Главная страница


Книги:

Р.Крафт-Эбинг, Половая психопатия (1909)

Эпилепсия

Рядом с приобретенными состояниями психической слабости нужно поставить эпилепсию, так как она нередко ведет к таким состояниям и к обусловливаемым ими необузданным проявлениям полового чувства, как это только что было нами изложено. К тому же половое чувство у многих эпилептиков очень сильно. По большей части оно удовлетворяется мастурбацией, иногда насилованием детей, педерастией. Извращение чувства с соответствующими извращенными половыми действиями встречаются здесь, по-видимому, редко.

Гораздо важнее те все чаще встречающиеся в литературе случаи, когда эпилептик в период между приступами вовсе не проявляет признаков полового возбуждения, зато приходит в сильное половое возбуждение во время эпилептических инсультов, а также эквивалентных им или появляющихся после них состояний психического угнетения. Эти случаи до сих пор очень мало исследованы в клиническом отношении, а в судебно-медицинском и вовсе не исследованы, между тем они заслуживают подробного изучения, так как известные случаи распущенности и изнасилования могут здесь найти верное объяснение и так как этим путем может быть предупреждена иногда казнь невинного человека.

Из следующих фактов, во всяком случае, выясняется, что мозговые изменения, зависящие от эпилептического инсульта, могут вызвать болезненное повышение полового чувства1. При этом надо еще иметь в виду, что эпилептик, находящийся в состоянии психического угнетения, теряет в силу расстройства сознания способность противостоять своим влечениям.

Я много лет наблюдал одного молодого эпилептика, с тяжелой наследственностью, который в периоды учащения приступов бросался на свою мать с намерением ее изнасиловать. Через некоторое время пациент приходил в себя, причем по отношению к происшедшему у него оставалась амнезия (потеря памяти). В промежутках между этими периодами он был строго нравственный человек с умеренной половой потребностью.

Несколько лет назад я знал одного сельского рабочего, который под влиянием эпилептических приступов начинал сильнейшим образом онанировать, а в остальное время отличался безупречным поведением.

Симон (Simon. Crimes et delits. P. 220) упоминает об одной эпилептичке — 23-летней девушке прекрасного воспитания и строгой нравственности, которая во время приступов головокружения произносила несколько неприличных слов, затем поднимала юбки, делала сладострастные движения и старалась разорвать свои (закрытые) панталоны.

Кьернан (Alienist and Neurologist, 1884, January) сообщает об одном эпилептике, у которого в качестве ауры перед приступом появлялась зрительная галлюцинация, причем он видел прекрасную женщину в сладострастной позе, видение сопровождалось эякуляцией. С течением времени под влиянием бромистого лечения это видение заменилось другим: он видел черта, который набрасывался на него с трезубцем в руках. В тот момент, когда тот его настигал, он терял сознание.

Тот же автор рассказывает об одном очень уважаемом субъекте, имевшем ежегодно по 2—3 эпилептических припадка, за которыми следовал период неистовства, дистимии и педерастических побуждений; период этот длился 8—14 дней. Кроме того, он сообщает об одной даме, у которой в климактерическом периоде развились эпилептические припадки, а в связи с ним и половые побуждения по отношению к одному мальчику.

Относительно связи эротизма с эпилептическими инсультами имеются еще наблюдения Роута (Med. Press and Circ, 1889. P. 440), «эротические чувства, вызываемые и сопровождающие эпилепсию» и Фере (Les epileptiqes, 1898. P. 65), «постэпилептическое эротическое возбуждение».

Дзукарелли (Bulletin de la Societe de med. mentale de Belgique, 1895. P. 76), рассказывая о «ночных поллюциях и эпилепсии», описывает один случай своеобразных приступов эротического возбуждения с поллюциями, причем рассматривает их как эпилептические приступы.

При эпилепсии на дегенеративной почве встречается часто наклонность к эксгибиционизму.

