Главная страница


Книги:

Р.Крафт-Эбинг, Половая психопатия (1909)

1) Врожденная анестезия

Неоспоримыми примерами отсутствия полового влечения церебрального происхождения могут служить лишь те случаи, в которых, при нормальном отправлении органов размножения (приготовление семени, менструация), всякое половое возбуждение отсутствовало и отсутствует вообще. Эти функционально бесполые субъекты встречаются весьма редко и, конечно, всегда представляют собой дегенератов, у которых можно констатировать и иные функциональные церебральные расстройства, психические и даже анатомические признаки вырождения.

Наблюдение 3. К., 29 лет, чиновник, обратился ко мне по поводу ненормальностей в половой сфере; он желал бы жениться из-за своего одиночества; решение это сложилось под влиянием ума, а не чувства. Он никогда еще не испытывал чувственного возбуждения. Он знаком с половой жизнью только по рассказам других людей и по книгам соответствующего характера, но эти книги никакого впечатления на него не производили. У него нет ни отвращения к женщинам, ни влечения к мужчинам, он никогда не занимался онанизмом. С 17 лет временами появляются поллюции, но без сладострастных сновидений; эрекции появляются только утром при пробуждении и после опорожнения мочевого пузыря тотчас исчезают. За исключением недостатка полового чувства во всем остальном К. совершенно нормален. Нет никаких указаний на психические дефекты, он любит уединение, человек сухой, рассудочный, не интересующийся чистым искусством, в то же время умный и сильный.

Наблюдение 4. В., 25 лет, торговец, без наследственного предрасположения, без тяжелых болезней в прошлом, онанизмом не занимался, с 17 лет появились редкие поллюции, сопровождавшиеся обычно сладострастными сновидениями. С 21 года крайне редкие совокупления, наподобие полового акта, мастурбации на теле женщины без всякого удовлетворения. В. утверждает, что он делал это только из любопытства и вскоре прекратил, так как ни потребности, ни удовлетворения не получал, а в конце концов не было и эрекций. Влечения к мужскому полу также не чувствует. Дефект не тревожит его в сильной степени. В области этики и эстетики никаких уклонений от нормы.

Классический случай подобной категории описан Леграном дю Соллем (Annales mйdico-psychologiques, 1876, Mai).

Наблюдение 5. Ф., 36 лет, поденщик. Поступил в мою клинику в начале ноября по причине спастического спинномозгового паралича. Утверждает, что происходит из здоровой семьи. С юных лет заикается. Череп микроцефаличен. Больной несколько туповат. Он никогда не отличался общительностью, полового возбуждения не испытал ни разу. Вид женщины никогда не представлял для него какой-либо притягательной силы. Влечения к мастурбации также не испытывал ни разу. Эрекции появляются часто, но всегда только по утрам при пробуждении с полным мочевым пузырем, притом без следа полового возбуждения. Поллюции крайне редки, приблизительно не чаще раза в год. ночью, большей частью после сна, в котором ему грезилось, что у него что-то произошло с женщиной; но резко выраженного эротического содержания эти сны, как и вообще сны у него, не имеют. Акт поллюций, по словам больного, не сопутствуется сладострастным ощущением. Больной не испытывает каких-либо неудобств или мучений от этого дефекта полового чувства. Он уверяет, что и брат его, 34 лет от роду, обнаруживает то же отсутствие полового влечения, и предполагает, что этой же особенностью отличается и его 20-летняя сестра. Напротив, младший брат в половом отношении нормален. Обследование половых органов больного не обнаружило никаких отклонений, если не считать фимоза.

Хэммонд (Половое бессилие. Перев. д-ра А. Г. Фейн-берга. Спб., 1897) равным образом отбирает из своей богатой коллекции фактов следующие три случая прирожденной половой анестезии.

Наблюдение 6. Б., 33 лет, здоровый, крепко сложенный субъект, с нормальными половыми органами; ни разу не испытывал полового влечения, тщетно пытался пробудить его чтением книг соблазнительного содержания и общением с проститутками. Все эти попытки только вызывали в нем отвращение, доходившее до рвоты, нервное и психическое истощение, и лишь однажды ему удалось добиться эрекции, и то самой кратковременной. Б. никогда не предавался онанизму, с 17-летнего возраста имел каждые два-три месяца поллюции. Важные соображения потребовали его женитьбы. Он не испытывал никакого отвращения к женщине, тосковал по домашнему очагу и женской ласке, но чувствовал себя неспособным к выполнению полового акта и умер холостяком во время междоусобной войны в Северной Америке.

