные явления.

В чем они состоят, я скажу вам позже, сейчас же я только обращу ваше внимание на самую возможность таких добавочных симптомов и на их сравнительную частоту.

И наконец, как правило, не удается установить никакого этиологического момента, который бы удовлетворительно объяснял возникновение болезни.

2. Стволовой тип. Следующим типом множественного склероза является стволовая форма. Она зависит от образования бляшек или в продолговатом мозгу, или в варолиевом мосту, или в ножках мозга. Смотря по тому, где именно разовьется процесс, возникнет та или иная картина. Отсюда — пестрота клинических проявлений при этой форме болезни, — пестрота, которая увеличивается еще тем, что может развиться несколько бляшек в разных отделах мозгового ствола, отчего получится комбинированная картина. Если прибавить еще то, что стволовые формы изучены очень недостаточно, то вы поймете, почему так трудно дать конкретный очерк относящихся сюда картин: их приходится описывать преимущественно в общих чертах.

Локализация в продолговатом мозгу дает картины так называемого бульбарного паралича: парезы подъязычного, языкоглоточного, блуждающего и слухового нервов. В результате этого получается расстройство речи с характером дизартрии, расстройство глотания и фонации. Обычно эти симптомы бывают выражены не особенно сильно и развиваются с большой постепенностью. Поражение длинных проводящих путей (пирамид, петли и т. п.) дает центральные параличи конечностей, атаксию и отчасти расстройства кожной чувствительности.

Участие в процессе варолиева моста дает параличи лицевого, отводящего и тройничного нервов. Кроме того могут поражаться центральные нейроны к нижележащим ядрам бульбарных нервов, в результате чего получается картина псевдобульбарного паралича.

Бы знаете, что в функциональном смысле это тот же бульбарный паралич, но только центральный, а не периферический. Следовательно в конечном счете здесь к картине бульбарного паралича прибавятся явления со стороны нервов, заложенных в варолиевом мосту, т. е. тройничного, отводящего и лицевого нервов.

Бляшки в ножках мозга могут прибавить явления со стороны глазодвигательного и блокового нервов.

И при стволовой форме характерным для данного заболевания является то обстоятельство, что картина болезни развивается не сразу, а постепенно и с более или менее значительными колебаниями.

3.Мозжечковый тип. Важная клиническая разновидность получается в том случае, если бляшка локализуется в мозжечке.

Эта так называемая мозжечковая форма дает картину, особенно бросающуюся в глаза. Поэтому на заре учения о множественном склерозе эта форма считалась классической, наиболее типичной, а все остальные относились к атипичным случаям. Фактически это, разумеется, неверно, мозжечковая форма дает очень небольшой процент всех случаев болезни.

Характеризуется она наличностью мозжечковой атаксии, интенционного дрожания, скандированной речи и нистагма.

На первый план в картине болезни выступит мозжечковая атаксия с сопутствующими субъективными ощущениями — головокружением разных: типов, шумом в голове, шумами в ушах и тошнотой. Напомню вам лишний раз, что для .мозжечковой атаксии характерно нормальное состояние сознательной глубокой чувствительности и в то же время наличность расстройств координации движений.

Об интенционном треморе я вскользь говорил, когда излагал общую часть; напомню вам и это. При наличности интенционного дрожания больной в покойном положении не обнаруживает никаких явлений гиперкинеза.

Но лишь только он начинает делать какое-нибудь движение, например рукой, как в этой руке появляется крупная дрожь. Чем дальше идет движение, тем объемистее делается дрожь и в конце концов усиливается до такой степени, что выполнение задуманного двигательного акта становятся невозможным. Если, например, предложить пациенту взять со стола стакан с водой, то больной, до этого совершенно неподвижный, начинает понемногу, что называется, весь ходить ходуном. Рука его с трудом доходит до стакана, захватывает с большими толчками, часто даже роняет на пол. Но, во всяком случае, поднести его ко рту, как правило, не удается: к этому моменту дрожание делается настолько объемистым, что вся вода расплескивается, стакан вместо рта попадает куда-нибудь в сторону и т. д. Вместе с тем обыкновенно начинается дрожь во всем теле, начинает сильно трястись голова, которая до этого только чуть дрожала. С прекращением попыток к движению дрожь постепенно успокаивается.

