Главная страница


Книги:

Р.Крафт-Эбинг, Половая психопатия (1909)

Нимфомания и сатириаз

В дополнение к описанию половой гиперестезии, которое мы дали на с. 84, необходимо охарактеризовать и оба эти состояния, так как здесь речь идет о временных (например, вследствие воздержания) или постоянных половых аффектах, возникающих на почве половой гиперестезии.

Эти аффекты усиливаются иногда до такой степени, что поглощают все представления и стремления и неудержимо толкают на совершение половых действий, дающих исход аффекту. В острых и наиболее тяжелых случаях перед все побеждающей силой аффекта оказываются совершенно бессильными и этика, и воля, в хронических же и более легких случаях победа над аффектом до известной степени возможна. На вершине приступа могут возникать галлюцинации, бред, помрачение сознания — явления, остающиеся иногда на более продолжительное время. Подобные случаи дали повод считать нимфоманию самостоятельной формой психической болезни.

В действительности, однако, нимфомания представляет только известный синдром в сфере проявлений психической дегенерации. Синдром этот может возникать в острой пароксизмальной форме, наподобие дипсомании, или периодически, совпадая часто с менструациями, но появляясь также и в промежутки между ними. Далее, нимфомания может комбинироваться со старческим слабоумием, климактерическими психозами, манией дегенератов и delirium acutum (острая смертельная нимфомания); при всех этих формах она может появляться и в качестве осложнения.

Моро (указ. соч.) сообщает об одном из таких не особенно редких случаев. Молодая девушка, после расстроившегося брака, стала внезапно проявлять нимфоманию и сделалась невыносимой благодаря циничным песням, разговорам, сладострастным позам и жестам. Она постоянно раздевалась, в постели ее могли удержать только несколько крепких мужчин (!), настойчиво требовала акта совокупления. Бессонница, опухшее лицо, сухой язык, частый пульс. Через несколько дней смертельный коллапс.

Луйе-Виллерме (указ. соч.): девушка 30 лет, отличавшаяся всегда скромностью, заболела вдруг нимфоманией, сделалась в высшей степени возбудимой, стала проявлять необузданную потребность в половом удовлетворении. Сладострастный бред. Через несколько дней смерть от истощения. О трех случаях со смертельным исходом см. Maresch. — Psvchiatr. Zentralblatt, 1871.

Хроническая нимфомания, встречающаяся гораздо чаще, появляется, по-видимому, только у психических дегенератов на почве половой гиперестезии. В периоды обострения она достигает силы половых аффектов, которые проявляются либо в импульсивных действиях, либо — в более легких случаях — в форме навязчивых представлений. Последние не всегда ведут к импульсивным поступкам, так как при не особенно сильном половом возбуждении сказывается противоположное влияние этических представлений и так как, кроме того, больные нередко ищут одиночества и отчасти удовлетворяют себя онанизмом. В этих легких случаях нимфомании больные заслуживают не меньшего сожаления, чем те, которые под влиянием импульсивных влечений теряют свою женскую честь и достоинство, ибо в первом случае женщина вполне сознает весь ужас своего положения. Она делается игрушкой своей фантазии, которая вращается исключительно около половых представлений, а при ее половом возбуждении даже самые отдаленные образы приобретают у нее сексуальную окраску. Даже во сне ее преследуют сладострастные видения. Днем достаточно малейшего повода, чтобы вызвать у нее настоящие кризы в форме мучительного повышенного нервно-психического полового возбуждения, сопровождающегося неприятными ощущениями в половых органах (давление, дрожание, пульсация и т. д.). С течением времени эти несчастные получают временное облегчение благодаря тому, что у них развивается половая неврастения, вследствие которой раздражительность эякуляционного центра ненормально повышается, так что поллюции легко наступают при каждом сладострастном сновидении и при каждом эротическом возбуждении в бодрствующем состоянии. Но удовлетворения и, следовательно, временного избавления от своего мучительного полового аффекта они получают так же мало, как и те несчастные, которые предаются разврату с мужчинами. Эта анафродизия (или фригидность) объясняет нам в значительной степени стойкость полового аффекта, а вместе с тем и стойкость нимфомании, которая порождает один криз за другим. Половое возбуждение не может прийти в целительное равновесие, половой голод остается ненасытным (libido insatiata), и женщина, не обладающая большой силой морального противодействия, начинает предаваться мастурбации или психическому онанизму, делается даже проституткой и, переходя от мужчины к мужчине, тщетно ища удовлетворения и избавления, превращается в конце концов в Мессалину. Анафродизия, на почве которой разыгрываются все эти явления, зависит от половой неврастении, которая препятствует появлению оргазма и чувства сладострастия (удовлетворения). Часто эта неврастения возникает вследствие раннего пробуждения и усиления полового влечения, что ведет к онанизму, или вследствие воздержания при одновременных половых раздражениях и боязни полового акта, или вследствие половой инвалидности мужа, который доставляет жене такой несовершенный суррогат, как «nourrisson adulte», или куннилингус, или другие отвратительные приемы.