Впрочем, во время сумеречного состояния у эпилептиков эксгибиционизм может и не иметь полового значения (Fere. L'instinct sexuei. P. 177) и наступать совершенно автоматически либо под влиянием бессознательного стремления освободить себя от одежды, либо под влиянием потребности в мочеиспускании на почве навязчивой галлюцинации. При эпилепсии с эротическим возбуждением в состоянии психического угнетения нередко, по-видимому, встречаются также и errores sexus (педерастия) и даже errores generis (скотоложство).

Шевалье (l'inversion sexuelle, 1893. P. 362) сообщает об одном мальчике, который временами бессознательно набрасывался на всякого, кто попадался ему по дороге, и пытался его педерасти-ровать. Аналогичный случай сообщает Фере (Les epileptiqes. P. 81).

Наблюдение 185. В., без всякого невропатического отягощения, раньше был здоров, в умственном отношении всегда нормален, тихого нрава, добрый, нравственный человек, спиртными напитками не злоупотреблял. 13  апреля 1877 г. почувствовал потерю аппетита. На следующий день, утром, в присутствии жены и детей, набросился на подругу жены и стал просить ее, а затем жену совершить с ним половой акт. После отказа с ним сделался эпилептоидный приступ; по окончании приступа он стал неистовствовать, разрушать все вокруг, облил кипятком лиц, которые хотели его схватить, бросил одного ребенка в печь. Вскоре после того успокоился, еще несколько дней оставался в состоянии спутанности, а затем пришел в себя при полной амнезии относительно случившегося (Kowalewsky. — Jahrbiicher fur Psychiatrie, 1879).

Касперу. пришлось быть экспертом в таком же случае. Больной — человек вполне солидный — совершил одно за другим на улице четыре покушения на изнасилование встречных женщин (один раз даже в присутствии двух свидетелей) и одну женщину действительно изнасиловал; между тем его «молодая, красивая и здоровая жена» жила совсем близко. Случай этот также следует поставить в связь с эпилепсией (скрытой), так как у больного оказалась амнезия по отношению к этому скандальному происшествию.

Эпилептический характер половых актов не подлежит никакому сомнению в следующих наблюдениях.

Наблюдение 186. Л., служащий, 40 лет, любящий супруг, хороший отец, совершил в продолжение 4 лет 25 тяжелых преступлений против общественной нравственности, за что был приговорен к продолжительному лишению свободы.

Первые 7 инкриминируемых ему проступков заключались в том, что он, проезжая мимо 11—13-летних девочек, обнажал перед ними половые органы и неприличными словами обращал на это их внимание. Даже сидя в тюрьме, он с обнаженными половыми органами появлялся у окна, которое выходило на оживленное место гуляния.

Отец Л. был душевнобольной; брата его однажды схватили на улице гуляющим в одной рубашке. Во время военной службы у Л. два раза были глубокие обморочные припадки. С 1859 г. он стал страдать своеобразными приступами головокружения, которые все более и более учащались. Он делался совершенно разбитым, дрожал всем телом, покрывался мертвенной бледностью; в глазах темнело, перед ним мелькали какие-то светлые звездочки, и он должен был опереться, чтобы не упасть. После более сильных приступов он впадал в полное изнеможение, обливался потом.

С 1861 г. у него появилась сильная раздражительность, которая пошатнула его репутацию прекрасного служащего. Жена находила, что он сильно изменился: иные дни он ходил по комнате, как сумасшедший, держался руками за голову, бился ею об стенку, жалуясь на невыносимые головные боли. Летом 1869 г. пациент четыре раза падал на землю и оставался некоторое время без движения с открытыми глазами. — Были также констатированы и состояния сумеречного сознания.

Л. утверждает, что не имеет ни малейшего представления об инкриминируемых ему поступках. В дальнейшем наблюдались еще более сильные припадки эпилептического головокружения. Л. был освобожден. В 1875 г. развилось паралитическое слабоумие, и вскоре наступил смертельный исход (Wespthal. — Archiv fur Psychiatrie, VII. S. 113).