Труднее представить себе скандированную речь тому, кто ее не слыхал. Больной при этом рубит каждое слово на отдельные слоги, произносит их с расстановкой и с какими-то своеобразными ударениями. Иногда одновременно наблюдается изменение тембра голоса, появляется глуховатый, носовой оттенок звука и колебания его силы: больной говорит то громче, то тише.

Наконец последний симптом этой формы — нистагм — вам должен быть настолько хорошо известен, что описывать его я не считаю нужным.

4. Церебральный тип. Остается разобрать еще одну форму — церебральную, которая создается развитием бляшек в полушариях головного мозга.

Ввиду того, что такая локализация может быть очень разнообразна, а число бляшек очень различно, клинические картины бывают довольно пестры. Возможен наиболее элементарный тип церебральных процессов в виде гемиплегии с гемианестезией, если поражено одно полушарие. Возможна церебральная диплегия, если задеты оба полушария. Но в таком чистом виде этот тип встречается, вероятно, реже всего. Обычно же он бывает богато осложнен различными добавочными симптомами. Эти добавочные симптомы могут носить прежде всего также гнездный характер. Например помимо гемиплегии, вызванной очагом во внутренней капсуле, может быть насильственный плач или смех в зависимости от поражения зрительного бугра, или гемианопсия в зависимости от очага в затылочной доле, афазические расстройства и т. д.

С другой стороны, дело может идти о так называемых общемозговых симптомах. Это могут быть головные боли, головокружения, рвота, застойные соски, эпилептические припадки, изменения психики и т. д.

Особого упоминания заслуживает частое поражение зрительного нерва. Клинически оно сказывается понижением остроты зрения и ограничением его поля то в виде скотом, то концентрического сужения, то различных гемианопсий. Офтальмоскопически нередко наблюдается легкая, атрофия височных половин сетчатки, точнее — битемпоральное побледнение соска зрительного нерва. Этот последний симптом настолько обычен, что наряду с исчезновением брюшного рефлекса ему принято придавать большое значение в диагностике множественного склероза.

Я набросал перед вами схематические картины главных типов множественного склероза. Надо сейчас же оговориться, что в таком чистом виде эти картины встречаются сравнительно .редко: так бывает тс ко в начальных стадиях болезни, и то не всегда. Объясняется это тем, что такие чистые случаи предполагают наличность одного очага, одной бляшки в каком-нибудь участке нервной системы. Между тем в названии разбираемой болезни не случайно имеется слово «множественный»: для нее типична множественность очагов, а нетипичным, или эпизодическим, является существование одного очага. Вот почему на практике вы обычно встретите комбинированные картины, слагающиеся из симптомов спинальных и церебральных, пли спинальных и мозжечковых, стволовых и церебральных и т. д.

Вы спросите, какую же цену в таком случае имеют все эти чистые типы, если они являются скорее исключением, чем правилом? Ответом будет указание на тот основной принцип, которым вы должны руководиться при постановке диагноза множественного склероза.

Встретившись со сложной и запутанной картиной, вы должны попытаться разбить все симптомы на несколько групп. Если одну из таких групп можно будет объяснить спинальным очагом, а другую — стволовым, мозжечковым, или церебральным, или комбинацией нескольких очагов, то самая важная часть диагностической работы будет вами уже проделана. Анализ, заставляющий допустить несколько очагов, чтобы объяснить картину болезни, говорит в пользу множественного склероза И чтобы окончательно остановиться на этом диагнозе, вам нужно будет констатировать еще другой факт: те особенности развигия и течения болезни, о которых я уже говорил. Симптомы множественного склероза развиваются постепенно, отсюда общий характер болезни — прогрессивный.