Наблюдение 197. В., с ранней молодости страдает страстью к мужчинам. Происходит из хорошей семьи, прекрасно образованна, отличается добрым характером, скромна, легко покрывается краской стыда — и все-таки уже с юного возраста была наказанием для своей семьи. Как только она встречала человека другого пола, все равно, будь это ребенок, взрослый мужчина, старик, красивый или уродливый, она немедленно обнажалась и страстно умоляла удовлетворить ее половое влечение любым путем, хотя бы посредством руки. Чтобы излечить ее, решили выдать ее замуж. Мужа она очень любила и тем не менее не могла удержаться от того, чтобы не потребовать от мужчины, если она могла завладеть им, если это был наемный работник, или слуга, или школьник, совершить с ней половой акт.

Ничто не могло избавить ее от ее порока. Даже когда она сделалась бабушкой, она продолжала оставаться Мессалиной. Раз она заманила в свою спальню двенадцатилетнего мальчика, чтобы растлить его. Мальчик сумел вырваться и убежать. От его брата она получила жестокое наказание. Все было напрасно. Ее поместили в монастырь. Там она была образцом хорошего поведения и не вызвала против себя ни малейшего неудовольствия. Но тотчас же по возвращении ее оттуда начались снова скандалы. Семья прогнала ее, дав ей ничтожную ренту. Трудом своих рук она зарабатывала деньги, чтобы иметь возможность приводить себе любовников. Если бы кто-нибудь посмотрел на эту чистоплотно одетую матрону с прекрасными манерами и приятной внешностью, то он не поверил бы, сколько необузданного сладострастия таится в этой 65-летней женщине. Семья, отчаявшись ввиду новых скандалов, поместила ее в дом умалишенных.

Там она прожила до мая 1858 г., когда с нею сделался апоплексический удар. Она умерла 73 лет от роду. Поведение ее в больнице было образцовым до тех пор, пока за нею следили. Но как только ее предоставляли самой себе, у нее при первом же благоприятном случае снова пробуждалась половая ненасытность, и так продолжалось почти до самой смерти. В остальном за все 4 года пребывания в больнице не было ни разу отмечено ни малейшего признака какой-либо психической ненормальности (Trelat. «Folie lucide»).

Наблюдение 198. Хроническая нимфомания. Э., 47 лет. Дядя со стороны отца был душевнобольной. Отец — экзальтированный человек, предававшийся разврату. Брат пациентки умер от острого мозгового заболевания. Пациентка с детства нервная, эксцентричная, склонная к мечтательности, стала проявлять как только вышла из детских лет, повышенное половое влечение и уже с 10  лет начала предаваться половым наслаждениям. На 19-м году вступила в брак; супружеская жизнь протекала довольно сносно; но муж, несмотря на свою полную половую способность, не удовлетворял ее, и она постоянно, до самых последних лет, имела кроме мужа еще несколько приятелей. Она вполне понимала предосудительность своего поведения, но чувствовала, что воля ее совершенно бессильна против ненасытной страсти, которую она старалась хотя бы не проявлять слишком открыто. Впоследствии она обозначила свое страдание, как «мужеманию».

У пациентки было 6 детей. 6 лет назад она упала из коляски и получила серьезное сотрясение мозга. В результате — меланхолия с бредом преследования, болезнь, которая привела ее в дом умалишенных. Пациентка приближается к климактерическому периоду, регулы за последнее время сделались частыми и обильными. Вместе с тем она с удовольствием замечает, что ее прежняя чрезмерная страсть ослабевает. Держит себя прилично. Легкая степень опущения матки и выпадения прямой кишки.

Хроническая форма нимфомании нередко ведет к тяжким нарушениям общественной морали и даже к преступлениям против нравственности. Печально также и положение мужчины, который попадает в сети такой не знающей удовлетворения и потому ненасытной Мессалины. В результате может получиться тяжелая неврастения и импотенция. Эти несчастные женщины распространяют разврат, деморализуют окружающих, делаются даже опасными для мальчиков, а так как встречаются женщины с гомосексуальной нимфоманией1, то иногда они развращают и девочек. Чтобы привлечь мужчин, они стараются выставить свои женские прелести, прибегают иногда даже к эксгибиционизму. Состоятельные нимфоманки нередко доходят до того, что нанимают за деньги мужчин для удовлетворения своей ненасытной похоти. Очень часто такие женщины становятся в конце концов проститутками.