Наблюдение 7. X, 27 лет, с нормальными половыми органами, никогда не испытывал полового влечения. Эрекция наступала легко под влиянием механических и термических раздражений, но вместо полового влечения регулярно наступало вслед за этим влечение к алкоголю. Мало того, злоупотребление алкоголем часто вызывало самопроизвольную эрекцию, причем больной иногда прибегал к мастурбации. Он избегал женщин и питал отвращение к половому акту. Каждый раз, когда при появлении эрекции он делал попытку совершить акт совокупления, напряжение полового члена немедленно исчезало. Больной умер в коматозном состоянии после приступа гиперемии головного мозга.

Наблюдение 8. О., нормального сложения, здоровая, правильно менструирует, 35 лет от роду, замужем 15 лет, никогда не испытывала полового влечения, в отношениях с мужем ни разу не чувствовала эротического возбуждения. К совокуплению она не питала никакого отвращения, иногда оно даже было ей приятно, но желания повторить его она не обнаруживала никогда.

В дополнение к этим чистым случаям анестезии' укажем еще и на такие, в которых психическая сторона половой жизни хотя и представляет собой tabula rasa (чистую доску) в истории жизни индивида, тем не менее временами обнаруживаются, по крайней мере в виде мастурбации, элементарные половые ощущения (ср. переходный случай, наблюдение 7). Согласно остроумному, но не вполне верному и чересчур догматическому делению Маньяна, половые ощущения здесь ограничиваются спинномозговой областью. Возможно, что в отдельных подобных случаях существует все же психическая сторона половой жизни, но она имеет место лишь в виде крайне слабых зачатков и под влиянием мастурбации угасает прежде, чем успевает надлежащим образом развиться.

Здесь возникают, таким образом, переходные формы от прирожденной к приобретенной (психической) половой анестезии. Опасность эта угрожает многим наследственно отягощенным мастурбантам. В психологическом отношении интересно, что в этих случаях с преждевременным угасанием зачатков полового чувства обнаруживается и дефект чувства этического.

Считаем уместным привести в пояснение следующие два достойных внимания случая, опубликованные мною уже раньше (Archiv fьr Psychiatrie, VII).

Наблюдение 9 Ф. И., 19 лет, студент, мать — очень нервная женщина, сестра страдала эпилепсией В возрасте 4 лет — острое заболевание головного мозга, продолжавшееся две недели Ребенком обнаруживал апатичность, был холоден к родителям, на школьной скамье отличался странностями характера, всегда был замкнут, сдержан, всецело отдавался чтению и размышлениям. Хорошие способности. С 15 лет начал онанировать. Со времени наступления половой зрелости эксцентричность, постоянное колебание между религиозной мечтательностью и материализмом, увлечение то богословием, то естественными науками. В университете товарищи считали его ограниченным человеком. Читал исключительно Жана Поля, проводил время самым нелепым и праздным образом. Полнейшее отсутствие эротических влечений к женскому полу. Один раз удалось его убедить предпринять совокупление, но он не испытал при этом никакого полового удовлетворения, признал акт этот мерзостью и отказался наотрез от новой попытки. Часто у него зарождалась мысль о самоубийстве, притом без всякого эмоционального повода; он избрал этот вопрос темой для философского сочинения, в котором проводил идею, что самоубийство, подобно мастурбации, представляет акт целесообразный. После повторных попыток со всевозможными ядами принял 57 гр. опия, но был возвращен к жизни и помещен в заведение для душевнобольных.

Больной лишен всяких этических и социальных чувств. Его сочинения полны невероятного легкомыслия и пошлости. У него обширные познания, но логика крайне своеобразна. Аффективных явлений никаких. Обо всем, даже о самых возвышенных материях, рассуждает с безграничным апломбом и иронией. Он приводит ложные философские аргументы в защиту целесообразности самоубийства, которое он замышлял совершить так же спокойно, как если бы дело шло о самой обыкновенной вещи. Он страдает, что у него отняли его перочинный нож, иначе он, как некогда Сенека, вскрыл бы себе в ванне вены. Один из его друзей незадолго перед этим вместо яда, который тот просил, дал ему слабительное; этот яд, по его словам, привел его не на тот свет, а в отхожее место. Его «жизнеопасную дурацкую идею» может снести косою только великий хирург и т. п.

У больного большой ромбический череп, левая половина лба площе, чем правая; затылок спускается очень круто. Уши расширены далеко назад, сильно отстают, наружное ушное отверстие образует узкую щель. Половые органы весьма вялы, яички необыкновенно мягки и малы.

От времени до времени больной жалуется на навязчивые идеи. Он против воли углубляется в разрешение бесполезнейших загадок, в течение многих часов его мозгом овладевает в высшей степени мучительная и утомляющая навязчивая работа, после которой он чувствует себя до того изнеможенным, что не способен ни на какую разумную мысль.