С другой стороны, на фоне такого прогрессирующего течения можно отметить колебания в развитии то одного, то нескольких, то всех симптомов: они то усиливаются, то ослабевают, то совсем исчезают на некоторое время, а затем снова появляются.

Отсюда другая характерная черта множественного склероза — наклонность к ремиссиям и интермиссиям.

Установить эти две черты — значит поставить диагноз, так сказать, начерно.

Окончательная работа — так сказать, отделка диагноза набело — будет состоять в том, чтобы исключить другие болезни, дающие иногда множественные очаги.

На первом плане будет стоять вездесущий и всемогущий сифилис.

Тщательное изучение вопроса об этой инфекции анамнестическим путем, поиски за следами у больного бывшего сифилиса, вассермановская реакция с кровью и спинномозговой жидкостью дадут вам главные опорные пункты для дифференциального диагноза.

Реакция Вассермана при множественном склерозе в большинстве случаев бывает отрицательной.

Что же касается подробного анализа спинномозговой жидкости, то в общем серьезные ее изменения здесь наблюдаются гораздо реже, чем при нейросифилисе.

Но в отдельных случаях они все-таки возможны: можно найти или плеоцитоз, или увеличенное количество белка, или патологический тип коллоидных реакций и т. д Такие результаты, как известно, получаются и при нейросифилисе. Однако же при множественном склерозе редко наблюдается такое нагромождение положительных результатов во всех реакциях, как это нередко бывает у сифилитиков. Обычно дело обстоит так, что получается какой-нибудь один симптом или два, и притом слабо выраженные.

А сочетание этих слабых мнимо сифилитических симптомов с отрицательной реакцией Вассермана и вообще с отрицательными данными относительно сифилиса уже в известной мере характерно для множественного склероза.

Другие заболевания, дающие указания на множественную локализацию процесса, — вроде, например, сирингомиэлии или таких редкостей, как лейкемия, пернициозная анемия, саркоматоз и т.п. , — настолько отличаются по сумме всех симптомов, что серьезно говорить о возможности смешения довольно трудно. течение.

Чтобы покончить с клиникой, я должен коснуться вопроса о течении болезни Самое главное уже в сущности сказано мною» и теперь только остается, отчасти повторяясь, резюмировать все отдельные замечания по этому поводу.

В громадном большинстве случаев болезнь протекает хронически прогрессивно. Случаи острого множественного склероза, бурно развивающегося и быстро заканчивающегося смертью, представляют редкое явление. Обыкновенно же дело начинается с какого-нибудь отдельного симптома, который держится недолго и сравнительно быстро исчезает.

Например у пациента развивается в короткий срок слепота на один или оба глаза и какое-то необъяснимое головокружение. Немного времени спустя все проходит, и больной постепенно забывает об этом инциденте, который так и остался невыясненным. Но через некоторое время у него появляется слабость в одной или обеих ногах, которая затем так же постепенно проходит — совсем или почти совсем А затем после этой второй ремиссии развивается уже более стойкая картина одного из тех типов, которые я вам описывал. Эта картина остается уже на всю жизнь, хотя и здесь довольно обычны колебания в интенсивности как отдельных симптомов, так и всей их суммы. А кроме того к этому основному ядру с течением времени прибавляются все новые и новые признаки, больной постепенно делается все больше и больше инвалидом, и через много лет, иногда через несколько десятков лет, болезнь заканчивается смертельным исходом. Погибают больные или от случайных заболеваний, или от бульбарных явлений, от последствий расстройства тазовых органов, или, наконец, от общего маразма и пролежней патологическая анатомия

В чем состоит анатомическая подкладка множественною склероза? Это нужно уяснить как можно отчетливее, потому что манера представлять себе измененную нервную систему в пространстве — анатомическое мышление — здесь необходима больше, чем где бы то ни было.