Наблюдение 187. Богатый молодой человек, 26 лет, жил в продолжение года с одной девушкой, которую он очень любил. Половой акт совершал редко, извращений никогда не проявлял. Дважды в течение этого года были эпилептические припадки после злоупотребления алкоголем. Вечером, после обеда, за которым он выпил много вина, он отправился к своей метрессе, и, не обращая внимания на заявление горничной, что госпожи нет дома, он твердыми шагами пошел в спальню, оттуда — в другую комнату, где спал 14-летний мальчик, которого и начал насиловать. На крик мальчика, которому он поранил praeputium (крайняя плоть) и руку, прибежала горничная. Тогда он оставил мальчика и изнасиловал девушку. После этого лег в постель и проспал 12 часов. Когда он проснулся, он помнил только вообще, что был пьян и где-то совершил половой акт. Впоследствии неоднократно эпилептические припадки (Тарновский, указ. соч., с. 52).

Наблюдение 188. X., из высших слоев, ведет некоторое время рассеянный образ жизни и имел ряд эпилептических припадков. Затем он сделался женихом. В день свадьбы, перед самым венчанием, он появляется в переполненном гостями зале под руку со своим братом. Проходя мимо невесты, он обнажил в присутствии всех половые органы и начал мастурбировать. Его тотчас же отправили в психиатрическую клинику; по дороге и затем в клинике несколько дней он продолжал онанировать. Постепенно ослабевая, пароксизм прекратился. По окончании его у пациента осталось только самое смутное воспоминание о всем случившемся, и он не мог дать никакого объяснения своему образу действий (там же, с. 53).

Наблюдение 189. Ц., 29 лет, с тяжелым наследственным отягощением, эпилептик, изнасиловал 11-летнюю девочку, а затем убил ее. Преступление свое отрицает; наличия амнезии или состояния психического угнетения во время преступления не доказано (Pugliese. — Archivio di psychiatria, VIII. P. 622).

Наблюдение 190. В., 60 лет, врач, совершал насилия над детьми. Приговорен к 2 годам тюрьмы. Доктор Марандон констатировал впоследствии эпилептоидные приступы страха, помешательство, эротический и ипохондрический бред, временами приступы страха (Lacassagne. — Lyon. med., 1887, № 51).

Наблюдение 191. 4 августа 1878 г., в полдень, 15-летняя девушка  X. с несколькими мальчиками и девочками собирала крыжовник на большой дороге. Вдруг X. повалила на землю Л. 9 с половиной лет, прижала ее, раздела и велела двум мальчикам — А. (7 с половиной лет) и О. (5 лет) — совершить с девочкой conjunctio membrorum (коснуться ее гениталий своими членами), что те и сделали.

X. была хорошей девушкой. С 5 лет она страдала раздражительностью, головными болями, головокружением, эпилептическими припадками и отстала в развитии как в умственном, так и в физическом отношении. Менструаций еще не было, — только месячные расстройства. У ее матери можно подозревать эпилепсию. Последнюю четверть года X. стала часто совершать после припадков странные поступки, которые она затем забывала.

X. лишена невинности. Дефектов в умственной сфере нет. Относительно своего проступка утверждает, что не имеет о нем ни малейшего представления.

По словам матери, утром 4 августа у нее был эпилептический припадок, почему мать не велела ей в тот день выходить на улицу (Ptirkhauer. — Friedreichs Blatter fur gerichtliche Medizin, 1879. H. 5).

Наблюдение 192. Безнравственные поступки, совершенные эпилептиком в бессознательном состоянии. Т., сборщик податей, 52 лет, женатый, обвинялся в том, что в продолжение 17 лет совершал безнравственные поступки с мальчиками, а именно мастурбировал их и заставлял их мастурбировать себя. Обвиняемый, чиновник на хорошем счету, крайне угнетен таким ужасным обвинением и утверждает, что не имеет ни малейшего представления о тех поступках, которые ставятся ему в вину. Существует предположение, что он не совсем нормален в психическом отношении. Домашний врач, знающий его в продолжение 20 лет, указывает на его мрачный, скрытный характер и на изменчивость его настроения. Жена его сообщает, что он однажды чуть не бросил ее в воду, что по временам у него бывают припадки, когда он рвет на себе одежду, пытается выброситься из окна. Об этих инцидентах Т. тоже ничего не помнит. Другие свидетели также сообщают о резких переменах в его настроении, о странностях его характера. Кроме того, один врач утверждает, что наблюдал у Т. приступы головокружения и судорог.