Состояние сатириаза у мужчин аналогично нимфомании. Все сказанное относительно последней приложимо с известными оговорками и к сатириазу. Он также представляет расстройство центральной нервной системы, протекающее в острой или хронической форме, причем в острых случаях дело может доходить до галлюцинаторного бреда с эротическим содержанием, а при невозможности разряжения полового аффекта — до приступов бешеной ярости, острого помешательства.

Ненормально повышенный или ненормально длительный половой аффект подчиняет себе всю психическую жизнь. Самые индифферентные образы будят чувственность, все представления и восприятия окрашиваются в сладострастный цвет. На вершине приступа больного охватывает пламя страсти, сознание затемняется, организм приходит в такое состояние возбуждения, какое имеет место при половом акте. Тотчас же после эякуляции может наступить новая фаза оргазма, так что половые органы остаются в состоянии длительного напряжения (приапизм). Страдающий сатириазом постоянно может совершить изнасилование и потому становится очень опасным для лиц другого пола. Иногда, по необходимости, он предается онанизму или содомии. К счастью, сатириаз встречается редко. Утверждение, будто он может возникнуть вследствие отравления шпанскими мушками, основано на смешении его с приапизмом. Первоначально чувство сладострастия, которое сопровождает приапизм с момента отравления шпанскими мушками, очень скоро переходит в противоположное чувство. Аналогично легкой хронической нимфомании у мужчин встречаются состояния легкого сатириаза, а именно в случаях половой неврастении, особенно под влиянием мастурбации, по большей части после сексуальных излишеств, когда наряду с импотенцией имеется необузданное половое влечение. Здесь, как и в острых случаях, фантазия очень возбуждена, сознание полно сладострастных картин. Так как мышление и желания у таких субъектов направлены исключительно на половое удовлетворение и в то же время они страдают импотенцией, а нередко и анафродизией (или фригидностью), по крайней мере относительной, то при наличии извращенной фантазии они часто доходят до самых отвратительных поступков в смысле полового извращения. Особенно легко делаются их жертвами дети. Иногда они становятся нестерпимыми в обществе из-за эксгибиционизма, публичной мастурбации, половых актов с лицами собственного пола. Речи их полны сальностей, неприличных выражений и пр.

Нередко легкие степени сатириаза встречаются в начальных стадиях паралитического и старческого слабоумия.

Наблюдение 199. Сатириаз. Острое помешательство в результате абстиненции (воздержания). 19 мая 1882 г. в психиатрическую клинику в Граце был принят 23-летний больной Ф., по профессии сапожник, холостой. Отец его отличался вспыльчивостью, мать страдала невропатией, брат матери был душевнобольной.

Пациент никогда раньше серьезно не болел, не пил, но всегда отличался повышенной половой потребностью. 5 дней назад у него появилось острое психическое заболевание. Среди белого дня и в присутствии свидетелей он сделал две попытки к изнасилованию. Арестованный, он продолжал бредить о сладострастных предметах, непрерывно мастурбировал, на 3-й день впал в состояние ярости. При поступлении в больницу больной представлял картину острого помешательства с явлениями сильного двигательного раздражения и лихорадкой. Лечение эрготином. Выздоровление.

5 января 1888 г. вторичное поступление в больницу в состоянии припадка ярости. 4-го пациент сделался угрюмым, раздражительным, плаксивым, появилась бессонница; затем после нескольких неудачных нападений на женщин стал проявлять все усиливающееся возбуждение.

6-го возбуждение увеличилось, больной дошел до состояния резкой формы острого помешательства (тяжелое расстройство сознания, скрежетание зубами, гримасничание и другие явления двигательного раздражения, температура 40,7). Совершенно непроизвольная мастурбация. К 11 января выздоровление при энергичном лечении эрготином.

По выздоровлении больной сообщил интересные данные относительно причины своего заболевания.

Он всегда имел повышенную половую потребность. Первый половой акт был на 16-м году. Воздержание причиняло ему головную боль, сильную психическую возбудимость, утомляемость, потерю интереса к работе, бессонницу. Так как, живя в деревне, он редко имел возможность удовлетворить свою потребность, то он прибегал к мастурбации. Он должен был мастурбировать 1—2 раза в день.