Патологоанатомической единицей при этой болезни является бляшка склероза, очаг особого типа. Число таких очагов очень разнообразно и в отдельных случаях доходит до нескольких сотен.

Величина их также разнообразна — начиная с микроскопических размеров и кончая несколькими сантиметрами в поперечнике. Форма —  неправильная, округлая или вытянутая. Эти бляшки располагаются, как уже было сказано, во всех отделах нервной системы и в спинном мозгу, и в мозговом стволе, и в мозжечке, и в головном мозгу, а иногда и в периферических нервах.

Чаще они развиваются в белом веществе, реже — в сером; нередка локализация — ив коре большого мозга и мозжечка.

В результате этого при вполне развитой болезни нервная система как бы начинена массой мелких и крупных очагов, разбросанных без всякой правильности. Если вы хотите это представить себе образно, вы возьмите в качестве модели всем известный хлеб с изюмом, самый хлеб в этом случае будет изображать собою нервную систему, а отдельные изюминки — очаги.

Я задерживаюсь на пространственной стороне макроскопического описания потому, что, как я уже сказал, эта сторона здесь особенно важна только вполне отчетливо представляя себе все разнообразие анатомической подкладки, вы сможете освоиться с разнообразием клинических картин при этой болезни.

Теперь вам надо уяснить себе микроскопическое строение прежде всего каждой отдельной бляшки. Это лучше всего сделать, если для начала взять бляшку, расположенную в белом веществе.

При этом условии главным объектом для изменений окажутся миэлиновые нервные волокна различных проводящих путей.

Изменения волокон касаются прежде всего их миэлиновой оболочки. Суть дела состоит в том, что этот чехол на некотором протяжении исчезает Это похоже на то, как если бы вы содрали кору с дерева в каком-нибудь. месте, на протяжении полуаршина, а по обе стороны от этого обнаженного участка оставили ее совершенно целой Миэлиновая оболочка исчезает на каком-нибудь длинном проводнике, например на пирамидном пути, только в пределах очага. А выше и ниже очага она остается в нормальном состоянии.

Разумеется, это — схема, дающая только основной план хода процесса Конкретно же он проходит ряд стадий, во время которых его гистологические формы бывают различны. Например миэлиновая оболочка не исчезает в буквальном смысле этого слова, а только растрескивается на части, которые красятся осмием в черный цвет, как это бывает при перерождении нервного волокна.

Или она вообще плохо красится, хотя все-таки существует. Но, повторяю, все эти гистологические подробности соответствуют только известным стадиям процесса, оканчивается же дело все-таки-полным исчезновением миэлина.

Когда это произойдет, то другая составная часть волокна, осевой цилиндр, окажется в пределах очага обнаженным, как электрический провод, с которого в одном месте содрали изоляцию

В каком состоянии будет самый цилиндр на таком участке? Иногда он бывает совершенно нормален, иногда же и он несколько изменяется. Так, можно иногда наблюдать его истончение, иногда, наоборот, разбухание; иногда вместо того, чтобы тянуться ровной линией, как кровеносные сосуды у молодого человека, он принимает извилистый ход, как сосуды у артериосклеротика.

В очень поздних стадиях болезни в конце концов и он совершенно распадается, так что происходит полный перерыв волокна с последующим валлеровским перерождением. По общему правилу, в месте распада ткани возникает фагоцитарная реакция. Это значит, что из тех или иных источников появляется большое количество клеточных элементов, привлекаемых распадом и поглощающих его. Отсюда — наличность в районе очага инфильтрата — скопления клеток-различных гистологических типов. По морфологическим особенностям, т. е. по внешнему виду. и по отношению к различным краскам, среди элементов инфильтрата находят лимфоциты, лейкоциты, зернистые шары, тучные клетки, плазматические, эпителиоидные.