Бабушка Т. была душевнобольной, отец был хроническим алкоголиком и в последние годы страдал эпилептиоидными припадками; брат отца был душевнобольным и в припадке безумия убил одного своего родственника. Другой дядя Т. кончил жизнь самоубийством. Из троих детей Т. один ребенок страдал слабоумием, другой — косоглазием, третий — конвульсиями. Обвиняемый заявил, что у него временами случались припадки, во время которых сознание его затемнялось, так что он не сознавал своих поступков. Припадки эти сопровождались аурой в форме болей в затылке. В это время у него появлялась потребность выйти на открытый воздух, и он шел, сам не зная куда. Жена вполне удовлетворяла его в половом отношении. 18 лет у него существует хроническая экзема на мошонке, которая часто вызывает сильнейшее половое возбуждение. Мнения шести экспертов противоречили Друг другу (полное психическое здоровье — приступы скрытой эпилепсии). Между присяжными голоса разделились поровну, и он был оправдан. Доктор Легран дю Солль, вызванный в качестве эксперта, сообщил, что у Т. до 22-летнего возраста случалось по 10—18  раз в год ночное недержание мочи. Затем оно прекратилось, но стали появляться приступы глубокого сумеречного состояния с амнезией, длившиеся от нескольких часов до целых суток. Вскоре после того Т. был снова обвинен в оскорблении общественной нравственности и приговорен к 15 месяцам заключения. В тюрьме он стал хиреть; умственная слабость его заметно прогрессировала. По этой причине он был помилован, но умственная слабость продолжала увеличиваться. Неоднократно были констатированы эпилептоидные припадки (тонические судороги с потерей сознания и дрожью) (Auzouy. — Annales medico-psychologiques, 1874, Novembre; Legrand du Saulle. Etude med. legale etc. P. 99).

В дополнение к приведенным фактам, столь важным в юридическом отношении, мы приведем еще один случай безнравственных действий с детьми. Случай этот, составляющий наше собственное наблюдение и опубликованный в «Friedreichs Blatter», имеет тем больший интерес, что здесь было установлено наличие в момент преступления бессознательного состояния на почве эпилепсии. Как показывает описание состава преступления, переданное нами по понятным соображениям по-латыни, больные в этом состоянии оказываются способными на очень сложные и замысловатые поступки.

Наблюдение 193. П., 49 лет, женатый, был обвинен в том, что 25 мая 1883 г. заманил в свою рабочую хижину двух маленьких девочек, Д. 10 лет и Г. 9 лет, и совершил над ними следующие возмутительные действия.

Д. сообщила: «Я гуляла на лугу вместе с Г. и моей 3-летней сестренкой  И. П. позвал нас в свою хижину и запер дверь. Turn nos exosculabatur, linguam in os meum demittere tentabat faciemque mihi lambebat; sustulit me in gremium, bracas aperuit, vestes meas sublevavit, digitus me in genitalibus titillabat et membro vulvam meam fricabat ita ut humida fierem. (Тогда он стал нас целовать, пытался засунуть язык мне в рот и облизал мое лицо; он прижал меня к себе, расстегнул брюки, приподнял мое платье, щекотал пальцем мои половые органы и терся членом о мое влагалище, пока оно не стало влажным.) Когда я начала кричать, он подарил мне 12 крейцеров и пригрозил, что застрелит меня, если я что-нибудь разболтаю. В заключение он пригласил меня прийти на следующий день снова».

Г. дала такое показание: «P. nates et genitalia D... ae exosculatus, iisdem me conatibus aggressus est. Deinde filiolum quoque tres annos natum in manus acceptum osculatus est nudatumque parti suae virili appressit. Postea quae nobis essent nomina interrogavit ac censuit, genitalia D... ae meis multo esse majora. Quin etiam nos impulit, ut membrum suum intueremur, manibus comprehenderemus et videremus, quantopere id esset erectum». («П. целовал Д. ягодицы и половые органы, пытался преследовать меня. Затем он обхватил руками трехлетнюю девочку, целовал и крепко прижал к своему обнаженному члену. Далее он спросил, как нас зовут, а также сказал, что половые органы Д. гораздо больше моих. Он даже побуждал нас к тому, чтобы мы обратили внимание на его член, брали его в руки, чтобы увидеть, насколько он возбужден».)