По истечении года больной был выписан из больницы в том же положении и дома по-прежнему отдавался чтению, остальное же время тунеядствовал, носился с мыслью создать новое христианское учение, так как, по его словам, Спаситель страдал бредом величия и обманул мир чудесами (!). После годичного пребывания в домашней обстановке внезапно развившееся психическое возбуждение снова привело его в заведение для душевнобольных. Состояние его представляло пеструю смесь первичного бреда преследования (черти, антихрист, преследователи, бред отравления, преследующие голоса) и величия (воображает себя Христом, искупителем мира), рядом с этим совершенно импульсивные нелепые поступки. По прошествии 5 месяцев этот интеркуррентный (привходящий) психоз прошел, и больной, как и раньше, представлял картину прирожденной интеллектуальной спутанности и нравственного дефекта.

Наблюдение 10. Э., 30 лет, ученик живописца, застигнут был на месте преступления, когда он намеревался отрезать мошонку у мальчика, которого он завлек в лес. Он мотивировал свое решение желанием сделать надрез, чтобы предупредить размножения человеческого рода и заявил, что в юности он с этой же целью надрезывал и свои половые органы.

О родословной Э. не удалось добыть сведений. Сам он уже с детства был душевно ненормален: задумчив, вечно грустен, сильно раздражителен, вспыльчив, мечтателен, слабоумен. Он ненавидел женщин, любил уединение, много читал. Улыбался он лишь изредка, и то про себя, говорил всякую нелепость, делал глупости. В последние годы ненависть его к женщинам еще более усилилась, в особенности к беременным, от которых нельзя ждать ничего другого, кроме зла. Он ненавидел также и детей, проклинал произведших его на свет, проповедовал социалистические идеи, осыпал бранью богатых и духовенство, поносил Бога, создавшего его бедняком. По его словам, лучше кастрировать уже родившихся детей, чем производить новое потомство, обреченное на нужду и страдание. Этих взглядов он держался всегда и уже на 15-м году от роду предпринял попытку самооскопления, дабы не содействовать несчастью и увеличению человечества. Женский пол он презирает потому, что женщины способствуют размножению человеческого рода. Только дважды в жизни он дал себя мастурбировать женщинам; других половых сношений с ними не имел. Половое возбуждение он по временам испытывал, но ни разу не удовлетворял его естественным путем, и если натура была бессильна, то он прибегал к онанизму.

Э. — сильный, мускулистый мужчина. Развитие половых органов не представляет ничего ненормального. На мошонке и половом члене видны многочисленные рубцы от резаных ран — следы прежних попыток само кастрирования, не доведенного до конца по причине испытывавшихся им сильных болей. Правая нога с искривленным коленом. Онанизм не оставил никаких следов. Характер мрачный, упрямый, раздражительный. Социальные чувства больному совершенно чужды. Функциональных расстройств никаких, кроме сильной бессонницы и частых головных болей.

От подобного рода случаев церебрального происхождения нужно отличать случаи, в которых сексуальная анестезия обусловливается дефектом или атрофией половых органов, например у некоторых гермафродитов, идиотов, кретинов.

Что половая анестезия вызывается не простой аспермией, в этом мы убеждаемся из наблюдений Улъцмана, по которым даже при врожденной аспермии половая жизнь и половая сила могут быть вполне удовлетворительны — дальнейшее доказательство того, что причину отсутствия врожденного полового чувства нужно искать в церебральных условиях.

Менее резкую форму половой анестезии представляет «природная фригидность» Заккиаса. Этого рода анестезия наблюдается чаще у женщин, нежели у мужчин. Малая склонность к половому общению, доходящая до настоящего отвращения, само собою разумеется, без полового эквивалента, и отсутствие какого бы то ни было психического, сладострастного возбуждения при совокуплении, совершаемом просто в силу обязанности, — вот характеристика данной аномалии, на которую мне сплошь и рядом приходилось выслушивать жалобы от мужей. В таких случаях веет да речь идет о женщинах невропатических от рождения. Некоторые из них страдают вместе с тем и истерией.

8. СЕКСУАЛЬНАЯ АНЕСТЕЗИЯ (ОТСУТСТВИЕ ПОЛОВОГО ВЛЕЧЕНИЯ)
2) Приобретенная анестезия



Современная медицина:



Поиск по сайту:



Скачать медицинские книги
в формате DJVU

Цитата:

Кроме того в стопе существуют еще два движения — поднимание ее внутренного края, так называемая супинация, и противоположное движение, т.е. поднимание наружного края, пронация. Об этих движениях можно сказать то же, что о ротации бедра и голени: знание их механизма необходимо главным образом для понимания соответствующих контрактур.

Медликбез:

Народная медицина: чем лучше традиционной?
—•—
Как быстро справиться с простудой
—•—
Как вылечить почки народными средствами
—•—


Врач - философ; ведь нет большой разницы между мудростью и медициной.
Гиппократ


Медицинская классика