Откуда берутся все эти клетки? Этот вопрос решался много раз в различном смысле.

В последнее время начинает распространяться тот взгляд, что вое они происходят от одного предка, являются как бы разными племенами, имеющими одного общего прародителя. Они могут переходить, говоря вообще, одна в другую. Вы знаете из гистологии, что такая способность разных клеточных типов, принадлежащих к одному виду, переходить один в другой называется метаплазией. Разнообразный состав инфильтрата, стало быть, является результатом метаплазии его элементов.

Кто является общим прародителем всех этих клеток инфильтрата?

Эту роль теперь приписывают: 1) лимфоцитам, в свою очередь могущим возникать из так называемых дремлющих соединительнотканных клеток, 2) глиозным клеткам. Эти два прародителя под влиянием различных химических раздражителей, образующихся в пределах бляшки, подвергаются ряду изменений, в результате чего образуется ряд различных клеток, скопляющихся в инфильтрате. Инфильтрат этот находится как в стенках сосудов, точнее в так называемых периваскулярных пространствах, так и в веществе самой нервной системы.

По мере того как рассасывается инфильтрат, освободившееся место заполняется разрастающейся глией. Образуется участок, где глия избыточно размножилась, дала явления нейроглиального склероза, аналогичные соединительнотканному рубцу.

Сделанное мною описание бляшки в белом веществе применимо и к тому случаю, когда она развивается среди скопления нервных клеток, например в мозговой коре или в сером веществе спинного мозга. Тогда первично будут изменяться нервные клетки, они переживут ряд изменений в своей структуре и в конце концов могут погибнуть, уступая место размножающейся глиозной ткани.

Замечено только, что в пределах серого вещества весь этот процесс совершается гораздо медленнее, протекает более вяло — как будто серые массы более резистентны против воздействия основной болезненной причины.

Таково строение бляшки, этой основной единицы анатомических изменений при множественном склерозе.

Однако же образованием бляшек патологоанатомическая картина болезни не исчерпывается. Чтобы представить себе ее более полна, вы должны иметь в виду еще изменения сосудов и изменения мозговых оболочек.

Сосудистая система не остается безразличной при разбираемом процессе, она также подвергается ряду изменений. Одно из них я уже вам указал — это инфильтрация периваскулярных пространств и стенок сосудов различными клеточными образованиями.

Кроме того наблюдается еще утолщение их стенок — особенно наружного слоя, гиалнновое перерождение, изредка образование тромбов. Количество сосудов иногда бывает увеличено по сравнению с нормой, — стало быть, наблюдается их размножение, а также расширение и переполнение кровью.

Что касается оболочек, то они часто бывают изменены: в них наблюдаются явления хронического воспаления — в виде разрастания соединительной ткани и их склероза, сращений с веществом мозга, иногда отека. патогенез.

Если вы теперь перейдете к патогенезу множественного склероза, то перед вами окажется два ряда вопросов: одни касаются механизма клинических проявлений болезни, а другие — механизма анатомических изменений.

Патогенез в области клиники особых трудностей объяснения не представляет. Явления выпадения — париличи и анестезии — легко объясняются наличностью очагов деструктивного процесса. Анатомическая особенность этого процесса — наклонность повреждать главным образом одну часть нервного волокна и оставлять целой другую — объясняет, вероятно, то обстоятельство, что и параличи, и анестезии в общем не сразу достигают сильных степеней. Разбросанность очагов объясняет разнообразие и множественность симптомов. Так, например, поражение пирамид объясняет в параличах их черты центрального характера, а поражение передних рогов и даже самих нервов — возможность периферических параличей. Бляшки в зрительном нерве и канатике, а также по тракту пучка Грациоле объясняют отмеченные мною расстройства зрения и изменения глазного дна. Поражение мозжечка обусловливает атаксию мозжечкового характера, а поражение путей сознательной глубокой чувствительности — атаксию типа спинального. Исчезание брюшных рефлексов можно объяснить двояко: или это результат поражения пирамид, при котором кожные рефлексы, как вы знаете, понижаются, или это зависит от менингита, повреждающего рефлекторную дугу. Вероятно, менингитом же надо объяснить и те общемозговые симптомы, о которых я говорил.