Уже 2 месяца он не имел полового сношения. Половое возбуждение все возрастало, он мог думать только о том, как бы удовлетворить свое половое чувство. Одной мастурбации было уже недостаточно, чтобы устранить все более и более усиливавшиеся расстройства, вызванные воздержанием. В последние дни потребность в половом акте сделалась неудержимой, бессонница, возбуждение. О периоде наивысшего развития болезни он имеет только общее воспоминание. В здоровом состоянии пациент представляет в высшей степени благонравного субъекта. На свою необузданную страсть он смотрит как на несомненную болезнь и боится будущего.

Наблюдение 200. Сатириаз. 7 июля 1874 г. инженер К., ехавший по делам из Триеста в Вену, остановился на станции Б., отправился в город, оттуда в ближайшую деревню С, забрел в какую-то хижину, где в это время находилась одна только 70-летняя старуха, набросился на нее с намерением изнасиловать. Жители деревни схватили его, и он был арестован местной полицией. На допросе он показал, что хотел найти живодерню, чтобы удовлетворить свое возбужденное половое чувство с собакой; такое половое возбуждение бывает у него часто. Он не отрицал своего поступка, но объяснил его болезнью. Жара, тряска в вагоне, забота о семье, к которой он хотел поехать, все это затуманило его мозг и сделало его больным. Нельзя было заметить, чтобы он проявлял стыд или раскаяние. Держал он себя открыто, весело, глаза у него были красные и блестящие, голова горячая, язык обложен, пульс полный, мягкий, до 100 ударов, в пальцах легкая дрожь.

На вопросы арестованный отвечал точно, но торопливо, взор его был беспокойный, и в нем легко было прочесть выражение сладострастия. На приглашенного судебного врача он произвел впечатление больного, как если бы он находился в начале алкогольного помешательства.

К. 45 лет, женат, имеет ребенка. О здоровье своих родителей и других членов семьи ничего не может сообщить.

В детстве он был слабым, невропатическим ребенком. В возрасте 5 лет он получил удар по голове киркой. Эта травма оставила рубец, помещающийся на правой теменной и лобной костях. Кость в этом месте несколько вдавлена и сращена с покрывающей ее кожей.

Давление на это место вызывает боль, которая распространяется в нижнюю ветвь тройничного нерва. Появляются иногда в этом месте и непроизвольные боли. В детстве часто «обморочные приступы». До наступления половой зрелости болел пневмонией, ревматизмом и кишечным катаром.

Уже с 7 лет он начал чувствовать странное влечение, к мужчинам, а именно влюбился в одного полковника. При взгляде на него испытывал трепет в сердце, целовал землю, где тот проходил. На 10-м году влюбился в одного депутата рейхстага. Впоследствии он тоже продолжал мечтать о мужчинах, но отношения его к ним оставались чисто платоническими. С 14 лет начал онанировать. На 17-м году первый половой акт с женщиной. После этого тотчас же исчезли все прежние проявления превратного полового ощущения. К тому же времени относится появившееся у него своеобразное психопатическое состояние, которое он описывает как своего рода ясновидение. С 15 лет начал страдать геморроем с явлениями плеторы (полнокровия) в нижней части живота. Когда у него наступали обильные геморроидальные кровотечения, что случалось каждые 3—4 недели, он чувствовал себя лучше. В остальное время он постоянно испытывал мучительное половое возбуждение, которое старался облегчить отчасти онанизмом, отчасти сношениями с женщинами. Его раздражала каждая встречная женщина. Даже когда он находился среди своих родственниц, ему нужно было удерживаться, чтобы не сделать им грязные предложения. Иногда ему удавалось побеждать в себе свою страсть, а иногда он не мог противостоять ей и совершал непристойные поступки. Если его выбрасывали за дверь, то он бывал доволен, так как нуждался, как он говорил, в таких мерах и в такой поддержке в борьбе с неудержимым влечением, которое тяготило его самого. Периодичности в наступлении его полового возбуждения не наблюдалось.

До 1861 г. он предавался половым излишествам и перенес несколько раз триппер и шанкр.

В 1861 г. он женился, чувствовал себя удовлетворенным в половом отношении, но был в тягость жене из-за своей сильной потребности.

В 1864 г. у него был приступ мании в госпитале в Ф.; в том же году он заболел вторично и был помещен в больницу для душевнобольных в X., где пробыл до 1867 г.

Там он страдал рецидивирующей манией с сильным половым возбуждением. Причиной этого своего заболевания он считал кишечный катар и пережитые неприятности.