На допросе 29 мая П. показал, что он неясно помнит, что недавно ласкал и целовал маленьких девочек и что-то им подарил. Если он делал еще что-нибудь, то, очевидно, был в состоянии невменяемости. Уже много лет, после одного падения, он страдает слабостью головы. 22 июня он уже вовсе ничего не помнил о событии 25 мая, забыл даже, что 29 мая был на допросе. Наличие амнезии подтверждается перекрестным допросом.

П. происходит из семьи, члены которой страдали мозговыми болезнями. Один брат эпилептик. Сам П. был раньше пьяницей. Несколько лет назад действительно имело место повреждение головы. С того времени у него бывают болезненные периоды продолжительностью от одной недели до нескольких месяцев, когда умственные способности его расстраиваются и он впадает в отупение, делается раздражительным, проявляет склонность к алкогольным эксцессам, страх, бред преследования и доходит до угрожающих поступков и опасного насилия. При этом отмечается слуховая гиперестезия, головокружение, головная боль, приливы к мозгу. Все это сопровождается тяжелым расстройством сознания и амнезией по отношению ко всему болезненному периоду, тянущемуся иногда целые недели.

В промежутках он страдал головной болью, исходным пунктом которой было прежнее повреждение (небольшой, чувствительный к давлению кожный рубец на правом виске). Вместе с усилением болей увеличивалась и его раздражительность, он впадал в угнетенное настроение, жизнь делалась ему противной, сознание затемнялось. В один из таких периодов в 1879 г. П. сделал совершенно бессознательную попытку самоубийства, о которой он затем ничего не помнил. Вскоре после этого он был помещен в больницу; там его рассматривали как эпилептика и долгое время лечили бромистым калием. В 1879 г. он был принят в богадельню; настоящего эпилептического припадка там ни разу не наблюдали.

В другое время он был честным, прилежным и добрым человеком, никогда не обнаруживал признаков полового возбуждения, даже в периоды угнетения, за исключением только последнего случая. Кроме того, он до самого последнего времени имел супружеские сношения с женой. В период инкриминируемого ему преступления он снова обнаруживал признаки приближающегося припадка и просил даже врача о назначении снова бромистого калия.

П. утверждает, что со времени травмы он стал плохо переносить высокую температуру и алкоголь; и то и другое вызывало у него головную боль и спутанность. Его дальнейшие заявления относительно ослабления памяти, умственной слабости, раздражительности и бессонницы вполне совпадают с врачебными наблюдениями.

Если на место полученной им травмы произвести сильное давление, то  П. делается возбужденным, раздражительным, расстроенным, начинает дрожать всем телом, обнаруживает расстройство сознания и остается в таком состоянии несколько часов.

В периоды, когда он свободен от всех ощущений, исходящих от рубца, он кажется благонравным, услужливым человеком, с открытой душой, со свободной мимикой, однако с устойчивым ослаблением умственных способностей и с некоторой спутанностью сознания. П. был освобожден от наказания. (Подробную экспертизу см. в «Friedreichs Blatter».)

5. Паралитическое слабоумие
Периодическое помешательство



Современная медицина:



Поиск по сайту:



Скачать медицинские книги
в формате DJVU

Цитата:

Как вы видели, она начинается сравнительно невинным расстройством статики и походки. Однако же в дальнейшем своем развитии эти невинные симптомы превращают больного в глубокого инвалида, а сами превращаются в тяжелый крест его, — .может быть самый тяжелый, какой только приходится нести больному человеку.

Медликбез:

Народная медицина: чем лучше традиционной?
—•—
Как быстро справиться с простудой
—•—
Как вылечить почки народными средствами
—•—


Врач - философ; ведь нет большой разницы между мудростью и медициной.
Гиппократ


Медицинская классика