Не вполне ясен механизм одной из основных черт болезни — колебания разных симптомов в их интенсивности. Ходячее прежнее объяснение сводило их на игру вазомоторов, создающую изменения в васкуляризации нервной системы. А колебания в условиях питания нервной ткани создают и соответствующие колебания в клинической картине. Теперь, когда выяснено, что в основе множественного склероза лежит инфекция, проще объяснить это какими-нибудь процессами жизнедеятельности паразита, который периодически создает отравление нервной ткани продуктами своего обмена.

Особого упоминания требуют интенционный тремор и скандированная речь. Эти симптомы своей эффектностью давно привлекали внимание невропатологов и вызывали ряд попыток для своего объяснения. Одно из самых старых изображает дело так. Правильное проведение двигательного импульса связано с целостью всех частей нервного волокна. При множественном склерозе осевой цилиндр на некотором протяжении оказывается как бы лишенным изоляции — миэлиновая оболочка на нем исчезает. Нервный ток проходит через такой участок волокна, как бы подвергается утечке, переходу на соседние волокна л т. д. и во всяком случае меняет свой ритм. А эти изменения ритма и дают изменения в сокращении мышц, которые из одного тонического превращаются в ряд клонических.

Что касается скандированной речи, то она является частным случаем интенционного тремора, который поражает в данном случае мышцы речевого аппарата.

Более правдоподобным, хотя тоже не свободным от возражений, является другое объяснение, согласно которому в механизме интенционного дрожания и скандированной речи играет роль сочетание двух элементов — атаксии и пареза.

Тремор здесь в сущности представляет атактические движения, не умеряемые нормальным состоянием двигательной сферы. Это, если угодно, атактические движения в паретичных мышцах. Для скандированной речи сочетание атаксии и пареза надо допустить во всех мышцах речевого аппарата, а также аппарата дыхательных движений — межреберных мышц, брюшного пресса и диафрагмы.

Что касается анатомического патогенеза, то здесь все споры долгое время касались главным образом двух пунктов.

Во-первых, спорили о том, что является первичным — изменения нервной ткани или разрастания глии.

При первом допущении дело надо представлять себе так: вследствие той или другой причины начинается разрушение нервной ткани, а затем уже следует заместительное разрастание ткани глиозной.

При втором допущении процесс должен идти в обратном порядке: вследствие каких-то причин разрастается и склерозируется глия; этот глиозный рубец, так сказать, постепенно душит нервную ткань и в конце концов вызывает ее гибель. И то и другое воззрение имело своих сторонников. Некоторые авторы считали, что дело идет о каком-то зародышевом порока развития глиозной ткани, другие допускали наличность какого-то раздражителя для ее роста, причем этому раздражителю приписывались то эндогенное, то экзогенное происхождение. Но в общем по сущности множественный склероз довольно отчетливо сближался с процессами такого типа, как развитие новообразований: это нечто вроде глиомы, только гораздо более доброкачественной, чем обычные глиомы.

Некоторые видели в развитии глиозного узла обычный процесс заместительного разрастания, первичным считали разрушение нервной ткани и переносили центр тяжести спора в другую плоскость. Именно: спорили о том, зависит ли гибель нервной ткани от воспаления или от какой-то своеобразной дегенерации.

Сейчас многие из этих спорных вопросов можно считать ясными, и потому я не буду утомлять вас разбором всех доводов в пользу того или другого воззрения. Резюмирую только те взгляды, которые можно считать наметившимися сейчас. В основе развития бляшки лежит хронический воспалительный процесс, который, с одной стороны, вызывает своеобразные изменения нервной ткани, a с другой — развитие заместительного склероза, аиалогичного рубцу.