Впоследствии он выздоровел, но повышенная половая страсть продолжала его мучить. Если он разлучался с женой хотя бы на короткое время, то страсть возрастала у него с такой силой, что ему было безразлично, с кем удовлетворить ее — с человеком или животным. В особенности усиливалось его страдание летом; в это время его мучили сильные приливы крови к тазовым органам. На основании того, что он запомнил из чтения медицинских книг, он полагает, что у него наблюдается преобладание ганглиозной системы над церебральной.

В октябре 1873 г. ему потребовалось из-за служебных обязанностей разлучиться с женой. До Пасхи он только по временам предавался онанизму. С этого времени начал прибегать к женщинам и сукам. С середины июня до 7 июля у него не было возможности получить половое удовлетворение. Он стал чувствовать возбуждение, разбитость, ему казалось, что он сходит с ума. Последние ночи он плохо спал. Тоска о жене, которая жила в Вене, заставила его бросить службу. Он взял отпуск. Жара в дороге, лязг вагонов привели его в полное расстройство. Половое возбуждение и напряжение крови в низу живота сделались невыносимыми, все прыгало у него перед глазами. В таком состоянии он оставил купе. В голове у него все смешалось, он не сознавал, куда идет; в какой-то момент у него появилась мысль броситься в воду; все, что он видел перед собой, было покрыто какой-то пеленой. Когда он увидел женщину, то обнажил пенис и сделал попытку овладеть ею.1. Но она стала кричать, и он был арестован.

Тотчас же после покушения он ясно осознал, что совершил. Он публично сознался в своем преступлении, которое помнил во всех деталях, но которое казалось ему чем-то болезненным — он не считал себя виновным.

Еще несколько дней К. страдал головной болью, приливами крови, бессонницей и становился временами возбужденным и беспокойным. Душевные функции его были нормальны, но он от природы был несколько странным человеком со слабым, безвольным характером. В выражении его лица есть что-то сладострастное и дикое, что напоминает фавна. Страдает геморроем; половые органы нормальны. Лобная часть черепа несколько узка и поката. Рост высокий, упитан. В физиологических функциях, кроме поносов, не отмечено никаких расстройств.

Наблюдение 201. Чередующийся сатириаз. Д., помещик, всеми уважаемый человек, женатый, 35 лет, стал за последние 3 года все чаще впадать в состояние полового возбуждения, которое в течение последнего года приняло характер настоящих приступов сатириаза. Ни наследственности, ни другой органической причины болезни не имеется.

Д. в то время, когда испытывал сильное половое возбуждение, совершал акт совокупления 10 или даже 15 раз в сутки, однако при этом не получал удовлетворения своей страсти.

Мало-помалу у него развилось состояние повышенной нервной возбужденности (erethisme general), выражавшейся в сильнейшей раздражительности, вплоть до патологических аффектов гнева и влечения к алкоголю, которое, в свою очередь, привело к проявлениям алкоголизма. Приступы сатириаза достигали у него такой силы, что он терял ясность сознания и готов был на какую угодно крайность, чтобы удовлетворить свое слепое влечение к половому акту. Фактически он толкал свою жену на половую связь с другими мужчинами, с животными, даже с сыном, столь велико было его вожделение2. О том, что он делал во время приступов, когда его крайняя возбудимость приводила даже к аффектам яростного гнева, он совершенно забывал. Однако он сознавал, что у него бывают моменты, когда он теряет власть над своими чувствами и когда жена перестает его удовлетворять, так что он должен бросаться на первую встречную женщину. После одного сильного душевного потрясения эти приступы полового возбуждения внезапно прекратились (Lenz. — Bulletin de la Societe de med. mentale de Belgique, Nr. 21).

Мания
Меланхолия



Современная медицина:



Поиск по сайту:



Скачать медицинские книги
в формате DJVU

Цитата:

Эмминггауз (Н. Emminghaus, 1845—1904) родился в Веймаре, медицинское образование получил в Иене, был одно время приват-доцентом в Вюрцбурге, а потом, с 1880 по 1886 гг., — профессором психиатрии и невропатологии в Дерпте, после чего занимал кафедру в Фрейбурге, где и умер, оставив после себя классический курс «Общей психопатологии» (1878) и только что упомянутую монографию «О детских психозах».

Медликбез:

Народная медицина: чем лучше традиционной?
—•—
Как быстро справиться с простудой
—•—
Как вылечить почки народными средствами
—•—


Врач - философ; ведь нет большой разницы между мудростью и медициной.
Гиппократ


Медицинская классика