Этиология. Какая причина вызывает заболевание множественным склерозом?

Вопрос этот представляет одну из интереснейших страниц в истории нашей специальности. Как всегда бывает в процессе исканий, перебиралось всё, что только можно, и, кажется, нет такого этиологического момента, который не ставился бы в связь с этой болезнью.

Здесь была и неизбежная простуда и столь же неизбежная травма. Почти все инфекционные заболевания, которые отмечались в анамнезе таких больных, по очереди считались причиной множественного склероза. Делались даже такие обобщения, что всякая вообще инфекция может оставить после себя след, из которого впоследствии разовьется рассеянный склероз.

Затем очередь пришла за интоксикациями: перечислены были все отравления, которые иногда наблюдались у этих больных, в том числе и алкоголизм.

Дальше пошли эндогенные интоксикации, самоотравления разного рода, в том числе расстройства деятельности желез с внутренней секрецией.

Наконец болезнь считалась выражением каких-то пороков развития глиозной ткани, т. е. относилась к числу своеобразных врожденных уродств.

И вместе с тем среди этого потока меняющихся взглядов и предположений время от времени выделялась мысль о том, что в основе множественного склероза лежит какая-то своеобразная инфекция. При внимательном изучении больных можно было нередко подметить факты, говорящие в пользу такого допущения Так, например, в громадном проценте всех случаев нельзя было отыскать ни одной из известных инфекций, а в то же время иногда болезнь начиналась с лихорадочного состояния. Изредка наблюдались случаи нескольких заболеваний в одной семье. Последние годы отметили еще одну странную особенность особенно частое появление болезни у лиц, имеющих дело с деревом, например у дровосеков, плотников, столяров и т. п., а также вообще у людей, соприкасающихся с лесом, например у крестьян.

Время от времени делались попытки проверить это предположение на опыте — вызвать экспериментальным путем соответствующее заболевание у животных.

Чаще все такие попытки оканчивались неуспехом, иногда же кто-нибудь сообщал об удачном опыте. Но обыкновенно такие единичные заявления не встречали доверия и скоро забывались. Дело резко изменилось с 1917 г., когда Куну и Штейнеру (Kuhn, Sterner) удалось не только вызвать у животных известную клиническую картину, но и найти в крови особую спирохету.

Дальше разработка вопроса двинулась вперед быстрым темпом, и сейчас по крайней мере общие его очертания можно считать выясненными.

В основе множественного склероза лежит заражение особой спирохетой. Этот паразит может иногда по своим завиткам напоминать бледную спирохету, иногда он бывает похож на палочку столбняка, иногда — на сперматозоида Иногда попадаются экземпляры совершенно прямые, без завитков,. иногда в форме вопросительного знака или той фигуры, которую рисуют дети, желая изобразить птичку. Характерной особенностью паразита является пуговковидное утолщение на одном конце.

Величина паразита равняется в среднем диаметру эритроцита, иногда немного больше или меньше.

Некоторые авторы склонны объяснять все это разнообразие в морфологии паразита различными фазами их развития. Паразита этого удавалось находить в крови, спинномозговой жидкости, в нервной системе — в свежих бляшках и наконец в печени

Кроме человека этой инфекцией могут заражаться, судя по опытам, кролики и морские свинки По всей вероятности, при дальнейших исследованиях этот список удлинится на счет ряда других животных.

У зараженных животных удается произвести ряд пассажей, до четырёх, причем как будто инкубационный период в этом случае укорачивается.

Каким путем попадает паразит в организм человека? Вопрос этот, к сожалению, еще не разрешен. Есть мнение, что носителем инфекции является особый клещ Ixodes ricinus Опубликован даже случай заболевания двух сестер, где с несомненностью было установлено, что вторую сестру7 укусил этот клещ, вскоре после чего она и заболела. Другие думают, что входными воротами инфекции является слизистая оболочка носа и миндалины, откуда паразит по лимфатическим путям попадает в нервную систему.

Подведу итоги этому небогатому материалу. Множественный склероз является инфекционной болезнью, он относится к группе спириллезов. В этом отношении он является родственным с такими заболеваниями, как сифилис спинного мозга, спинная сухотка или прогрессивный паралич. лечение и прогноз.

До тех пор пока этиология множественного склероза была неизвестна, не могло быть и речи о рациональной терапии. Более того, не могло быть речи даже о плане будущей терапии, так как слишком велико было число возможных причин. Поэтому все лечение множественного склероза носило или чисто симптоматический характер или же характер опыта — случайных и бессистемных проб с применением разных новых средств.

Важно, что в числе этих проб были и попытки применять специфическое лечение ртутью и иодом, а позднее и сальварсаном. Интересно, что время от времени наблюдался частичный успех от такого лечения. Скептики склонны были видеть в этом случайное совпадение с ремиссиями, так частыми при множественном склерозе. Но теперь, когда возбудитель болезни стал известен, можно смотреть на такой успех терапии несколько иначе. Не исключена возможность, что дело идет о своего рода групповой реакции спирохет на так называемую специфическую терапию.

Сейчас под влиянием идей Эрлиха сильно увеличились попытки найти стерилизующую терапию против самого главного спириллеза — сифилиса. Почти каждый день приносит нам новое средство в этой области, и опыты с некоторыми из этих средств переносятся на множественный склероз. Так, например, сейчас начинают встречаться сообщения о том, что будто бы хорошо действуют при множественном склерозе серебряные соединения сальварсана — зильберсальварсан и неозильберсальварсан

Верно ли это, покажет недалекое будущее Но если бы даже это и оказалось неверным, важно то, что сейчас мы имеем правильную идею будущей терапии: это должна быть несомненно терапия типа стерилизующей.

Однако же, как ни радужны эти надежды, все-таки нельзя забывать, что пока это только надежды на будущее Что же делать в настоящем?

Здесь нам остается только печальная необходимость применять, как я уже сказал, чисто симптоматическую терапию и заботиться о технике ухода, т. е. выполнять главным образом функции не столько лечения, сколько призрения больных Не относитесь с пренебрежением к такой скромной работе опыт хорошо поставленных приютов для хроников показывает, что правильное медицинского типа призрение заметно облегчает отдельные проявления болезни и, может быть, даже смягчает ее течение.

После всего сказанного вопрос о прогнозе должен быть для вас ясен. Его можно формулировать так: при современном состоянии нашей терапии множественный склероз есть болезнь прогрессирующая и в конце концов ведущая больного к смерти.

Общая продолжительность, за редкими исключениями, очень велика она захватывает многие годы и даже десятки лет. В случаях так называемого острого множественного склероза — случаях очень редких — болезнь протекает уже гораздо более бурно, и конечная развязка может наступить даже через несколько месяцев.

 

Лечение спинной сухотки
СИРИНГОМИЭЛИЯ



Современная медицина:



Поиск по сайту:



Скачать медицинские книги
в формате DJVU

Цитата:

Этот фетишизм, охватывающий целую группу однородных предметов, не может так же быть сведен к случайной ассоциации, наподобие стоящих совершенно особняком случаев с ночным колпаком и обстановкой спальни. Остается допустить, что происхождение этого фетишизма обусловлено у некоторых субъектов с повышенной чувствительностью определенными тактильными ощущениями (может быть, ощущение легкого щекотания, родственное сладострастному ощущению).

Медликбез:

Народная медицина: чем лучше традиционной?
—•—
Как быстро справиться с простудой
—•—
Как вылечить почки народными средствами
—•—


Врач - философ; ведь нет большой разницы между мудростью и медициной.
Гиппократ


Медицинская классика